Лев кассиль «рассказ об отсутствующем» читать полностью

:: Читать — Книга «Рассказ об отсутствующем» — Кассиль Лев Абрамович — Авторы — ЛитЛайф — литературная социальная сеть

Лев Абрамович Кассиль

Рассказ об отсутствующем

* * *

Когда в большом зале штаба фронта адъютант командующего, заглянув в список награжденных, назвал очередную фамилию, в одном из задних рядов поднялся невысокий человек.

Кожа на его обострившихся скулах была желтоватой и прозрачной, что наблюдается обычно у людей, долго пролежавших в постели. Припадая на левую ногу, он шел к столу.

Командующий сделал короткий шаг навстречу ему, вручил орден, крепко пожал награжденному руку, поздравил и протянул орденскую коробку.

Обратите внимание

Награжденный, выпрямившись, бережно принял в руки орден и коробку. Он отрывисто поблагодарил, четко повернулся, как в строю, хотя ему мешала раненая нога. Секунду он стоял в нерешительности, поглядывая то на орден, лежавший у него на ладони, то на товарищей по славе, собравшихся тут. Потом снова выпрямился.

– Разрешите обратиться?

– Пожалуйста.

– Товарищ командующий… И вот вы, товарищи, – заговорил прерывающимся голосом награжденный, и все почувствовали, что человек очень взволнован. – Дозвольте сказать слово.

Вот в этот момент моей жизни, когда я принял великую награду, хочу я высказать вам о том, кто должен бы стоять здесь, рядом со мной, кто, может быть, больше меня эту великую награду заслужил и своей молодой жизни не пощадил ради нашей воинской победы.

Он протянул к сидящим в зале руку, на ладони которой поблескивал золотой ободок ордена, и обвел зал просительными глазами.

– Дозвольте мне, товарищи, свой долг выполнить перед тем, кого тут нет сейчас со мной.

– Говорите, – сказал командующий.

– Просим! – откликнулись в вале. И тогда он рассказал.

– Вы, наверное, слышали, товарищи, – так начал он, – какое у нас создалось положение в районе Р. Нам тогда пришлось отойти, а наша часть прикрывала отход. И тут нас немцы отсекли от своих. Куда ни подадимся, всюду нарываемся на огонь. Бьют по нас немцы из минометов, долбят лесок, где мы укрылись, из гаубиц, а опушку прочесывают автоматами.

Обратите внимание

Время истекло, по часам выходит, что наши уже закрепились на новом рубеже, сил противника мы оттянули на себя достаточно, пора бы и до дому, время на соединение оттягиваться. А пробиться, видим, ни в какую нельзя. И здесь оставаться дольше нет никакой возможности. Нащупал нас немец, зажал в лесу, почуял, что наших тут горсточка всего-навсего осталась, и берет нас своими клещами за горло.

Вывод ясен – надо пробиваться окольным путем.

А где он – этот окольный путь? Куда направление выбрать? И командир наш, лейтенант Буторин Андрей Петрович, говорит: «Без разведки предварительной тут ничего не получится. Надо порыскать да пощупать, где у них щелка имеется. Если найдем – проскочим». Я, значит, сразу вызвался.

«Дозвольте, говорю, мне попробовать, товарищ лейтенант?» Внимательно посмотрел он на меня. Тут уже не в порядке рассказа, а, так сказать, сбоку, должен объяснить, что мы с Андреем из одной деревни – кореши. Сколько раз на рыбалку ездили на Исеть! Потом оба вместе на медеплавильном работали в Ревде. Одним словом, друзья-товарищи.

Обратите внимание

Посмотрел он на меня внимательно, нахмурился. «Хорошо, говорит, товарищ Задохтин, отправляйтесь. Задание вам ясно?»

Вывел меня на дорогу, оглянулся, схватил за руку. «Ну, Коля, говорит, давай простимся с тобой на всякий случай. Дело, сам понимаешь, смертельное. Но раз вызвался, то отказать тебе не смею.

Выручай, Коля… Мы тут больше двух часов не продержимся. Потери чересчур большие…» – «Ладно, говорю, Андрей, мы с тобой не в первый раз в такой оборот угодили. Через часок жди меня. Я там высмотрю, что надо.

Ну, а уж если не вернусь, кланяйся там нашим, на Урале…»

Важно

И вот пополз я, хоронюсь по-за деревьями. Попробовал в одну сторону – нет, не пробиться: густым огнем немцы по тому участку кроют. Пополз в обратную сторону. Там на краю лесочка овраг был, буерак такой, довольно глубоко промытый. А на той стороне у буерака-кустарник, и за ним – дорога, поле открытое.

