Стихи зарубежных поэтов для детей 5-7 лет

Стихи зарубежных поэтов классиков: известные стихотворения для детей на русском

Как-то в полночь, в час угрюмый, утомившись от раздумий,
Задремал я над страницей фолианта одного,
И очнулся вдруг от звука, будто кто-то вдруг застукал,
Будто глухо так затукал в двери дома моего.
«Гость,— сказал я,— там стучится в двери дома моего,

Гость — и больше ничего».

Ах, я вспоминаю ясно, был тогда декабрь ненастный,
И от каждой вспышки красной тень скользила на ковер.
Ждал я дня из мрачной дали, тщетно ждал, чтоб книги дали
Облегченье от печали по утраченной Линор,
По святой, что там, в Эдеме ангелы зовут Линор,—

Безыменной здесь с тех пор.

Шелковый тревожный шорох в пурпурных портьерах, шторах
Полонил, наполнил смутным ужасом меня всего,
И, чтоб сердцу легче стало, встав, я повторил устало:
«Это гость лишь запоздалый у порога моего,
Гость какой-то запоздалый у порога моего,

Гость-и больше ничего».

Обратите внимание

И, оправясь от испуга, гостя встретил я, как друга.
«Извините, сэр иль леди,— я приветствовал его,—
Задремал я здесь от скуки, и так тихи были звуки,
Так неслышны ваши стуки в двери дома моего,
Что я вас едва услышал»,— дверь открыл я: никого,

Тьма — и больше ничего.

Тьмой полночной окруженный, так стоял я, погруженный
В грезы, что еще не снились никому до этих пор;
Тщетно ждал я так, однако тьма мне не давала знака,
Слово лишь одно из мрака донеслось ко мне: «Линор!»
Это я шепнул, и эхо прошептало мне: «Линор!»

Прошептало, как укор.

В скорби жгучей о потере я захлопнул плотно двери
И услышал стук такой же, но отчетливей того.
«Это тот же стук недавний,—я сказал,— в окно за ставней,
Ветер воет неспроста в ней у окошка моего,
Это ветер стукнул ставней у окошка моего,—

Ветер — больше ничего».

Только приоткрыл я ставни — вышел Ворон стародавний,
Шумно оправляя траур оперенья своего;
Без поклона, важно, гордо, выступил он чинно, твердо;
С видом леди или лорда у порога моего,
Над дверьми на бюст Паллады у порога моего

Сел — и больше ничего.

И, очнувшись от печали, улыбнулся я вначале,
Видя важность черной птицы, чопорный ее задор,
Я сказал: «Твой вид задорен, твой хохол облезлый черен,
О зловещий древний Ворон, там, где мрак Плутон простер,
Как ты гордо назывался там, где мрак Плутон простер?»

Каркнул Ворон: «Nevermore».

Выкрик птицы неуклюжей на меня повеял стужей,
Хоть ответ ее без смысла, невпопад, был явный вздор;
Ведь должны все согласиться, вряд ли может так случиться,
Чтобы в полночь села птица, вылетевши из-за штор,
Вдруг на бюст над дверью села, вылетевши из-за штор,

Птица с кличкой «Nevermore».

Ворон же сидел на бюсте, словно этим словом грусти
Душу всю свою излил он навсегда в ночной простор.
Он сидел, свой клюв сомкнувши, ни пером не шелохнувши,
И шепнул я вдруг вздохнувши: «Как друзья с недавних пор,
Завтра он меня покинет, как надежды с этих пор».

Каркнул Ворон: «Nevermore!»

При ответе столь удачном вздрогнул я в затишьи мрачном,
И сказал я: «Несомненно, затвердил он с давних пор,
Перенял он это слово от хозяина такого,
Кто под гнетом рока злого слышал, словно приговор,
Похоронный звон надежды и свой смертный приговор

Слышал в этом «nevermore».

Важно

И с улыбкой, как вначале, я, очнувшись от печали,
Кресло к Ворону подвинул, глядя на него в упор,
Сел на бархате лиловом в размышлении суровом,
Что хотел сказать тем словом Ворон, вещий с давних пор,
Что пророчил мне угрюмо Ворон, вещий с давних пор,

Хриплым карком: «Nevermore».

Так, в полудремоте краткой, размышляя над загадкой,
Чувствуя, как Ворон в сердце мне вонзал горящий взор,
Тусклой люстрой освещенный, головою утомленной
Я хотел склониться, сонный, на подушку на узор,
Ах, она здесь не склонится на подушку на узор

Никогда, о, nevermore!

Мне казалось, что незримо заструились клубы дыма
И ступили серафимы в фимиаме на ковер.
Я воскликнул: «О несчастный, это Бог от муки страстной
Шлет непентес-исцеленье от любви твоей к Линор!
Пей непентес, пей забвенье и забудь свою Линор!»

Каркнул Ворон: «Nevermore!»

Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Дьявол ли тебя направил, буря ль из подземных нор
Занесла тебя под крышу, где я древний Ужас слышу,
Мне скажи, дано ль мне свыше там, у Галаадских гор,
Обрести бальзам от муки, там, у Галаадских гор?»

Каркнул Ворон: «Nevermore!»

Я воскликнул: «Ворон вещий! Птица ты иль дух зловещий!
Если только бог над нами свод небесный распростер,
Мне скажи: душа, что бремя скорби здесь несет со всеми,
Там обнимет ли, в Эдеме, лучезарную Линор —
Ту святую, что в Эдеме ангелы зовут Линор?»

Каркнул Ворон: «Nevermore!»

«Это знак, чтоб ты оставил дом мой, птица или дьявол! —
Я, вскочив, воскликнул: — С бурей уносись в ночной простор,
Не оставив здесь, однако, черного пера, как знака
Лжи, что ты принес из мрака! С бюста траурный убор
Скинь и клюв твой вынь из сердца! Прочь лети в ночной
простор!»

Каркнул Ворон: «Nevermore!»

И сидит, сидит над дверью Ворон, оправляя перья,
С бюста бледного Паллады не слетает с этих пор;
Он глядит в недвижном взлете, словно демон тьмы в дремоте,
И под люстрой, в позолоте, на полу, он тень простер,
И душой из этой тени не взлечу я с этих пор.

Никогда, о, nevermore!

Источник: https://stihionline.ru/

Обзор детской зарубежной поэзии — детские французские песенки

Взрослая зарубежная поэзия нравится мне намного больше нашей. Не так обстоит дело с поэзией детской, — может быть, сказывается мое обожание русских детских стихов, а может быть, переведено и разложено по научным статьям не так много.

