Голявкин «не-а…» читать онлайн

rulibs.com

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.

— Не мешает тебе чёлка? — спросил я.

— Не-а.

— Меня видишь?

— Не-а.

— Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?

— А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.

— И часто дуть приходится?

— А что?

— Не устаёшь?

— Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!

— Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, — похвастал он.

— Ну а когда спокойно идёшь?

Он пояснил:

— Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.

— И обратно не прилетает?

— Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой!

— Почему нельзя?

— Голова заболит от беспрерывных трясок.

— Не-а.

— Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?

— Два раза в суп и три раза в кисель…

— Ну и как?

— Смешно.

— Неужели?

— А что?

— А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?

— Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?

— Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.

— Ну и ну!

— А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?

— Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.

— И видно?

— Ну, не очень. А что?

— Тряс головой бы тогда и дул.

— От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…

— Сознался хоть.

— А что?

— М-да… Много у тебя хлопот.

— Не-а.

— А что? — передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете?

— Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

Разрешите пройти!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля.

Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:

— Чего под ногами болтаешься!

Важно

Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.

Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в девятиклассника, пятиклассник — в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!

Шёл домой старик.

Но разве он мог пройти?

Он сказал:

— Разрешите.

Обратите внимание

И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот?

Хотя… Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/child_prose/golyavkin/0/j57.html

Читать Карусель в голове (рассказы) — Голявкин Виктор — Страница 1 — читать онлайн

Виктор Голявкин

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

разные рассказы

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей. — Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу. — Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах. — Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть. — Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят. — Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит. — В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит: — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём. Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю: — До которого часу? — До лучших времён. — До каких? — До следующего окончания учебного года. — Почему? — Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

НЕ-А…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа. — Не мешает тебе чёлка? — спросил я. — Не-а. — Меня видишь? — Не-а. — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь? — А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула. — И часто дуть приходится? — А что? — Не устаёшь? — Не-а. — С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти! — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он. — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил: — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает. — И обратно не прилетает? — Я вам серьёзно говорю. — Но нельзя ведь всё время трясти головой! — Почему нельзя? — Голова заболит от беспрерывных трясок. — Не-а. — Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает? — Два раза в суп и три раза в кисель… — Ну и как? — Смешно. — Неужели? — А что? — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает? — Не-а. — Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь? — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю. — Ну и ну! — А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь? — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают. — И видно? — Ну, не очень. А что? — Тряс головой бы тогда и дул. — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу… — Сознался хоть. — А что? — М-да… Много у тебя хлопот. — Не-а… — А что? — передразнил я. — Это вы меня спрашиваете? — Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: — Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: — Разрешите. И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях. Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот? Хотя… Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

ВОТ ЧТО ИНТЕРЕСНО!

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел. Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку: — Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду. И он тут же бежал на кухню мыть посуду. И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился. Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает». Он и не старался. И в классе он увиливал как мог. Учительница ему говорит: — Прочти-ка вот здесь. Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала. Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил: — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или: — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду… Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала. Врач спросил: — Как здоровье? — Плохо, — сказал Гога. — Что болит? — Всё. — Ну, иди тогда в класс. — Почему? — Потому что у тебя ничего не болит. — А вы откуда знаете? — А ты откуда знаешь? — засмеялся врач. И он слегка подтолкнул Гогу к выходу. Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал. И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

— Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша. — Когда? — спросил Гога. — Да хоть сейчас. — Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся. Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту. — Ты куда? — спросил Гриша. — Иди сюда, — позвал Гога. — Зачем? — А здесь нам никто мешать не будет. — Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл. Больше к нему никого не прикрепляли. Время шло. Он увиливал. Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку. — Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку. Бабушка сказала: — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал: — Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание. И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание. А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр. Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили! Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться. Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался. А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался. — А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он сразу предложил: — Давай я тебе, мамочка, вымою посуду. И он побежал мыть посуду. Но и после этого мама отказывалась читать. Он побежал к отцу. Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами. Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук. Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться. А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке! В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки. Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит. Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту. Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся. Как дальше быть? Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

Источник: https://online-knigi.com/page/56993

Виктор Голявкин: Карусель в голове

Виктор Голявкин

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

Разные рассказы

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.

— Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу. — Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.

— Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.

— Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

— Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит.

— В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ

ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ

САМАЛЁТ

ВИРТАЛЁТ

ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит:

— Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём.

Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю:

— До которого часу? — До лучших времён.

— До каких?

— До следующего окончания учебного года.

— Почему?

— Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.

— Не мешает тебе чёлка? — спросил я.

— Не-а.

— Меня видишь?

— Не-а.

— Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?

— А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.

— И часто дуть приходится?

— А что?

— Не устаёшь?

— Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!

— Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.

— Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил:

— Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.

— И обратно не прилетает?

— Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой!

— Почему нельзя?

— Голова заболит от беспрерывных трясок.

— Не-а.

— Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?

— Два раза в суп и три раза в кисель…

— Ну и как?

— Смешно.

— Неужели?

— А что?

— А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?

— Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?

— Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.

— Ну и ну!

— А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?

— Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.

— И видно?

— Ну, не очень. А что?

— Тряс головой бы тогда и дул.

— От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…

— Сознался хоть.

— А что?

— М-да… Много у тебя хлопот.

— Не-а… —

А что? — передразнил я.

Читайте также:  Твардовский «василий тёркин» читать полностью

— Это вы меня спрашиваете?

— Не-а, — сказал я.

— Хватит с меня.

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:

— Чего под ногами болтаешься!