Спустился я в овраг, решил к кустикам подобраться и сквозь них высмотреть, что в поле делается. Стал я карабкаться по глине наверх, вдруг замечаю, над самой моей головой две босые пятки торчат.

Пригляделся, вижу: ступни маленькие, на подошвах грязь присохла и отваливается, как штукатурка, пальцы тоже грязные, поцарапанные, а мизинчик на левой ноге синей тряпочкой перевязан – видно, пострадал где-то… Долго я глядел на эти пятки, на пальцы, которые беспокойно шевелились над моей головой. И вдруг, сам не знаю почему, потянуло меня щекотнуть эти пятки… Даже и объяснить вам не могу.

А вот подмывает и подмывает… Взял я колючую былинку да и покорябал ею легонько одну из пяток. Разом исчезли обе ноги в кустах, и на том месте, где торчали из ветвей пятки, появилась голова. Смешная такая, глаза перепуганные, безбровые, волосы лохматые, выгоревшие, а нос весь в веснушках.

– Ты что тут? – говорю я.

– Я, – говорит, – корову ищу. Вы не видели, дядя? Маришкой зовут. Сама белая, а на боке черное. Один рог вниз торчит, а другого вовсе нет… Только вы, дядя, не верьте… Это я все вру… пробую так. Дядя, – говорит, – вы от наших отбились?

– А это кто такие ваши? – спрашиваю.

– Ясно, кто – Красная Армия… Только наши вчера за реку ушли. А вы, дядя, зачем тут? Вас немцы зацапают.

– А ну, иди сюда, – говорю. – Расскажи, что тут в твоей местности делается.

Голова исчезла, опять появилась нога, а ко мне по глиняному склону на дно оврага, как на салазках, пятками вперед, съехал мальчонка лет тринадцати.

– Дядя, – зашептал он, – вы скорее отсюда давайте куда-нибудь. Тут немцы. У них вон у того леса четыре пушки стоят, а здесь сбоку минометы ихние установлены. Тут через дорогу никакого ходу нет.

– И откуда, – говорю, – ты все это знаешь?

– Как, – говорит, – откуда? Даром, что ли, с утра наблюдаю?

– Для чего же наблюдаешь?

– Пригодится в жизни, мало ль что…

Важно

Стал я его расспрашивать, и малец рассказал мне про всю обстановку. Выяснил я, что овраг идет по лесу далеко и по дну его можно будет вывести наших из зоны огня. Мальчишка вызвался проводить нас.

Только мы стали выбираться из оврага, в лес, как вдруг засвистело в воздухе, завыло и раздался такой треск, словно вокруг половину деревьев разом на тысячи сухих щепок раскололо. Это немецкая мина угодила прямо в овраг и рванула землю около нас. Темно стало у меня в глазах.

Потом я высвободил голову из-под насыпавшейся на меня земли, огляделся: где, думаю, мой маленький товарищ? Вижу, медленно приподымает он свою кудлатую голову от земли, начинает выковыривать пальцем глину из ушей, изо рта, из носа.

– Вот это так дало! – говорит. – Попало нам, дядя, с вами, как богатым… Ой, дядя, – говорит, – погодите! Да вы ж раненый.

Совет

Хотел я подняться, а ног не чую. И вижу – из разорванного сапога кровь плывет. А мальчишка вдруг прислушался, вскарабкался к кустам, выглянул на дорогу, скатился опять вниз и шепчет:

– Дядя, – говорит, – сюда немцы идут. Офицер впереди. Честное слово! Давайте скорее отсюда. Эх ты, как вас сильно…

Попробовал я шевельнуться, а к ногам словно по десять пудов к каждой привязано. Не вылезти мне из оврага. Тянет меня вниз, назад…

– Эх, дядя, дядя, – говорит мой дружок и сам чуть не плачет, – ну, тогда лежите здесь, дядя, чтоб вас не слыхать, не видать. А я им сейчас глаза отведу, а потом вернусь, после…

Побледнел он так, что веснушек еще больше стало, а глаза у самого блестят. «Что он такое задумал?» – соображаю я. Хотел было его удержать, схватил за пятку, да куда там! Только мелькнули над моей головой его ноги с растопыренными чумазыми пальцами – на мизинчике синяя тряпочка, как сейчас вижу… Лежу я и прислушиваюсь. Вдруг слышу: «Стой!… Стоять! Не ходить дальше!»