Единственная понравившаяся мне «теоретическая» статья, посвященная переводчикам и особенностям перевода, а также — вскользь — английскому и французскому фольклору, принадлежит Михаилу Яснову и находится в третьем выпуске «Вестника детской литературы» (http://www.vestnikdl.ru/download/Vestnik_DL_3.pdf).

Тем не менее, мне удалось приобрести несколько действительно восхитительных сборников (порядка двадцати — для фанатика это количество ничтожно:)
Для удобства все найденные мной книги я разделила на три группы: народный фольклор, стихотворные сборники, имеющие авторство, и одна история в стихах.

По моим наблюдениям, авторские стихи — для ребятишек постарше (лет с трех-четырех), в то время как народный фольклор и короткие стихи-истории можно декламировать почти с рождения)

Итак, первая группа — народный фольклор.

Он отличается легкостью, сюжетностью и прекрасным чувством смешного, а также особой динамикой и музыкальностью, которая так и толкает нас запеть и заплясать. Он завораживает, играет, держит внимание от зачина и до конца.

Долго я думала о национальных оттенках. Когда сопоставляешь песенки английские, французские, русские и т.д., разница уловима, но словом подцепить ее практически невозможно. Конечно же, получится субъективно, но я попробую)

  • английский фольклор, представленный переводами С. Маршака, К. Чуковского, М. Бородицкой

Английские стишки и песенки — чуть с горчинкой, есть там смех не столько над ситуацией, сколько над самим человеком. В русском фольклоре, кстати, такой «злой» смех тоже есть. Хотя русский фольклор — он больше хоровой, раздольный и назидательный.
У Маршака мне неизменно нравится этот сборник, где собраны, в числе прочих, чешские и английские песенки («баллада о королевском бутерброде», «Робин-Бобин», «Шалтай-Болтай», «Храбрецы», «Дом, который построил Джек» и др.).

Вот в этой книге, начисто лишенной иллюстраций (нет, что-то там, конечно, есть, глубоко пасторальное, но для ребенка совершенно неподходящее), английских песенок намного больше:

Про Чуковского отдельно говорить не буду (не нашла подходящих сборников, посвященных именно переводам), а про Бородицкую скажу чуть позже) Испанский фольклор — это сама жизнь, детское удивление всем, что эту жизнь составляет.
Вот эта книга сама по себе очень необычна. Во-первых, стихи в ней представлены сразу в двух вариантах: на русском и на испанском. Во-вторых, меня крайне привлекает буйство красок и испанский колорит, который она привносит в нашу серую сибирскую жизнь.

  • шотландская, шведская, голландская поэзия в переводе Ирины Токмаковой

Очень она мне нравится, европейская народная поэзия. Вся она — нежная, чуткая любовь к животному и к человеку. И волшебного в ней больше, чем где-либо.
Долго раздумывала, заказывать ли эту книгу. Развороты, выложенные в Лабиринте, меня к этому никак не побуждали (здесь я добавила своих). Но взяла — из-за Токмаковой. И не пожалела совсем!

На мой взгляд, французский фольклор — это такая постоянная лукавая усмешка, взрыв смеха, такой легкий хохот — не над человеком, а просто потому, что жить хорошо.
Этот сборник я взяла из-за стихотворения про братишку, который ловит в луже рыбу. Такое отношение к погоде и к детским шалостям меня подкупило давно, со времен скачивания неизвестных стишков в интернете, но я понятия не имела, чьего роду-племени этот стишок. И вдруг — такое сокровище. Книга сразу стала любимой, читаем мы ее бесконечное количество раз. Ник начинает улыбаться с первых же строк, — он ждет шутливого «ой, врешь, куманек» , «апчхи», или «Ах-ах», в которые я вкладываю всю игровую интонацию, на которую способна.

Горстка японских стихов, представленная в сборнике «Журавлиные перья» с иллюстрациями Мая Петровича Митурича, перехватывает мне дыхание.

Стихи, имеющие авторство

Пожалуй, один из самых драгоценных наших стихотворных сборников — «Королевская считалка». В ней собраны стихи Милна, Фарджен, Стивенсона, Ривза, а также английские песенки в переводе М. Бородицкой. Мое любимое стихотворение, конечно, про Винни Пуха, который сокрушался о своей величине:)

У Эдварда Лира есть много чего, но мы с мужем и сыном не на шутку влюблены в эту книгу. Бесконечные его старички и дамы, в которых я давно и беззаветно влюбилась, здесь получают роскошные воплощение. И пусть сколько угодно говорят о том, как важны для развития детской фантазии книги без иллюстраций, я все равно считаю, что ценны и чужие художественные фантазии тоже. Мы же, например, читаем в книгах чужие мысли и не боимся, что из-за этого не научимся думать сами. Так что я — за иллюстрации. Особенно — за такие!

Вообще-то я советую Алана Милна гуглить) Потому что на пространствах интернета можно встретить множество стихов, которые я не нахожу в печатном варианте или нахожу не такими, какими их ожидала увидеть.
В этой книге, например, живут и царствуют переводы, с которыми я не согласна. Невозможно ведь не чувствовать разницу:
ОТЧЕГО МЫШКА СОНЯ ТАК КРЕПКО СПИТ

Жил на грядке зверёк, на кроватке из трав,

Где дельфиний лилов и гераний кровав.
Был он счастлив глядеть,
любоваться без слов,
На гераний кровав и дельфиний лилов.
. . . . . . . . . .
Как-то Доктор по городу делал обход
«Вы в кровати, мой друг?
Целый день? Круглый год?»
Я пощупаю пульс. Я послушаю грудь.
Мне от ваших цветов беспричинная грусть.»
Отвечал ему Соня, спокоен и твёрд:
«Я проверил цветы всевозможных пород.
И клянусь, что не знаю прекрасней цветов
Чем гераний кровав и дельфиний лилов».
Доктор взял свою шляпу, собрал саквояж.
«Мы вас вылечим. Только заменим пейзаж.
Пятьдесят хризантем. В бело-желтых тонах».
И ушёл, погружен, как буддийский монах.
Было ласковым солнце, а ветер суров.
Был гераний кровав и дельфиний лилов.
Был счастливым мышонок под сенью дубрав,
Где дельфиний лилов и гераний кровав.
. . . . . . .. .
Доктор скоро вернулся и кланялся всем.
Он с собою привёз пятьдесят хризантем.
«Я принёс вам — сказал он — целебнее трав,
Чем дельфиний лилов и гераний кровав.»
Санитары его корчевали без слов
И гераний кровав и дельфиний лилов.
А потом посадили во вскопанный прах
Пятьдесят хризантем в бело-желтых тонах.
Доктор часто с тех пор приходил по утрам,
(Знать не спится у нас по утрам Докторам)
О новейших лекарствах тепло говорил,
Витамины давал, хризантемы хвалил.
. . . . . . . . . . . . .
Бедный Соня молчал и на грядке лежал.
Веки лапками он плотно-плотно прижал,
Чтоб не видеть, не думать,
не помнить, не знать
Пятьдесят хризантем в бело-желтых тонах.
Он лежал среди сна, среди милых цветов.
Был гераний кровав и дельфиний лилов.
И была ему пухом зелёным кровать,

Читайте также:  Баратынский «отъезд» читать

Где дельфиний лилов и гераний кровав.