Важно

Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.

Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!

Шёл домой старик.

Но разве он мог пройти?

Он сказал: — Разрешите.

Обратите внимание

И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

Читать дальше КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА
Вы можете купить эту книгу и продолжить чтение
Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://libcat.ru/knigi/detskaya-literatura/prochaya-detskaya-literatura/265396-viktor-golyavkin-karusel-v-golove.html

Виктор Голявкин — Карусель в голове (рассказы)

Голявкин Виктор

Карусель в голове (рассказы)

Виктор Голявкин

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

разные рассказы

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей. — Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу.

— Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах. — Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть. — Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят.

— Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит. — В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока. — И я написал большими буквами на весь лист:

ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ

Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

МОРОЖЕНОЕ

Отец прочёл и говорит: — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём. Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю: — До которого часу? — До лучших времён. — До каких? — До следующего окончания учебного года.

— Почему? — Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах. Как будто у слов есть ноги! А мороженое мне уже сто раз покупали…

НЕ-А…

Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа. — Не мешает тебе чёлка? — спросил я. — Не-а. — Меня видишь? — Не-а. — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь? — А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула. — И часто дуть приходится? — А что? — Не устаёшь? — Не-а.

— С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти! — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он. — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил: — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает. — И обратно не прилетает? — Я вам серьёзно говорю.

— Но нельзя ведь всё время трясти головой! — Почему нельзя? — Голова заболит от беспрерывных трясок. — Не-а. — Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает? — Два раза в суп и три раза в кисель… — Ну и как? — Смешно. — Неужели? — А что? — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает? — Не-а.

— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь? — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю. — Ну и ну! — А что?

— А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь? — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают. — И видно? — Ну, не очень.

А что? — Тряс головой бы тогда и дул. — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу… — Сознался хоть. — А что? — М-да… Много у тебя хлопот. — Не-а… — А что? — передразнил я.

— Это вы меня спрашиваете? — Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал: — Чего под ногами болтаешься! Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами. Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника. Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами.

Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами! Шёл домой старик. Но разве он мог пройти? Он сказал: — Разрешите. И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях. Ведь он ждал своего приятеля.

Зачем же хватать его за шиворот? Хотя… Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

ВОТ ЧТО ИНТЕРЕСНО!

Совет

Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел. Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку: — Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду. И он тут же бежал на кухню мыть посуду.

И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве. А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился.

Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами. «А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает». Он и не старался. И в классе он увиливал как мог.

Учительница ему говорит: — Прочти-ка вот здесь. Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала. Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил: — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло. Или: — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду…

Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала. Врач спросил: — Как здоровье? — Плохо, — сказал Гога. — Что болит? — Всё. — Ну, иди тогда в класс. — Почему? — Потому что у тебя ничего не болит. — А вы откуда знаете? — А ты откуда знаешь? — засмеялся врач. И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.

Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал. И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

— Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша. — Когда? — спросил Гога. — Да хоть сейчас. — Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся. Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту. — Ты куда? — спросил Гриша. — Иди сюда, — позвал Гога. — Зачем? — А здесь нам никто мешать не будет.

— Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл. Больше к нему никого не прикрепляли. Время шло. Он увиливал. Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку. — Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку.

Бабушка сказала: — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки. Но отец сказал: — Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание. И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание.

А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки. И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр. Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили! Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться.

Обратите внимание

Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался. А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался. — А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он сразу предложил: — Давай я тебе, мамочка, вымою посуду. И он побежал мыть посуду. Но и после этого мама отказывалась читать. Он побежал к отцу.

Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами. Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук.

Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться. А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке! В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки.

Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит. Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту. Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся. Как дальше быть? Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

Оставалось учиться. Читать самому. Вот что значит домашнее совещание! Вот что значит общественность! Он вскорости прочёл всю книгу и много других книг, но по привычке никогда не забывал сходить за хлебом, вымыть пол или посуду. Вот что интересно!

КОРРЕСПОНДЕНТ ГЕРА КРОШЕЧКИН

Когда у Геры Крошечкина появился фотоаппарат, он сразу стал в центре внимания. Ходит в центре, а мы по бокам. Каждый просит, чтобы его сняли, а Гера возмущается — мол, всех людей снять невозможно. А сам снял петуха. И где он его нашёл, подумать только! Во всём городе ни одного петуха не видно. Оказывается, он его на базаре сфотографировал.

На базар за петухом ходит, а своих товарищей снимать не хочет! Куда это годится? Окружили ребята Геру Крошечкина, галдят, умоляют сфотографировать, а он важничает. Круглый отличник Миша махнул рукой и говорит: — Да ну его! Будет петухов снимать да куриц, кому это надо! Миша круглый троечник (это чтоб их не путать), на Мишу-отличника полез.

Заискивает перед Герой, чтобы тот его снимал почаще. Но Миша-отличник отскочил в сторону — да прямо на ногу старосте Камилле Николаевой. А Гера эту сцену сфотографировал. Миша круглый троечник заорал: — Смотрите-ка, смотрите! Успел заснять, когда Миша-отличник на Камиллиной ноге стоял, вот молодец! Камилла заплакала, а Гера её тут же сфотографировал всю в слезах.

Важно

Камилла говорит сквозь слезы: — Вы же видите, какие ужасные сцены он снимает! Мне на ноге чуть пальцы все не отдавили, а для него сенсация. Вот до чего он дошёл со своим аппаратом! Круглый троечник Миша говорит Гере: — Я готов, пусть кто угодно стоит на моей ноге, только бы меня засняли! Круглый отличник Миша говорит ему: — Мы знаем, ты на всё готов, только бы не учиться.