Заскрипели над моей головой тяжелые сапоги, я расслышал, как немец спросил:

– Ты что такое тут делал?

Источник: http://litlife.club/br/?b=13646

Лев Кассиль — Рассказ об отсутствующем

Здесь можно скачать бесплатно «Лев Кассиль — Рассказ об отсутствующем» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Прочая детская литература. Так же Вы можете читать книгу онлайн без регистрации и SMS на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Рассказ об отсутствующем» читать бесплатно онлайн.

Кассиль Лев

Рассказ об отсутствующем

Лев Абрамович Кассиль

РАССКАЗ ОБ ОТСУТСТВУЮЩЕМ

Когда в большом зале штаба фронта адъютант командующего, заглянув в список награжденных, назвал очередную фамилию, в одном из задних рядов поднялся невысокий человек.

Кожа на его обострившихся скулах была желтоватой и прозрачной, что наблюдается обычно у людей, долго пролежавших в постели. Припадая на левую ногу, он шел к столу.

Командующий сделал короткий шаг навстречу ему, вручил орден, крепко пожал награжденному руку, поздравил и протянул орденскую коробку.

Обратите внимание

Награжденный, выпрямившись, бережно принял в руки орден и коробку. Он отрывисто поблагодарил, четко повернулся, как в строю, хотя ему мешала раненая нога. Секунду он стоял в нерешительности, поглядывая то на орден, лежавший у него на ладони, то на товарищей по славе, собравшихся тут. Потом снова выпрямился.

— Разрешите обратиться?

— Пожалуйста.

— Товарищ командующий… И вот вы, товарищи,- заговорил прерывающимся голосом награжденный, и все почувствовали, что человек очень взволнован.- Дозвольте сказать слово.

Вот в этот момент моей жизни, когда я принял великую награду, хочу я высказать вам о том, кто должен бы стоять здесь, рядом со мной, кто, может быть, больше меня эту великую награду заслужил и своей молодой жизни не пощадил ради нашей воинской победы.

Он протянул к сидящим в зале руку, на ладони которой поблескивал золотой ободок ордена, и обвел зал просительными глазами.

— Дозвольте мне, товарищи, свой долг выполнить перед тем, кого тут нет сейчас со мной.

— Говорите,- сказал командующий.

— Просим! — откликнулись в зале.

И тогда он рассказал.

— Вы, наверное, слышали, товарищи,- так начал он,- какое у нас создалось положение в районе Р. Нам тогда пришлось отойти, а наша часть прикрывала отход. И тут нас немцы отсекли от своих. Куда ни подадимся, всюду нарываемся на огонь. Бьют по нас немцы из минометов, долбят лесок, где мы укрылись, из гаубиц, а опушку прочесывают автоматами.

Обратите внимание

Время истекло, по часам выходит, что наши уже закрепились на новом рубеже, сил противника мы оттянули на себя достаточно, пора бы и до дому, время на соединение оттягиваться. А пробиться, видим, ни в какую нельзя. И здесь оставаться дольше нет никакой возможности. Нащупал нас немец, зажал в лесу, почуял, что наших тут горсточка всего-навсего осталась, и берет нас своими клещами за горло.

Вывод ясен — надо пробиваться окольным путем.

А где он — этот окольный путь? Куда направление выбрать? И командир наш, лейтенант Буторин Андрей Петрович, говорит: «Без разведки предварительной тут ничего не получится. Надо порыскать да пощупать, где у них щелка имеется. Если найдем — проскочим». Я, значит, сразу вызвался.

«Дозвольте, говорю, мне попробовать, товарищ лейтенант?» Внимательно посмотрел он на меня. Тут уже не в порядке рассказа, а, так сказать, сбоку, должен объяснить, что мы с Андреем из одной деревни кореши [1]. Сколько раз на рыбалку ездили на Исеть! Потом оба вместе на медеплавильном работали в Ревде. Одним словом, друзья-товарищи.

Посмотрел он на меня внимательно, нахмурился. «Хорошо, говорит, товарищ Задохтин, отправляйтесь. Задание вам ясно?»

Вывел меня на дорогу, оглянулся, схватил за руку. «Ну, Коля, говорит, давай простимся с тобой на всякий случай. Дело, сам понимаешь, смертельное. Но раз вызвался, то отказать тебе не смею. Выручай, Коля…

Мы тут больше двух часов не продержимся. Потери чересчур большие…» «Ладно, говорю, Андрей, мы с тобой не в первый раз в такой оборот угодили. Через часок жди меня. Я там высмотрю, что надо.