BEFORE TEA

Эммелин пропала. Она ушла
Неделю назад, а её всё нет.
На краю поляны есть два высоких ствола
Она прошла между ними,
а мы побежали вслед.
Эммелин, постой! Ничего плохого,
Просто руки с улицы надо мыть!
Мы искали её
с пяти до половины восьмого,
Но домой ни с чем возвратились мы.
Эммелин вернулась. Она пришла
В сумерках, через двенадцать дней,
Миновав те самые два ствола.
Мы увидели в сумерках и побежали к ней.
«Эммелин!
Эммелин, прошло полторы недели!
Что случилось с тобою? Где пропадала ты?»
«Пустяки, господа, я была у самой королевы
И она сказала, что руки мои чисты.

Но книга все равно очень уютная. Она малюсенькая. И озорная. И какая-то…старинная, что ли. И приятные переводы в ней тоже есть. Хорошо, что она появилась у нас.

Европейцы есть европейцы: дни, залитые светом, бесконечность оттенков, настроений и чувств…стихи вкусные, сравнимые с обедом из семи лакомых, тонких и невесомых блюд.
Две завораживающих книги демонстрируют мое утверждение:
1. Стихи современных французских поэтов — «Месье, месье, который час?»

2. и стихи голландских детских поэтов Ханса и Моники Хаген — «Всех любимей — ты».

Европейцы есть европейцы, а евреи есть евреи. Что-то живет в этих стихах до такой степени самобытное, пронзительное, страдальческое, что только и делаешь, что молишься, чтобы кто-нибудь гениальный перевел еще хотя бы один сборник Кади Моравской. Пока он такой один.
Какая это поэзия! И какие ребятишки на страницах этой потрясающей книги…

Сборник стихов норвежских поэтов «Грустный кондитер» вызывает у меня смешанные чувства: я пока не знаю, люблю ли эти стихи. В них тоже есть юмор и тоже есть грусть, но другая.

  • Две истории от Линли Додда из Новой Зеландии — про храброго Пушка и Тишку-плутишку — можно читать практически с рождения. Есть в этих стихах одна очень важная особенность: принцип их построения основан на нанизывании грамматических конструкций (как в «Репке», например, или в «Теремке»), что очень даже хорошо для развития детской речи. И они такие веселые!

  • Пол Гэльдон. «Рукавички». Этот вариант «Рукавичек» мне нравится гораздо больше, чем перевод С. Маршака. А уж иллюстрации, иллюстрации-то какие!

  • Сюзи Моргенштерн «Я сотворю чудеса» (в переводе Михаила Яснова(!)). Сколько в этой тоненькой книжке бескорыстных мечт, которые во мне живы до сих пор: чтобы никто не умирал, никто не болел, чтобы зло было наказано. И главное — такая детская вера в то, что все это может сделать человек. Она глубокая, очень. И необычная.

И, наконец, по-настоящему детские книги от Шела Силверстайна и Джулии Дональдсон. Визуально они разные, но чем-то эти американчики схожи.

Может быть, своим дурачеством, простотой изложения и таким чистым, только в детстве возможным юмором. Я, кстати, сказками Д. Дональдсон покорена.

Они интересные и такие яркие! И, думаю, психологические, но не заунывно, не навязчиво психологические, а так, ненароком)

Зарубежная поэзия, такая разная, такая сочная, такая другая — по характерам, юмору, восприятию мира, — безусловно, должна быть. И я очень надеюсь, что мы со временем заполучим ее всю: поэзию африканскую, индийскую, китайскую, европейскую, — эту истинную драгоценность человечества.

Источник: https://www.BabyBlog.ru/community/post/kids_books/3136591

Волшебная рубаха. стихи и сказки английских и американских писателей

Волшебная рубаха
Стихи и сказки английских и американских писателей
в пересказе Елены Липатовой

Оливер Герфорд
(1863 — 1935)

Родился в Англии, но всю жизнь прожил в Америке. Сейчас имя его мало кому известно. Книги не переиздаются… Но несколько стихотворений, в том числе и история про гнома и мышь, оказались литературными долгожителями.

Гном и Мышь

В дороге застигнутый сильным дождём,
Залез под поганку испуганный гном.
Там сладко храпела огромная мышь!
— Вот это соседство… —
Подумал малыш. Чихнув с перепугу, хотел убежать он,
Но дом далеко, да и дождь неприятен!
Не видно укрытья
Ни слева, ни справа… Но тут улыбнулся малютка лукаво,
Поганку сорвал и, довольный собой,
Под крышей спокойно
Вернулся домой. Проснулась тем временем мышь на полянке,
Всплеснула руками, не видя поганки,
Волнуясь, кричит на весь лес:
— Это сон?! Так зонтик когда-то был
Изобретён!

Вильям Смит
(р.

1918)

Американский поэт, работавший в жанре «нонсенса». Его очень смешные стихи привлекли внимание многих переводчиков, так что это имя известно русским читателям. Основной чертой его произведений является их полная непредсказуемость.

Честно скажу, когда я переводила коротенькую историю про зебр, я даже пожалела, что это — перевод, а не моё собственное создание!

Зебры

Заспорили раз учёные,
Белые зебры или чёрные. Одни говорили:
— Зебры белые
               с чёрными полосами!
Другие твердили:
— Нет, чёрные,
               с белыми полосами! …А зебры хотели им подсказать,
да запутались сами.