Ни одной четвёрки за всю жизнь не получил. — И с тройками всю жизнь переводят, — ответил Миша-троечник.

Источник: https://nice-books.ru/books/detskaya-literarura/prochaja-detskaja-literatura/213305-viktor-golyavkin-karusel-v-golove-rasskazy.html

Голявкин В.В. Карусель в голове (Сборник рассказов)

  К концу учебного года я просил отца купить мне двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках, летающий вертолёт и настольный хоккей.  — Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу. — Они постоянно вертятся у меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно удержаться на ногах.

  — Держись, — сказал отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.  — Да зачем же писать, они и так у меня крепко в голове сидят. 

 — Пиши, — сказал отец, — тебе ведь это ничего не стоит.  — В общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока.

— И я написал большими буквами на весь лист:

   ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ ХАКЕЙ

   Потом подумал и ещё решил написать мороженое, подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

   МОРОЖЕНОЕ

  Отец прочёл и говорит:  — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное подождём.

  Я думал, ему сейчас некогда, и спрашиваю:  — До которого часу?  — До лучших времён.  — До каких?  — До следующего окончания учебного года.  — Почему?  — Да потому, что буквы в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова оказываются не на своих ногах.  Как будто у слов есть ноги!  А мороженое мне уже сто раз покупали…

   НЕ-А…

  Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и половину носа.  — Не мешает тебе чёлка? — спросил я.  — Не-а.  — Меня видишь?  — Не-а.  — Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?  — А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает. — Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.  — И часто дуть приходится?  — А что?  — Не устаёшь?  — Не-а.

  — С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума можно сойти!  — Зато когда бежишь во весь дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.  — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил:  — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и чёлка назад отлетает.  — И обратно не прилетает?  — Я вам серьёзно говорю.

  — Но нельзя ведь всё время трясти головой!  — Почему нельзя?  — Голова заболит от беспрерывных трясок.  — Не-а.  — Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?  — Два раза в суп и три раза в кисель…  — Ну и как?  — Смешно.

  — Неужели?  — А что?  — А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?  — Не-а.  — Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?  — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной рукой чёлку придерживаю.

Читайте также:  Козлов «красота» читать онлайн

  — Ну и ну!  — А что?

 — А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь одной рукой или головой всё время трясёшь?  — Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху вниз смотрю, что показывают.  — И видно?  — Ну, не очень. А что?  — Тряс головой бы тогда и дул.  — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я уже больше не могу…  — Сознался хоть.  — А что?  — М-да… Много у тебя хлопот.  — Не-а…  — А что? — передразнил я.  — Это вы меня спрашиваете?  — Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

                    Разрешите пройти!

  Второклассник стоял в дверях дома и ждал приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и закричал:  — Чего под ногами болтаешься!  Шёл домой семиклассник, схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под ногами.

  Шёл домой девятиклассник, схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз они болтаются под ногами.

  Затем, разумеется, семиклассник вцепился в десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в пятиклассника.

Совет

Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!  Шёл домой старик.  Но разве он мог пройти?  Он сказал:  — Разрешите.  И все отпустили друг друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

  Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать его за шиворот?  Хотя…  Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

                    Вот что интересно!

  Когда Гога начал ходить в первый класс, он знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал. И читать не умел.  Бабушка пыталась его учить, но он сейчас же придумывал уловку:  — Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду.  И он тут же бежал на кухню мыть посуду. И старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в хозяйстве.

А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился. Зато Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в письмах родителям. И читала ему вслух.

  А Гога, устроившись поудобней на диване, слушал с закрытыми глазами.

«А зачем мне учиться читать, — рассуждал он, если бабушка мне вслух читает». Он и не старался.  И в классе он увиливал как мог.  Учительница ему говорит:  — Прочти-ка вот здесь.  Он делал вид, что читает, а сам рассказывал по памяти, что ему бабушка читала. 

  Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил:  — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не дуло.

Или:  — У меня так кружится голова, что я сейчас, наверное, упаду…  Он так искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала.  Врач спросил:  — Как здоровье?  — Плохо, — сказал Гога.  — Что болит?  — Всё.  — Ну, иди тогда в класс.  — Почему?  — Потому что у тебя ничего не болит.  — А вы откуда знаете?  — А ты откуда знаешь? — засмеялся врач.

  И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.  Больным Гога больше никогда не притворялся, но увиливать продолжал.  И старания одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

 — Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему Маша.  — Когда? — спросил Гога.  — Да хоть сейчас.  — Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и не вернулся.

  Потом к нему Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл букварь, Гога полез под парту.  — Ты куда? — спросил Гриша.  — Иди сюда, — позвал Гога.  — Зачем?  — А здесь нам никто мешать не будет.  — Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и сейчас же ушёл.  Больше к нему никого не прикрепляли.  Время шло. Он увиливал.

  Приехали Гогины родители и обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову, а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку. 

  — Теперь я каждый вечер, — сказала она, — буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку. Бабушка сказала:  — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух Гогочке интересные книжки.

Обратите внимание

Но отец сказал:  — Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на совещание.  И папа вместе с бабушкой и мамой удалились на совещание. А Гога сначала заволновался по поводу совещания, а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки.

И даже заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр.  Но он не знал, что это было за совещание! Что там постановили!  Итак, мама прочла ему полторы страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и будет дальше продолжаться. Но когда мама остановилась на самом интересном месте, он опять заволновался.