Ну, а уж если не вернусь, кланяйся там нашим, на Урале…»

И вот пополз я, хоронюсь по-за деревьями. Попробовал в одну сторону нет, не пробиться: густым огнем немцы по тому участку кроют. Пополз в обратную сторону. Там на краю лесочка овраг был, буерак такой, довольно глубоко промытый. А на той стороне у буерака — кустарник, и за ним дорога, поле открытое.

Спустился я в овраг, решил к кустикам подобраться и сквозь них высмотреть, что в поле делается. Стал я карабкаться по глине наверх, вдруг замечаю, над самой моей головой две босые пятки торчат.

Пригляделся, вижу: ступни маленькие, на подошвах грязь присохла и отваливается, как штукатурка, пальцы тоже грязные, поцарапанные, а мизинчик на левой ноге синей тряпочкой перевязан — видно, пострадал где-то… Долго я глядел на эти пятки, на пальцы, которые беспокойно шевелились над моей головой. И вдруг, сам не знаю почему, потянуло меня щекотнуть эти пятки… Даже и объяснить вам не могу.

Важно

А вот подмывает и подмывает… Взял я колючую былинку да и покорябал ею легонько одну из пяток. Разом исчезли обе ноги в кустах, и на том месте, где торчали из ветвей пятки, появилась голова. Смешная такая, глаза перепуганные, безбровые, волосы лохматые, выгоревшие, а нос весь в веснушках.

Читайте также:  Игры на развитие воображения детей 2; 3 лет

— Ты что тут? — говорю я.

— Я,- говорит,- корову ищу. Вы не видели, дядя? Маришкой зовут. Сама белая, а на боке черное. Один рог вниз торчит, а другого вовсе нет… Только вы, дядя, не верьте… Это я все вру… пробую так. Дядя,говорит,- вы от наших отбились?

— А это кто такие ваши? — спрашиваю.

— Ясно, кто — Красная Армия… Только наши вчера за реку ушли. А вы, дядя, зачем тут? Вас немцы зацапают.

— А ну, иди сюда,- говорю.- Расскажи, что тут в твоей местности делается.

Голова исчезла, опять появилась нога, а ко мне по глиняному склону на дно оврага, как на салазках, пятками вперед, съехал мальчонка лет тринадцати.

— Дядя,- зашептал он,- вы скорее отсюда давайте куда-нибудь. Тут немцы. У них вон у того леса четыре пушки стоят, а здесь сбоку минометы ихние установлены. Тут через дорогу никакого ходу нет.

— И откуда,- говорю,- ты все это знаешь?

— Как,- говорит,- откуда? Даром, что ли, с утра наблюдаю?

— Для чего же наблюдаешь?

— Пригодится в жизни, мало ль что…

Стал я его расспрашивать, и малец рассказал мне про всю обстановку. Выяснил я, что овраг идет по лесу далеко и по дну его можно будет вывести наших из зоны огня.

Мальчишка вызвался проводить нас. Только мы стали выбираться из оврага, в лес, как вдруг засвистело в воздухе, завыло и раздался такой треск, словно вокруг половину деревьев разом на тысячи сухих щепок раскололо.

Это немецкая мина угодила прямо в овраг и рванула землю около нас. Темно стало у меня в глазах.

Потом я высвободил голову из-под насыпавшейся на меня земли, огляделся: где, думаю, мой маленький товарищ? Вижу, медленно приподымает он свою кудлатую голову от земли, начинает выковыривать пальцем глину из ушей, изо рта, из носа.

— Вот это так дало! — говорит.- Попало нам, дядя, с вами, как богатым… Ой, дядя,- говорит,- погодите! Да вы ж раненый.

Хотел я подняться, а ног не чую. И вижу — из разорванного сапога кровь плывет. А мальчишка вдруг прислушался, вскарабкался к кустам, выглянул на дорогу, скатился опять вниз и шепчет:

— Дядя,- говорит,- сюда немцы идут. Офицер впереди. Честное слово! Давайте скорее отсюда. Эх ты, как вас сильно…

Попробовал я шевельнуться, а к ногам словно по десять пудов к каждой привязано. Не вылезти мне из оврага. Тянет меня вниз, назад…

— Эх, дядя, дядя,- говорит мой дружок и сам чуть не плачет,- ну, тогда лежите здесь, дядя, чтоб вас не слыхать, не видать. А я им сейчас глаза отведу, а потом вернусь, после…

Совет

Побледнел он так, что веснушек еще больше стало, а глаза у самого блестят. «Что он такое задумал?» — соображаю я. Хотел было его удержать, схватил за пятку, да куда там! Только мелькнули над моей головой его ноги с растопыренными чумазыми пальцами — на мизинчике синяя тряпочка, как сейчас вижу… Лежу я и прислушиваюсь. Вдруг слышу: «Стой!.. Стоять! Не ходить дальше!»