Луна

Мы белую кошку назвали Луной,
Её принесли мы в корзинке домой,
Она подружилась со мной. Когда в пол-окошка сияет луна,
Задумчиво кошка сидит у окна —
Луне при луне не до сна. Глядят друг на друга в ночной тишине Луна в небесах и Луна на окне —
В глазах у Луны — по луне…

Джеймс Ривз
(1909 — 1966)

Английский поэт, написавший много весёлых книг для детей.

Занимался мифологией и переводами, перевёл на английский язык «Сказку о золотом петушке» А. С. Пушкина.

Принцесса Глория

Прекрасна принцесса Глория
С большими, как море, глазами!
Целыми днями она
Сидит перед зеркалами. Нежнее зари румянец,
Темнее ночи ресницы!..
Просят её руки
Юные графы и принцы,
За ней из заморских стран
Богатые шлют каравеллы!.. Но всем отвечает «Нет»
Гордая дочь королевы. Потому что только себя
Любит красавица Глория,
Смотрит она в зеркала,
В глазах —
               одинокое море…

Джон Хей
(1838 — 1905)

Американский поэт конца Х1Х века. Дипломат, считавший свою дипломатическую карьеру случайностью. С 1897 года — посол в Великобритании.

Из всего написанного им особенной известностью пользуются баллады, среди которых я и нашла его сказку «Волшебная рубаха».
     
Сюжет о заболевшем короле и «волшебной» рубахе я сначала встретила в сборнике югославского фольклора, и лишь потом — в обработанном виде — в коллекции сказок и баллад на английском языке.

В своём переводе-пересказе с английского я старалась сохранить интонационный рисунок, изменяя детали. Так, я гораздо мягче обошлась с незадачливыми докторами. В английском варианте им всем поотрубали головы!

Волшебная рубаха

— Я заболел! — сказал король. — Но чем — пока не ясно: Я сплю все ночи напролёт, И аппетит прекрасный. И даже горло не болит!.. — Добавил он со стоном. Тотчас двенадцать докторов Предстали перед троном. — Его Величество здоров! — Сказал один из докторов, Мудрейший из учёных. Чернее тучи стал король И крикнул слугам: — Вон их! — Есть средство верное одно, — Шепнул ловкач-придворный. — Но стоит дорого оно… — И плут вздохнул притворно. — Получишь золота мешок, Коль сможешь мне помочь!.. — Король, в рубахе из холста Проспать ты должен ночь! Но не в такой, что смастерит Портной или швея — Её владелец должен быть Счастливей короля! Тотчас король издал указ: «Счастливого найти!» И сели слуги на коней, И разных встретили людей Несчастных на пути: Один мечтает о семье, Другой женат сто лет, Но оба хором говорят, Что счастья в жизни нет! Бедняк надеется сыскать Зарытый кем-то клад, Богач от жадности не спит, Богатству он не рад. Один — бедняк, Другой — дурак, А третий хнычет просто так, Судьбу свою кляня… Всю землю слуги обошли, Но человека не нашли Счастливей короля! Гонцы решили отдохнуть, С вином достали флягу, И тут у городских ворот Увидели бродягу. Он улыбался и свистел, Как птичка, беззаботно, И на вопросы царских слуг Ответствовал охотно. — Бог в помощь! — Вымолвил гонец, Чуть жажду утоля. — Сдаётся мне, дружок, что ты Счастливей короля. — Вы не ошиблись, добрый сэр! Прошу меня простить, Но у бродяг так много дел, Что некогда грустить. Как ветер вольно я живу!.. Гонец шепнул: — Ура!.. Послушай, парень, Одолжи Рубаху до утра. А коль не хочешь — то продай. Ты, вижу, не богат. Вот сто дукатов. Получай! А нам пора назад. Свалился нищий на траву И хохотал полдня: — Я рад бы, сэры. Только нет
               рубахи у меня!

Шел Силверстайн
(1930-1999)

Один из самых известных и любимых современных американских детских поэтов. Ещё в школе он начал писать стихи и рисовать к ним смешные картинки, но в то время будущий писатель совсем не думал о литературной карьере «детского поэта». Он начинал как карикатурист, писал лирические стихи, песни и пьесы для театра. Его первая и самая знаменитая книга для детей «The Giving Tree» («Дарящее дерево») была отвергнута издателем, который почувствовал, что произведение находится на границе между «детской» и «взрослой» литературой, а значит, эту книгу трудно будет продать. Чутьё не обмануло опытного издателя: первая книга Шела Силверстайна понравилась и детям, и взрослым.
     
«Жираф ростом со шкаф» — образец поэзии нонсенса. Мне было очень весело пересказывать это стихотворение, нагромождая одно невероятное событие на другое. Вот представьте себе, что у вас есть жираф ростом со шкаф…

Жираф ростом со шкаф

    Вот жираф — Ростом со шкаф.

Если он купит голубой пиджак, И в карман положит пятак, И если в кармане дыра,То получится кто?

    Жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке,С пятаком в кулаке.

Если он наденет берет, А в берете — билет на балет…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балетеС билетом в берете.

Если козы Подарят жирафу розы…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балете С билетом в берете, С букетом роз -Подарком от коз.

Если в дыру в кармане Заползёт змея по имени Маня…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балете С билетом в берете, С букетом роз — Подарком от коз,С Маней в кармане.

Если злющая муха Залезет жирафу в ухо…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балете С билетом в берете, С букетом роз — Подарком от коз, С Маней в кармане,С мухой в ухе.

Если он найдёт чемодан, В котором живёт таракан…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балете С билетом в берете, С букетом роз — Подарком от коз, С Маней в кармане, С мухой в ухе,С чемоданом с тараканом.

Если знакомый грач Принесёт в клюве мячИ пригласит жирафа на матч…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балете С билетом в берете, С букетом роз — Подарком от коз, С Маней в кармане, С мухой в ухе, С чемоданом с тараканом,С грачом с мячом.

Если толстый кит под зонтом Помашет жирафу хвостом, А жираф ответит: Привет!И пригласит кита на балет…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балете С билетом в берете, С букетом роз — Подарком от коз, С Маней в кармане, С мухой в ухе, С чемоданом с тараканом, С грачом с мячом,С китом под зонтом.

Если он залезет на подъёмный кран И вместе с краном провалитсяВ котлован…

    Получится жираф Ростом со шкаф, В голубом пиджаке, С пятаком в кулаке, Сидящий в балете С билетом в берете, С букетом роз — Подарком от коз, С Маней в кармане, С мухой в ухе, С чемоданом с тараканом, С грачом с мячом, С китом под зонтом, На кране в котловане.