  А когда она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался. 

  — А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он сразу предложил:  — Давай я тебе, мамочка, вымою посуду.  И он побежал мыть посуду.  Но и после этого мама отказывалась читать.  Он побежал к отцу.  Отец строго сказал, чтобы он никогда больше не обращался к нему с такими просьбами.

  Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять выронила её из рук. Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала просыпаться.

  А ему так хотелось узнать, что дальше происходит в этой книжке!  В отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки. Но по картинкам трудно было понять, что там дальше происходит.  Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту.  Гога пристал к старшекласснику, но тот щёлкнул его по носу и засмеялся.

  Как дальше быть?  Ведь он так никогда и не узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

  Оставалось учиться.  Читать самому.  Вот что значит домашнее совещание!  Вот что значит общественность!  Он вскорости прочёл всю книгу и много других книг, но по привычке никогда не забывал сходить за хлебом, вымыть пол или посуду.  Вот что интересно!

Полный текст книги  вы можете Скачать

Источник: http://shitailiki.ru/3-clas-6/avtor-3-clas/70-golavkin.html

Голявкин В. Карусель в голове (Рассказы)

КАРУСЕЛЬ В ГОЛОВЕ

 К концу учебного года я просил отца купить мне
двухколёсный велосипед, пистолет-пулемёт на батарейках, самолёт на батарейках,
летающий вертолёт и настольный хоккей.  —
Мне так хочется иметь эти вещи! — сказал я отцу. — Они постоянно вертятся у
меня в голове наподобие карусели, и от этого голова так кружится, что трудно
удержаться на ногах.

  — Держись, — сказал
отец, — не упади и напиши мне на листке все эти вещи, чтоб мне не забыть.  — Да зачем же писать, они и так у меня крепко
в голове сидят.  — Пиши, — сказал отец, —
тебе ведь это ничего не стоит.  — В
общем-то ничего не стоит, — сказал я, — только лишняя морока.

— И я написал
большими буквами на весь лист:

 ВИЛИСАПЕТ ПИСТАЛЕТ-ПУЛИМЁТ САМАЛЁТ ВИРТАЛЁТ
ХАКЕЙ

 Потом подумал и ещё решил написать мороженое,
подошёл к окну, поглядел на вывеску напротив и дописал:

 МОРОЖЕНОЕ

 Отец прочёл и говорит:  — Куплю я тебе пока мороженое, а остальное
подождём.

  Я думал, ему сейчас некогда, и
спрашиваю:  — До которого часу?  — До лучших времён.  — До каких? 
— До следующего окончания учебного года. 
— Почему?  — Да потому, что буквы
в твоей голове вертятся, как карусель, от этого у тебя кружится голова, и слова
оказываются не на своих ногах.  Как будто
у слов есть ноги!  А мороженое мне уже
сто раз покупали…

 НЕ-А…

Важно

 Неимоверная чёлка закрывала глаза мальчишки и
половину носа.  — Не мешает тебе чёлка? —
спросил я.  — Не-а.  — Меня видишь?  — Не-а. 
— Значит, ты даже не видишь человека, с которым разговариваешь?  — А я изредка дую на неё, и она подпрыгивает.
— Скривив рот, он дунул снизу вверх, и чёлка подпрыгнула.  — И часто дуть приходится?  — А что? 
— Не устаёшь?  — Не-а.

  — С утра до вечера дуть на свою чёлку, с ума
можно сойти!  — Зато когда бежишь во весь
дух, она сама разлетается в разные стороны, похвастал он.  — Ну а когда спокойно идёшь? Он пояснил:  — Тогда встряхиваешь головой в такт шагам, и
чёлка назад отлетает.  — И обратно не
прилетает?  — Я вам серьёзно говорю.

  — Но нельзя ведь всё время трясти
головой!  — Почему нельзя?  — Голова заболит от беспрерывных трясок.  — Не-а. 
— Да и неудобно. Сзади, предположим, волосы тебе не так мешают, а за
столом, наверное, в тарелку твоя чёлка попадает?  — Два раза в суп и три раза в кисель…  — Ну и как? 
— Смешно.

  — Неужели?  — А что? 
— А если ты читаешь, пишешь за столом, тебе чёлка не мешает?  — Не-а. 
— Как же ты с ней обходишься в это время, опять дуешь?  — Читаю я в кровати, а когда пишу, одной
рукой чёлку придерживаю.

  — Ну и ну!  — А что?

 — А телевизор когда смотришь, дуешь, держишь
одной рукой или головой всё время трясёшь? 
— Тогда я высоко поднимаю голову, затылком упираюсь в стену и сверху
вниз смотрю, что показывают.  — И
видно?  — Ну, не очень. А что?  — Тряс головой бы тогда и дул.  — От тряски экран мелькает. А дуть к вечеру я
уже больше не могу…  — Сознался хоть.  — А что? 
— М-да… Много у тебя хлопот.  —
Не-а…  — А что? — передразнил я.  — Это вы меня спрашиваете?  — Не-а, — сказал я. — Хватит с меня.

 РАЗРЕШИТЕ ПРОЙТИ!

 Второклассник стоял в дверях дома и ждал
приятеля. Шёл домой пятиклассник, схватил за шиворот второклассника и
закричал:  — Чего под ногами
болтаешься!  Шёл домой семиклассник,
схватил за шиворот второклассника с пятиклассником, чтобы они не болтались под
ногами.

  Шёл домой девятиклассник,
схватил за шиворот в дверях второклассника, пятиклассника и семиклассника, раз
они болтаются под ногами.

 Затем, разумеется, семиклассник вцепился в
десятиклассника, пятиклассник в семиклассника, а второклассник — в
пятиклассника.

Никто не считал, что он болтается у кого-то под ногами. Не может
же такого быть, чтобы люди друг у друга болтались под ногами!  Шёл домой старик.  Но разве он мог пройти?  Он сказал: 
— Разрешите.  И все отпустили друг
друга и пошли домой, кроме второклассника. Он опять встал в дверях.

  Ведь он ждал своего приятеля. Зачем же хватать
его за шиворот?  Хотя…  Можно встать ВОЗЛЕ дверей!

 ВОТ ЧТО ИНТЕРЕСНО!

 Когда Гога начал ходить в первый класс, он
знал только две буквы: О кружочек, и Т — молоточек. И всё. Других букв не знал.
И читать не умел.  Бабушка пыталась его
учить, но он сейчас же придумывал уловку: 
— Сейчас, сейчас, бабуся, я тебе вымою посуду.  И он тут же бежал на кухню мыть посуду. И
старенькая бабушка забывала про учёбу и даже покупала ему подарки за помощь в
хозяйстве.

А Гогины родители были в длительной командировке и надеялись на
бабушку. И конечно, не знали, что их сын до сих пор читать не научился. Зато
Гога часто мыл пол и посуду, ходил за хлебом, и бабушка всячески хвалила его в
письмах родителям. И читала ему вслух. А Гога, устроившись поудобней на диване,
слушал с закрытыми глазами.

«А зачем мне учиться читать, — рассуждал он,
если бабушка мне вслух читает». Он и не старался.  И в классе он увиливал как мог.  Учительница ему говорит:  — Прочти-ка вот здесь.  Он делал вид, что читает, а сам рассказывал
по памяти, что ему бабушка читала. 
Учительница его останавливала. Под смех класса он говорил:  — Хотите, я лучше закрою форточку, чтобы не
дуло.

Совет

Или:  — У меня так кружится голова,
что я сейчас, наверное, упаду…  Он так
искусно притворялся, что однажды учительница его к врачу послала.  Врач спросил: 
— Как здоровье?  — Плохо, — сказал
Гога.  — Что болит?  — Всё. 
— Ну, иди тогда в класс.  —
Почему?  — Потому что у тебя ничего не
болит.  — А вы откуда знаете?  — А ты откуда знаешь? — засмеялся врач.

  И он слегка подтолкнул Гогу к выходу.  Больным Гога больше никогда не притворялся,
но увиливать продолжал.  И старания
одноклассников ни к чему не привели. Сначала к нему Машу-отличницу прикрепили.

 — Давай будем серьёзно учиться, — сказала ему
Маша.  — Когда? — спросил Гога.  — Да хоть сейчас.  — Сейчас я приду, — сказал Гога. И он ушёл и
не вернулся.

  Потом к нему
Гришу-отличника прикрепили. Они остались в классе. Но как только Гриша открыл
букварь, Гога полез под парту.  — Ты
куда? — спросил Гриша.  — Иди сюда, — позвал
Гога.  — Зачем?  — А здесь нам никто мешать не будет.  — Да ну тебя! — Гриша, конечно, обиделся и
сейчас же ушёл.  Больше к нему никого не
прикрепляли.  Время шло. Он
увиливал.

  Приехали Гогины родители и
обнаружили, что их сын не может прочесть ни строчки. Отец схватился за голову,
а мать за книжку, которую она привезла своему ребёнку.  — Теперь я каждый вечер, — сказала она, —
буду читать вслух эту замечательную книжку своему сыночку. Бабушка сказала:  — Да, да, я тоже каждый вечер читала вслух
Гогочке интересные книжки.

Но отец сказал: 
— Очень даже напрасно вы это делали. Наш Гогочка разленился до такой
степени, что не может прочесть ни строчки. Прошу всех удалиться на
совещание.  И папа вместе с бабушкой и
мамой удалились на совещание. А Гога сначала заволновался по поводу совещания,
а потом успокоился, когда мама стала ему читать из новой книжки.

И даже
заболтал ногами от удовольствия и чуть не сплюнул на ковёр.  Но он не знал, что это было за совещание! Что
там постановили!  Итак, мама прочла ему полторы
страницы после совещания. А он, болтая ногами, наивно воображал, что так и
будет дальше продолжаться. Но когда мама остановилась на самом интересном
месте, он опять заволновался.

  А когда
она протянула ему книгу, он ещё больше заволновался.  — А дальше читай сам, — сказала ему мама. Он
сразу предложил:  — Давай я тебе,
мамочка, вымою посуду.  И он побежал мыть
посуду.  Но и после этого мама
отказывалась читать.  Он побежал к
отцу.  Отец строго сказал, чтобы он
никогда больше не обращался к нему с такими просьбами.

Читайте также:  Интересные конкурсы на 23 февраля для мальчиков, 3 класс

  Он сунул книгу бабушке, но она зевнула и
выронила её из рук. Он поднял с пола книгу и опять отдал бабушке. Но она опять
выронила её из рук. Нет, раньше она никогда так быстро не засыпала в своём
кресле! «Действительно ли, — думал Гога, — она спит, или ей на совещании
поручили притворяться?» Гога дёргал её, тормошил, но бабушка и не думала
просыпаться.