Если у вас есть лиана, Чтобы вытащить жирафа Из котлована… А кит помашет зонтом И уплывёт в гастроном… А грач запустит в окно мячом И скажет, что он ни при чём… И если найдётся тот мальчуган, Который потерял чемодан, В котором живёт таракан… И если злющей мухе Надоест сидеть у жирафа в ухе… А змее Мане Станет тесно в кармане… И если повянут розы, Которые подарили козы… А пёс Барбос утащит берет, А в берете билет на балет… И если жираф потеряет пятак, И отдаст в химчистку пиджак…А потом повесит его в шкаф…

    То получится ПростоЖИРАФ.
Читайте также:  Внеклассное мероприятие на масленицу для 2 класса. сценарий

Случай с бегемотом

Один бегемот — он мечтателем был! —
Картонные крылья на рынке купил,
И в горы полез, где лежали снега!
Под ним — океан,
Над ним — облака! Он топал по тропам,
Тяжёлый, как слон —
          Трам-тири-топ!
И крыльями хлопал Картонными он —
          ХЛОП!
Счастливый конец:
Он крылья пришил
И вершину нашёл —
Трам-тири-ра!
И в небо ВЗЛЕТЕЛ,
Как горный орёл —
УРРА!!!
Несчастливый конец:
Он крылья расправил
Как стрекоза —
Трам-тири-ах!
И… прыгнул с утёса,
Зажмурив глаза —
ТРРАХ!!!
Трусливый конец:
Он вниз посмотрел —
Под ним океан…
Трам-тири-ой!
Он крылья сложил
И засунул в карман —
И молча вернулсядомой.

Летучий мышонок

Солнце светит
В узкие щели,
Летучий мышонок
Проснулся в пещере.
Глаза приоткрыл
И хнычет:
«Бабусь!
Включи темноту —
Я света боюсь!»

[в пампасы]

Источник: http://www.epampa.narod.ru/lipatova/rubaha.html

Веселые стихи зарубежных авторов

Халфдан Рассмуссен

               * * * История эта правдива вполне:в одной небольшой отдаленной стране,в одном очень маленьком доме с крылечкомодин очень маленький жил человечек,а с ним исключительно малая мышка…

Казалось бы, с виду такие малышки,А петь начинали, — и странно всем былооткуда берутся и голос и сила?Сидят на крылечке, поют себе хором,а песенку слышно за речкой и бором…

Казалось бы, оба — такие малышки, —

всего-то пустяк: человечек и мышка.

      Перевод Михаила Грозовского

   Ночные мысли черепахи,
   страдающей от бессонницы
   на подстриженном газоне:

   Земля, конечно, плоская,
    Притом ужасно жесткая.

       Перевод Григория Кружкова

Шэл Силверстейн

    Если я был бы…

Если я был бы маленький-маленький гном,Я умывался бы каплей одной дождя,Я бы на божьей коровке ездил верхом,Удочку прятал в дырочку от гвоздя,Я бы под дверями запросто проходил,Мне бы комар казался большим орлом,Блюдце — широким озером, если бы я был…Если бы я был маленький-маленький гном.

Я бы ни папу, ни маму обнять не мог, Разве мизинчик, и то — не наверняка,Я бы в испуге шарахался из-под ногДаже полуторамесячного щенка.Если бы мне подарила конфету «Полет»Тетя, которая очень любит меня,Я бы конфету эту ел целый год,Фантик один разворачивал бы полдня.Чтоб написать короткое слово «привет»,Я бы с неделю ворочал вечным пером…

(Эти стихи я писал четырнадцать лет,

Я ведь и есть маленький-маленький гном.)

               Перевод Григория Кружкова

Огден Нэш

          Микроб

Совет

     Микроб — ужасно вредное животное:     Коварное и, главное, щекотное.     Такое вот животное в живот     Залезет — и спокойно там живет.

     Залезет, шалопай, и где захочется     Гуляет по больному и щекочется,     Он горд, что столько от него хлопот:     И насморк, и чихание, и пот.

     Вы, куклы, мыли руки перед ужином?     Ой, братец Лис, ты выглядишь простуженным…     Постой-ка, у тебя горячий лоб:

     Наверное, в тебе сидит микроб!

                  Перевод Григория Кружкова

Уолтер Де Ла Мар

      Увы!

Энн, скорей беги сюда!Видишь, там сковорода?Рыба, что на ней печется,Протянула мрачно: «Мда-а…».Если это я придумал,Не сносить мне головы!Рыба, вынырнув из масла,Грустно молвила: «Увы!».Так тоскливо, так несчастноРыба на меня смотрела,А потом, нырнув обратно,

Снова в масле зашипела.

         Джемима

   Имя мое — Джемима.   Но разве же это имя?   Мой папа — добрейшей души человек,   И мама, и Боб — зовут меня «Мэг».   И только сестра, завистливо глядя   На чудных волос моих светлые пряди,   Кричит, насмехаясь, дурацкое имя:

   «Джемима, Джемима, Джемима!»

             Перевод Анны Крючковой

01.09.1999

Источник: https://read-ka.cofe.ru/U-nas-v-gostyah-poet/Veselyie-stihi-zarubezhnyih-avtorov

CАЙТ КОШКИ МАСЯНИ КОТО — ЛИРИКА

Львов свирепых сотворил Бог, кровожадных по натуре, а потом возникла кошка – львица, но в миниатюре. Генрих Гейне

Стихотворения зарубежных поэтов о котах и кошках

Стихи зарубежных поэтов о котах — иностранные стихи о кошках — стихотворения зарубежных авторов о кошачьих — душевные стихотворения о котах — Говард Филипп Лавкрафт — А.Ч.

Суинберн — Томас Стернз Элиот — Дж. Р. Р.

Толкин — грустные стихи о котенке — лирические стихи о кошках — добрые стихотворения о котах — поэтические произведения о кошачьих — душевные стихи о котах

Чарльз Косли (перевод Мария Фаликман). Один мой знакомый Один мой знакомый — Видать, неспроста — Повсюду носил На макушке кота. По саду, по лестнице, Ночью и днём, Куда б ни отправился — Кот был при нём. Носил на работе, Носил в выходной, На ярмарку, в гости, Зимой и весной.

При том без зонта Не ступал за порог, Чтоб в дождь или снег Его кот не промок. Бежал суеты, Не курил табака, Ведь кот рассердился бы Наверняка. Когда же Ложился он спать вечерком, Был кот ему славным Ночным колпаком.