Обратите внимание

  А ему так хотелось узнать,
что дальше происходит в этой книжке!  В
отчаянии он сел на пол и стал рассматривать картинки. Но по картинкам трудно
было понять, что там дальше происходит. 
Он принёс книгу в класс. Но одноклассники отказывались ему читать. Даже
мало того: Маша тут же ушла, а Гриша вызывающе полез под парту.

  Гога пристал к старшекласснику, но тот
щёлкнул его по носу и засмеялся.  Как
дальше быть?  Ведь он так никогда и не
узнает, что дальше в книге написано, пока не прочтёт её.

 Оставалось учиться.  Читать самому.  Вот что значит домашнее совещание!  Вот что значит общественность!  Он вскорости прочёл всю книгу и много других
книг, но по привычке никогда не забывал сходить за хлебом, вымыть пол или
посуду.  Вот что интересно!

Полный
текст книги Вы можете скачать выше

Источник: http://bibliotekakirov.ucoz.ua/load/3_klass/goljavkin_v_karusel_v_golove_rasskazy/5-1-0-317

Голявкин. рассказы для школьников — Детский Сад

19.10.2018

Рассказы Виктора Голявкина для детей.Полный список произведений.Краткая биография и творчество Виктора Голявкина  

Всему своё место

Тетрадки под дождёмЯандреевЯ пуговицу себе сам пришил!Как я под партой сиделПередвижение комодаБолтуныКак мы на самолёте леталиЛукьянИ мы помогалиЯзыкПривычкаКак я писал стихиКак я помогал маме мыть полНовая рубашкаВсе куда-нибудь идутНеохота всё время пешком ходитьБыл не крайний случайМоя работаНикакой я горчицы не елПутешественникВ любом деле нужно уметь работатьПара пустяковА сегодня ей опоздать нельзя«Козёл-баран»Второклассники и старшеклассникиПятнадцать третьихКрути снежные вертяДело не в том, что я мяч не поймалПароход и лошадьАбсолютно верноКак я встречал новый годДрузьяТак всегда бываетКисельБольныеВязальщикЯ смотрю в окноТыква в сундукеПтичкаКоньки купили не напрасноВ шкафуСекретМы играем в АнтарктидуПро металлоломКак я всех обмануть хотелКак тётя Фрося разрешила спорКому что удивительноСудьба одной коллекцииУдивительная профессияКарусель в головеНе-а…Разрешите пройти!Вот что интересно!Корреспондент Гера КрошечкинДва подаркаЗабылПоигралиНастоящая дружбаГоркаБыстрей, быстрей!Давно бы так!ФонарикиСплошные чудесаОтдохни, Саня!Живопись и самолётыРисунокНе успелПять ёлокКогда споткнётся дед мороз (Новогодняя сказка)Эх, Катя, Катя!Смеяться и думатьСотый рассказОчень редкая рамаСамая большая рамаАлькаПётр ПетровичКафаровВозле учительскойТася ЛебедеваКубик и квадратВеликие мастераСонКобальт фиолетовый«Летучий голландец»Олив НивсВторой «летучий голландец»Палитры на стенахВыстрелШтаныОкноЗапискаНе может бытьНе бросайте якорей!Лестница

Уплывают корабли  

Читать рассказы других авторов
Читать все рассказы Голявина.Список произведений

Виктор Владимирович Голявкин. Биография

  Родился 31 августа 1929 года в городе Баку в семье музыкальных педагогов. Окончил художественное училище в городе Душанбе 22 июня 1953 года с отличием. Окончил Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.

Репина (Академия художеств) по специальности театрально- декорационной живописи.   Беспартийный. В войне по возрасту не участвовал. С 28 ноября 1961 года — член Союза писателей СССР.

С 1973 года — член Союза художников СССР /ЛОСХ/, секция графики.

Первая литературная публикация Голявкина состоялась в мае 1958 года в журнале «Костер»; рассказ «Как решался сложный вопрос».

Первая книга рассказов Виктора Голявкина вышла в 1959 году в издательстве «Детгиз» «Тетрадки под дождем«. Первая книга рассказов для взрослых «Привет вам, птицы!» вышла в 1968 году в Лениздате.

Свои книги для детей В.Голявкин иногда иллюстрировал сам.

Книги для детей и взрослых — рассказы, повести, роман — выходили и в «детской литературе», и в» Советском писателе» и в Лениздате, а также в издательствах Москвы.

Любимым жанром писателя остается короткий юмористический рассказ.

» …Не одну сотню рассказов написал В. Голявкин, отмеченных индивидуальной печатью его яркого, веселого дарования и прочно утвердился в когорте тех прозаиков, кого можно быстро узнать по самобытной Фразе, по неповторимой интонации, по характерному ритму письма. Но, может быть, главное завоевание В.

Голявкина — это его естественное и полноправное «проживание» в детской стихии, ..неподдельное удивление и фантазерство, парадоксальность логики и острота реакции, чистота побуждений и лукавство — все это органично для писателя и все это присутствует в его книгах» (И.Кузьмичев).

Некоторые работы В.Голявкина легли в основу художественных фильмов, полюбившихся зрителю: «Валька — Руслан и его друг Санька» (студия имени Горького по повести «Ты приходи к нам, приходи»), «Мой добрый папа» (Ленфильм, по одноименной повести), «Боба и слон» (режиссер Балтрушайтис, по оригинальному сценарию).

В.

Голявкин участвовал в художественных выставках, начиная с Международной выставки в Москве 1957 года: 1975 — I Всероссийская выставка книжной графики в Союзе художников, в 80-х в зале Союза художников РСФСР в выставке «Живопись графиков» демонстрировались 6 живописных полотен, некоторые из которых били позже куплены Государственным Русским музеем, 1990 — персональная выставка в Доме писателя (живопись) и другие.

Важно

  В 1996 году Голявкин был принят в члены Российского ПЕН- клуба.   В числе своих друзей — художников называет Таира Салахова, Тогрула Нариманбекова, Олега Целкова, Михаила Казанского, Минаса Аветисяна (покойного). ——————————————————

Виктор Голявкин.Рассказы для
детей. Читаем бесплатно онлайн

Читать рассказы других авторов
Читать все рассказы Голявина.Содержание

Источник:

Книга — Повести и рассказы — Голявкин Виктор Владимирович — Читать онлайн, Страница 8

Закладки

— Снимите меня отсюда, — попросил я. — Пожалуйста. Пока мы не едем, я тут постою, рядом с вами.

— Ну, иди, — сказал он. — Только рядом стой.

— Не беспокойтесь, — говорю.

Я постоял рядом с ним. Отошёл в сторонку. Ого, труба! Приложил к трубе ухо. Шумит. Нефть шумит. Я лёг на трубу животом и стал слушать.

— А ну–ка вставай, — говорит шофёр. — Покажись в новом виде.

— Как это в новом виде?

— Нефть делает чудеса!

— Знаю, —сказал я, —кожу, капрон…

— Вот именно, — говорит шофёр.

— Каучук, — говорю.

— Вот именно.

— Дальше забыл, — говорю.

— Не уследил за тобой. Вмиг нефтяником стал.

— Ой, рубашка моя! Вся в мазуте!

— И уши и нос. Попадёт нам с тобой. Лицо–то, пожалуй, можно отмыть, а вот рубашку навряд ли. Иди в машину.

Я как заору:

— Ой, смотрите, ко мне мячик катится!

Я схватил его и держу.

Потом дядька к нам подбежал. В трусах. Босиком. И весь мокрый–мокрый.

— Это ваш мячик? — спрашиваю.

А он быстро–быстро так говорит:

— Мой, мой, скорей, скорей!

Схватил мяч и помчался обратно.

— Каков футболист? — спросил шофёр.

— Он футболист?

— А ты погляди.

Где машин не было, — был футбол. Только совсем необычный футбол. Мяч летел часто в море. Кто в море ударит, тому в воду прыгать.

Я понял, зачем дядька так спешил. Он спешил гол забить. Забить гол очень трудно. Мяч всё время летит не в ту сторону.

Футболисты все были мокрые. Им вовсе не было жарко. Хотя солнце светило так сильно, что голова у меня стала тёплой. Я её рукой потрогал — совсем, совсем тёплая голова. А им ничего. В «аут» бьют и купаются. Кричат:

— Слава, прыгай!

— Алик, прыгай!

— Давай, прыгай!

Я так засмотрелся — про всё, забыл. Как вспомнил, — к машине вернулся. Не успел в кузов залезть, — мотор как зарычит, заработает!

И машина поехала.

Дядя Ага ведь ещё не пришёл! А машина выехала на эстакаду, и мы уже мчимся во весь дух. Только ветер свистит. Представляете?

— Стойте! — кричу. — Подождите! — стучу по кабине. Но всё напрасно. Не слышит шофёр.

Мимо люди идут. Я кричу, , чтоб остановили машину. В ответ мне помахали руками. Счастливого, мол, пути. До

свидания!

Я увидел двадцать или тридцать, а может быть, пятьдесят или сто домов,

сад, который рос в бочках,

пожарную машину и пожарную вышку с пожарником,

маленькие вагончики, которые ехали по рельсам,

Совет

киоски с мороженым и лимонадом, магазин с конфетами и печеньем, разные другие магазины, пароходы, лодки, баржи, катера; пять барж были с арбузами и две баржи без арбузов.

Я увидел кино без крыши с большим экраном, и жалко, что был не вечер и ничего не показывали.

И ещё я увидел скалы, — на одних люди лежали и загорали, а на других птицы сидели.

Я увидел машину, которая сама вбивала в дно моря железные столбы.

Я увидел заводы, которые дымили;

баки с нефтью, которые блестели на солнце, а вышек вокруг было намного больше, чем арбузов, барж, катеров и всего остального.

Чего я никак не мог увидеть

Никак не мог я увидеть, где кончается город. Как я ни вертел головой во все стороны.

Но вот грузовик стал медленнее ехать. Свернул к вышке и остановился.

Я опять стал стучать по кабине. Боялся, дальше поедем. Выходит шофёр, но совсем другой, не тот, который был раньше.

— Что за стук, — говорит он, — в чём дело?

Я вижу, это другой шофёр, понял, что это другая машина, но не понял, как всё получилось.

Шофёр говорит:

— Что за фокусы? Ты почему в моей машине?

Я отвечаю:

— Я сам не знаю. Но я почему–то в вашей машине. А почему — не знаю.

Шофёр говорит:

— Не морочь мне голову.

— Я совсем её не морочу.

— Почему же ты здесь?!

— Это вы повезли меня, и я поехал.

— Куда же ты ехал?

— С дядей Агой.

— С какой Агой?!

Нас окружили:

— Чумазый!

— Откуда он!

— Чей это?

Я всё рассказал, как было.

Значит, я влез в другую машину!

Шофер сказал:

— Ладно. Всё ясно. Управлюсь тут, и обратно двинем. А пока здесь побудь.