— Случись вам, — твердил он, — Весь свет обойти, Вам шляпу такую Нигде не найти: И голову греет До самых ушей, И к вам не подпустит Ни крыс, ни мышей! А вам не встречалась ли Сказка о том, Как некто ходил Повсеместно с котом?

Тед Хьюз (перевод Владимира Светлосанова). Кот леди Эстер Весь день напролёт спит этот кот И драным ухом не поведёт. Вечные драки и многожёнство — Всё это знать о себе даёт. Поэтому спит до заката кот. Потом зелёные открывает Глаза-изумруды и во весь рот, Клыки обнажив, широко зевает.

Бытует легенда, что некий кот Вцепился рыцарю прямо в шею, Да так вцепился, что рыцарь тот Погиб, как мученик. Кровь алеет На камне в Банборо. Этот кот С любой дворнягой запанибрата, За пояс тявкающих заткнет; Они — ощипанные цыплята, А он — чертовски живучий кот! Заговорён от клыков и пули, Всегда он шкуру свою спасёт. Покуда совы глаз не сомкнули, Кот колобродит.

Обратите внимание

Блудливый кот По крышам в лунную ночь блуждает. Все спят. Он что-то там замышляет, Подкарауливает и ждёт.

Вислава Шимборска (перевод: Анастасии Байздренко). Кот в пустом доме Говорят, он ушёл — умер. Так с котами не поступают. Я по дому ходить буду — Поищу, не здесь ли хозяин. Почешу я щёки о мебель, Навострю об косяк когти — Человек мой, ну где ты, где ты??? Ты, должно быть, ушёл в гости.

Ничего не менялось вроде, Те же стулья, горшки с цветами — Но хозяин уже не ходит, Не включает свет вечерами. По-другому пахнет в квартире, И другие — шаги за дверью. И другими руками рыбу На тарелку кладут зверю. По-другому текут сутки, По-другому скрипит мебель — Мой хозяин ушёл. Жутко. Без хозяина я не умею. Я ищу его неустанно — По шкафам, под ковром, по полкам.

Нет нигде его, очень странно. Был бы псом — так завыл бы волком. Разбросал все бумаги в доме, По ковру разнёс наполнитель — Никого мне не надо кроме, Лишь хозяина мне верните. Пусть придет поскорей обратно: Я ему покажу — дружбу! Я не буду скакать и мявкать — Так с котом поступать не нужно. Отверну от него усищи, И прижму к голове уши… …

Возвращайся, хозяин, слышишь?! Для меня ты — один. Лучший…

Вислава Шимборска (Перевод Владимира Луцкера). Котенок в пустом доме Умереть — котенку было б в милость: Что еще осталось для котенка В опустевшем доме. Коготки точить и рвать обои. К мебели ласкаться, — все пустое.

В доме ничего не изменилось, Но как будто стало все иное; Ничего не уносили вроде, А просторно, словно в огороде. В сумерках уютный свет не льется… Спит котенок, ушко чуть дрожит: Все шаги на лестнице — чужие, И чужие руки положили В мисочку отваренную рыбку.

В час привычный С радостной улыбкой Не подбросил киске Пробку с ниткой Давний друг… Играли и играли, Только друга вдруг нигде не стало… Все шкафы исследовал котенок; Не ленясь смотрел на каждой полке; Под диван протиснулся — без толку. Наконец на свой котячий страх Преступил запрет и стал искать Друга на столе среди бумаг. Что осталось? — Ждать: лежать и спать. Друг уехал.

Друг застрял в гостях. Друг забыл скучающего киску. Он вернется с просьбою в глазах О прощеньи. Без прыжков, без радости, без писка, Медленным движением хвоста Мы простим; и отвернемся к миске.

Вислава Шимборска (перевод Н. Астафьевой). Кот в путой квартре (вариант) Умереть — так с котом нельзя. Ибо что же кот будет делать в пустой квартире. Лезть на стену.

Отираться среди мебели. Ничего как бы не изменилось, Но все как будто подменили. Ничего как бы не сдвинуто с места, Но все не на месте. И вечерами лампа уж не светит. На лестнице слышны шаги, но не те. Рука, что клала рыбу на тарелку, Тоже не та, другая. Что-то тут не начинается В свою обычную пору. Что-то тут не происходит как должно.

Кто-то тут был и был, а потом вдруг исчез, и нет его и нет. Обследованы все шкафы. Облазаны все полки. Заглянуто под ковер. Даже вопреки запрету Разбросаны бумаги. Что тут еще можно сделать? Только спать и ждать. Но пусть он только вернется, Пусть только покажется. Уж тут-то он узнает, Что так с котом нельзя. Надо пойти в его сторону, Будто совсем не хочется, Потихонечку, На очень обиженных лапах. И никаких там прыжков, Мяуканий поначалу.

Стихи о кошках и котах    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35

Важно

   Если вы понравитесь кошке, она позволит вам стать ее другом, но хозяином – никогда!

Теофил Готье

Источник: http://www.scorp12on.narod.ru/38-13.html

Эти стихи выучатся сами! Лучшие современные детские поэты

У него есть масса прекрасных современников, пишущих обалденные стихи для малышни от двух до девяноста двух. Завидуй! А лучше читай вместе с потомком. Позитива получится в два, нет, в сто раз больше!

Маша Рупасова

“Живу в маленьком городке на берегу Тихого океана, пишу стихи и сказки, наблюдаю за тем, как растет мой ребенок. Ребенок – это окно в новое измерение, и я очень много времени провожу у этого окна”.

Да, фейсбучные истории Маши Рупасовой о сыне Максоне, главном тестировщике ее творчества, и разнообразных переживаниях большой души – это отдельное и постоянное удовольствие.

*** Мама дома? Мамы нет. Мама вышла. В интернет. Мама ищет В интернете, Как дела На белом свете. Кофе пьет, Глазами водит – Что там в мире Происходит? Мама, я тебе скажу!

В мире я происхожу!

Вадим Левин

“Мне повезло, когда я родился. Случилось это очень давно – в 1933 году… В детстве у меня было много замечательных книг с добрыми, умными и веселыми стихами. Я запоминал эти стихи наизусть, играл с ними… и пробовал сочинять собственные. Пробовал, пробовал, пробовал и привык”.

Читайте также:  Игры на развитие речи ребёнка 5, 6, 7 лет

Левин – экс-харьковчанин, ныне гражданин Марбурга, живой классик, автор бессмертной “Глупой лошади” и не только.

Стихи с Драконом

В мои стихи с утра Забрел один Дракон, Сказал: “Давно пора!” – И проглотил балкон. Проспал полдня, зевнул И объявил: “Обед”. Привстал и слопал стул, Буфет и кабинет.

Не знаю, что Дракон Ест на исходе дня… А вдруг на ужин он Включит в меню Меня? Навязывать свой вкус Дракону я не буду И утверждать боюсь, Что я – плохое блюдо.

Конечно, может он Что хочет есть на ужин, Но мне такой Дракон

В моих стихах не нужен.

Андрей Усачев

“Сначала я хотел быть путешественником, потом я хотел быть геологом, потом музыкантом, а в итоге стал писателем. Не всякий писатель сразу знает, что он станет писателем. Толстой, например, сначала был военным…”

А Усачев еще и драматург, и сценарист. Помните “Умную собачку Соню”? Это именно он ее придумал. Потому что вместо дочки Сони у него родился сын Миша – так не пропадать же было такому хорошему имени!..

Три брата Три брата-акробата Пошли однажды в парк: Один – с зонтом, Другой – с котом, А третий – просто так. Вдруг хлынул дождь… Скорей под зонт! Но мало проку в том: Втроем никак не влезть под зонт, Тем более – с котом. И все же братья под дождем Пришли домой сухими: Один – с зонтом, Другой – с котом,

А третий – с остальными!

Артур Гиваргизов

“Как сейчас помню: «Гиваргизов, чтоб к следующему уроку сочинение о лете лежало у меня на столе!» Ну а на следующем уроке, понятно, сломанная указка, крик: «В каком Аиде?! Какой еще брат Зевса?! Выйди вон!» В общем, прямо в школьном коридоре, я почувствовал себя великим писателем. Потом, правда, вышел на улицу и очень быстро побежал в Коломенское гулять. И почувствовал себя великим бегуном…”

Поэзию Гиваргизова узнать проще простого: если сначала громко ржешь, а потом, отдуваясь, бормочешь: “Ну и хулиган, а еще такой большой дяденька…” – это точно он!

Непривычно “Что ты, Сережа, сегодня не в духе?” – Спросили, кусая Сережу, две мухи. “Его разморило от сильной жары”, – Сказали, кусая его, комары.

“Давай, улыбайся и высуши слезы”, – Сказали, кусая, пиявки и осы. “Ведь нам непривычно, всегда был веселый”, – Сказали, кусая, собаки и пчелы.

“А, может быть, он заболел, вот и грустный?”

“Отстаньте от мальчика, главное, вкусный!”

Тим Собакин

“Когда я почувствовал, что не сегодня-завтра мои стихи могут опубликовать, задумался над псевдонимом. Но ничего путного мне в голову не приходило. И вот увидел по телевизору детский фильм.

Там мальчик стоит перед эскадроном, худенький такой… А командир торжественно: «За проявленное мужество и героизм объявляю благодарность Григорию… фамилия-то у тебя как?» Тот отвечает: «Да Собакины мы…» И я сразу понял: это мое”.

На самом деле он Андрей Иванов – но вы только почитайте его стихи и прозу… И сразу воскликнете: как пишет, Собакин! А еще он был главредом великого и бессмертного журнала “Трамвай”.

Откровение гусеницы Как только луна В обрамление окон Войдет добровольною узницей, Я под одеяло, Как в стеганый кокон, Вползаю противною Гусеницей.

И там размышляю О чем-нибудь мудром, Застыв цилиндрической палочкой. И кажется мне, Что из кокона утром Я выпорхну милою Бабочкой.

Но утро приходит – И солнце на лужу Сквозь облако Светит растерянно… Из кокона Я выползаю наружу

Невинные портить растения.

Людмила Уланова

“Живу в Казани, работаю переводчиком в компьютерной фирме. Чаще пишу для детей и для тех взрослых, которые никак не хотят расставаться с детством. Но главное мое достижение – конечно, дочка Сашка. Кстати, она тоже иногда пробует силы в стихоплетстве. Мы с ней часто играем «в рифмы» и «в стишки» – очень веселое занятие, всем советую!”

А мы подозреваем, что Мила Уланова на самом деле в душе – циркачка. Почитаешь, как у нее получается жонглировать словами – и на сердце остается сплошная белая зависть. Ну и еще радость.

Хозяйственный жучок Пыхтит Жучок – он тащит одуванчик, Чтоб из него соорудить диванчик. Несет к себе в берложку красный перчик, Ведь он пустой – сойдет под шифоньерчик. Он сделает из шишек этажерки, Из камня столик, а из щепок – дверки. Лишь с люстрой до сих пор вопрос неясен, И Светлячок упорно не согласен!

Друг, называется…

Григорий Кружков

“Пожалуй, самое яркое детское переживание от встречи со стихами связано с тем временем, когда я чем-то болел, сильно температурил. Мне было года два, совсем малыш. Мама носила меня по комнате на руках и, чтобы успокоить, читала: «Погиб поэт, невольник чести, пал оклеветанной молвой…». Так это и вошло в меня с тех пор”.

Кружков одновременно и физик, и переводчик, и преподаватель, и философ. И в его детских вещах парадоксов, иронии и веселого абсурда не меньше, чем в его любимых и активно им переводимых английских классиках.

Ррры! Вышел Лев Из-за горы И, подумав, Молвил: – Ррры! Подлетели какаду: Что имели вы в виду? Рразорву и ррастерзаю? Рразнесу и рразметаю? Рраспугаю всех подряд? Лев сказал:

– Я просто РРРАД!

Михаил Яснов

“В детстве я был уверен, что стану большим серьезным поэтом. Потом к стихам прибавился перевод, детская поэзия, эссеистика, рецензии, статьи, история… В результате получился кентавр”.

Яснов подарил детской литературе (то есть, нам!) огромное количество переводов с французского – и аж шестьдесят книжек собственных стихов для детей.

*** Я утром вышел из дверей – Кругом была весна, И стая мыльных пузырей Летела из окна. Она летела так и сяк, И вбок, и вдаль, и вширь, А впереди летел вожак – Большой такой пузырь.

Сперва вперед, потом назад, И вниз, и вверх опять, – Но пузырей и пузырят Никак не мог собрать. Один, веселый как во сне, На проводах повис, Другой, поднявшись по стене, Уселся на карниз.

А третий, солнцем ослеплен, Свистел: “Фа-ми-ре-до…” И полетел на старый клен, –

Наверно, вить гнездо.