Кто–то сказал:

— Его же ищут! Ребёнка нужно срочно отправить.

Но шофёра уже рядом не было.

— Не понятно, — сказал один> рабочий, — зачем это тащат сюда детей!

— Меня не тащили, — сказал я. — Я сам хотел.

— А ремня не хотел? Ишь ты какой! Пойдём–ка со мной и во всём меня слушай.

— А мне не попадёт?

— Ну вот ещё! Это я так.

Я сначала подумал, что он очень злой. А потом вижу, совсем он не злой. Раз он всё просто так говорит.

Мы подошли совсем близко к вышке. Я видел вышки на берегу, только издали. А близко так никогда не видел.

Источник:

Весельчаки — Голявкин В. — Страница 14

ПодробностиКатегория: Отечественные писатели

Собирать, конечно, всё можно. Что хочешь, то и собирай. Хочешь, сначала собирай — потом не собирай. Хочешь, марки собирай, хочешь — спичечные коробки, хочешь — камни. Хочешь, собирай всё вместе: камни, марки, коробки и ещё что-нибудь в придачу. Это, как говорится, дело личное.

Натаскай себе разных булыжников в комнату и живи в своё удовольствие! Если только мама позволит. Хотя камни бывают разные. Некоторые камни полезно собирать. Марки тоже полезны. Знакомишься с разными странами, королями, президентами; сталкиваешься, если можно так выразиться, с историей, географией. Полезно собирать книги. Про книги и говорить нечего. Тут пользы — масса.

Опять-таки если читать их. А если так, на полке стоят, пользы тоже немного.Одна девочка, Маша Мишкина, собирала фотографии артистов. Ничего в этом плохого, безусловно, нету. Но говорить о пользе тут тоже трудно. Ну какая тут может быть польза? Разве только сказать при случае: «А как же! Я этого артиста знаю. У меня есть его фотография».

Обратите внимание

На это можно ответить: «Ну и что же?» На свете есть куда более полезные вещи, чем эти фотографии.И вот эта девочка Маша насобирала ужасно много фотографий артистов. Собирать уже вроде некуда — стены все в фотографиях, альбомы полные. Родители смотрят на это безобидное занятие и про себя думают: «Ну и слава Богу, наша дочка занята делом».

(Хотя никакого дела здесь, безусловно, нет.) Только иногда отец скажет: «Опять вокруг какие-то незнакомые лица». На это дочка ему отвечала: «Эх ты, папа! Как же ты их не знаешь?! Их каждый знает!» И отец даже немного конфузился после такого ответа.Он был занятой человек, директор какого-то крупного учреждения, и его не очень-то радовали эти фотографии.

Поскольку они ему ни о чём не говорили. Но против он тоже не был. Он просто был безразличен. Только когда он уставал, эти фотографии его раздражали. Но это бывало редко. В основном он был крепкий человек и почти не знал усталости. А Машина мама — наоборот, она даже радовалась, что у её дочки столько фотографий, гораздо больше, чем у других детей.

А Маша видит такое дело — вовсю знай старается. Большого успеха она достигла, меняя одни фото на другие. К примеру: «Вот вам такой артист, а вы мне дайте такого». Или: «Я вам двух этих, а вы мне двух тех». Она не очень-то хорошо знала фамилии артистов.

Одних она, правда, видела в кино, а других и вовсе нигде не видела, но если ей говорили, что это именно артист, а не какая-нибудь другая личность, она моментально загоралась приобрести эту фотографию. Один мальчишка предложил ей несколько карточек своих старших братьев, уверяя её, что это артисты.

И она за эти фотографии отдала ему несколько книг, в том числе «Моби Дик, или Поиски белого кита» и «Дикая собака Динго, или Повесть о первой любви». Она методично писала письма в различные советские и иностранные журналы с просьбой выслать ей фотографии артистов. Хотя каждому ясно, что журналы существуют не для этого.

Своими письмами она отвлекала людей от работы, занимала их золотое время. Получая такое пустячное письмо, работник издательства разводил руками и, наверное, возмущался.Несмотря на то что ни один журнал ей ничего не прислал, она насобирала столько этих фото, что можно удивляться.

В итоге у неё появилось по нескольку одинаковых артистов: шесть одних, пятнадцать других, двадцать пять третьих. Это уж вроде совсем ни к чему. Но она не останавливалась. В любом деле трудно остановиться, если оно тебя захватывает. Хотя каждому ясно, что эта меняловка бессмысленна.

А она за одной какой-то фотографией обегала весь город и даже собиралась просить отца, чтобы он взял её с собой в Москву, когда поедет в командировку. Отец как-то невнимательно отнёсся к этой просьбе, и она, может быть, именно из-за этой фотографии осталась на второй год. Она потратила уйму времени, чтобы достать её в своём родном городе.

Важно

Для родителей это было полной неожиданностью, но они пока не понимали причины. Вскоре и родители увидели некоторую неприятную сторону этой коллекции.

Самые любимые и ценные семейные фотографии: отец с матерью на фоне орла в Ессентуках, мать по горло в воде в Японском море, отец на лошади с шашкой в период гражданской войны, дед с Георгиевским крестом, бабка с девятью детьми — все эти редчайшие семейные фотографии были выкинуты из альбома и неизвестно куда делись. На их месте появились совсем не знакомые отцу люди.

Источник: http://detsadd.ru/drugoe/golyavkin-rasskazy-dlya-shkolnikov.html

Ссылка на основную публикацию