Петр Синявский

“Иногда сижу в ресторане или иду по улице, и что-то вдруг придумывается. Книжку «Грибная электричка» я писал минут сорок, а «Зеленую аптеку» – семь лет”.

Синявский начал писать стихи аж в сорок лет, но первую песню – в двадцать пять. До того, как сделаться писателем и поэтом, он был музыкантом. И сейчас свои вещи исполняет под гитару. Залы с удовольствием подпевают!

Штранная иштория Встретил жук в одном лесу Симпатичную осу. – Ах, какая модница! Пожвольте пожнакомиться.

Увазаемый прохозый, Ну на сто это похозе! Вы не представляете, Как вы сепелявите! И красавица оса Улетела в небеса. Штранная гражданка, Наверно, иноштранка. Жук с досады кренделями По поляне носится.

– Это ж надо было так Опроштоволоситься! Как бы вновь не окажаться В положении таком – Надо срочно жаниматься

Иноштранным языком.

Сергей Махотин

“Часто бывает, что какой-нибудь ребенок просыпается утром с плохим настроением. Тапка под кровать залетела, завтракать неохота, в школу тем более не хочется идти. У взрослых это тоже бывает: на работу идти совсем не хочется. Есть замечательный рецепт: нужно вспомнить и прочесть небольшое веселое стихотворение!”

Что ж, стихи самого Махотина очень подходят для этой благородной цели. И когда он пишет взрослую прозу, и когда редактирует взрослый журнал – он правильно не забывает, что “детские стихи – самое счастливое на свете занятие”!

Мы дежурим Мы сегодня целый час Убирали новый класс. Сто бумажек от ирисок, Сто огрызков и записок Обнаружилось у нас. Было только три урока, А не пять И не шесть. Как же мы успели столько

Написать, прочесть и съесть?!

Вячеслав Лейкин

“ОНИ уже ждали, смотрели на меня, молчали. Я сообщил, как меня зовут, сказал, сколько мне лет, и прибавил, что в детстве тоже пытался сочинять стихи, но ничего хорошего из этого не вышло…”

Так Лейкин в своей книге “Играем в поэзию” начинает рассказ о детской литературной студии, которой он руководил – и которая благодаря ему из “Ленинских искр” сделалась “Лейкинскими” – и вырастила немало отличных поэтов. Читать творения его подопечных иногда не менее весело, чем его собственные. Что может лучше сказать об учителе?

Барабошка Жил на свете Барабошка, Весил двадцать килограмм, Целый день смотрел в окошко, Ночью бегал по дворам. Он жевал одни горбушки И читал одни обложки, И ни друга, ни подружки Не было у Барабошки.

Раздобыв кусочек сала, Заманил он в гости кошку, Через день она сбежала, Поцарапав Барабошку. Он зовет к себе бульдога – Ест бульдог ужасно много, Черепаху пригласит – Черепаха спит да спит. Скучно-грустно Барабошке Жить на свете одному; Спрячет голову в ладошки И ни слова никому.

Дни бегут, мелькают ночи, И не знает он, бедняжка, Что живет напротив очень

Одинокий Чебурашка.

Михаил Векслер

“Я придумал себе такое определение: «сочинитель». Я даже избегаю слова «стихи». Либо заменяю его словом «тексты», либо называю их – придумал такое слово – «векслеростишья»”.

Одессит Векслер – тот самый талант, чья ближайшая родственница – краткость. Любые его стихи, и детские, и недетские, запоминаются мгновенно – и прекрасно цитируются на каждом шагу!

*** Идя своей дорожкою, Ем пирожки с картошкою. Потом иду и думаю: “Куда я дел еду мою?”

***

Я шел вдоль берега. Скучал. К моллюску в домик постучал. “Добро пожаловать!” – услышал, Но не вошел. И он не вышел.

***

И с собачьим языком, И с кошачьим я знаком: Псов и кошек понимаю

С полугава, с полумяу.

Марина Бородицкая

“Я как трехголовый дракон. Одна голова сочиняет для детей, другая пишет совершенно взрослую лирику, третья переводит. Регулярно вырастает еще и четвертая голова, и тогда я веду передачу на радио. А свое детское я начала писать, когда старшему сыну Андрюше было года полтора…”

Благодаря третьей голове Марины мы можем пообщаться на русском с Чосером, Бернсом, Браунингом, Стивенсоном, Киплингом, Милном, Кэрроллом, Гюго… А благодаря первой – с ее собственными милейшими и забавнейшими персонажами.

Медвежья школа Первого апреля, В первый день ученья, Пишут медвежата В школе сочиненья. Вывешена тема На большой сосне: “КАК Я ПРОСПАЛ КАНИКУЛЫ

И ЧТО ВИДАЛ ВО СНЕ”.

Наталья Хрущева

“Областью моих исследований были процессы, проходящие в твердых телах при облучении электронами. Во всем этом была своеобразная поэзия: «демон Максвелла», «сфера Эвальда», «зона Бриллюэна»…”

После рождения дочери Насти свершилось чудо: серьезный физик ударился оземь и превратился в детского лирика! Кроме детской аудитории в целом, отдельно повезло Санкт-Петербургскому театру “Зазеркалье”, где Наталья заведует литчастью.

Мой папа – ученый-философ Мой папа – ученый-философ, Он верит: учение – свет, Он множество ставит вопросов И ищет на каждый ответ. Пуская колечки из дыма, Очки водрузивши на нос, “Что может быть неизгладимо?” – Он задал однажды вопрос. Тут каждый подумал немножко И высказал мненье свое: Я весело выкрикнул: “Кошка!”

А мама вздохнула: “Белье…”

Галина Дядина

“Чтоб на себя не тратить зря/ Полезных слов из словаря, / Скажу всего лишь о себе / Два скромных слова «Ме» и «Бе».

Вот такая скромность украшает автора, который и без того за три десятка лет уже сделался украшен вагоном и малой тележкой стихов, в которых плещется море любви к детям. Несмотря на то, что Галина не только дважды мама, но и школьный учитель по профессии! 🙂

Муравей В густой-густой-густой траве Пропал однажды мураве… Ведь он не слон и не жираф, А просто маленький мурав… Обычный гриб – уже гора В сравненьи с капельным мура… И даже листик чересчур Велик для крошечного мур… И кто в траве отыщет му… –

Дарю корову я тому!

Источник: https://pics.ru/eti-stihi-vyuchatsya-sami-luchshie-sovremennye-detskie-poety

Ссылка на основную публикацию