Заскрипели над моей головой тяжелые сапоги, я расслышал, как немец спросил:

— Ты что такое тут делал?

— Я, дяденька, корову ищу,- донесся до меня голос моего дружка,хорошая такая корова, сама белая, а на боке черное, один рог вниз торчит, а другого вовсе нет. Маришкой зовут. Вы не видели?

— Какая такая корова? Ты, я вижу, хочешь болтать мне глупости. Иди сюда близко. Ты что такое лазал тут уж очень долго, я тебя видел, как ты лазал.

— Дяденька, я корову ищу,- стал опять плаксиво тянуть мой мальчонка. И внезапно по дороге четко застучали его легкие босые пятки.

— Стоять! Куда ты смел? Назад! Буду стрелять! — закричал немец.

Над моей головой забухали тяжелые кованые сапоги. Потом раздался выстрел. Я понял: дружок мой нарочно бросился бежать в сторону от оврага, чтобы отвлечь немцев от меня. Я прислушался, задыхаясь. Снова ударил выстрел. И услышал я далекий, слабый вскрик. Потом стало очень тихо…

Я как припадочный бился. Я зубами грыз землю, чтобы не закричать, я всей грудью на свои руки навалился, чтобы не дать им схватиться за оружие и не ударить по фашистам. А ведь нельзя мне было себя обнаруживать. Надо выполнить задание до конца. Погибнут без меня наши. Не выберутся.

Опираясь на локти, цепляясь за ветви, пополз я… После уже ничего не помню. Помню только — когда открыл глаза, увидел над собой совсем близко лицо Андрея…

Источник: https://www.libfox.ru/25888-lev-kassil-rasskaz-ob-otsutstvuyushchem.html

Рассказ об отсутствующем. Лев Кассиль

Когда в большом зале штаба фронта адъютант командующего, заглянув в список награжденных, назвал очередную фамилию, в одном из задних рядов поднялся невысокий человек. Кожа на его обострившихся скулах была желтоватой и прозрачной, что наблюдается обычно у людей, долго пролежавших в постели. Припадая на левую ногу, он шел к столу.

Командующий сделал короткий шаг навстречу ему, вручил орден, крепко пожал награжденному руку, поздравил и протянул орденскую коробку.

Награжденный, выпрямившись, бережно принял в руки орден и коробку. Он отрывисто поблагодарил, четко повернулся, как в строю, хотя ему мешала раненая нога.

Секунду он стоял в нерешительности, поглядывая то на орден, лежавший у него на ладони, то на товарищей по славе, собравшихся тут. Потом снова выпрямился.

— Разрешите обратиться?

— Пожалуйста.

— Товарищ командующий… И вот вы, товарищи, — заговорил прерывающимся голосом награжденный, и все почувствовали, что человек очень взволнован. — Дозвольте сказать слово.

Вот в этот момент моей жизни, когда я принял великую награду, хочу я высказать вам о том, кто должен бы стоять здесь, рядом со мной, кто, может быть, больше меня эту великую награду заслужил и своей молодой жизни не пощадил ради нашей воинской победы.

Он протянул к сидящим в зале руку, на ладони которой поблескивал золотой ободок ордена, и обвел зал просительными глазами.

— Дозвольте мне, товарищи, свой долг выполнить перед тем, кого тут нет сейчас со мной.

— Говорите, — сказал командующий.

— Просим! — откликнулись в вале. И тогда он рассказал.

— Вы, наверное, слышали, товарищи, — так начал он, — какое у нас создалось положение в районе Р. Нам тогда пришлось отойти, а наша часть прикрывала отход. И тут нас немцы отсекли от своих. Куда ни подадимся, всюду нарываемся на огонь. Бьют по нас немцы из минометов, долбят лесок, где мы укрылись, из гаубиц, а опушку прочесывают автоматами.

Обратите внимание

Время истекло, по часам выходит, что наши уже закрепились на новом рубеже, сил противника мы оттянули на себя достаточно, пора бы и до дому, время на соединение оттягиваться. А пробиться, видим, ни в какую нельзя. И здесь оставаться дольше нет никакой возможности. Нащупал нас немец, зажал в лесу, почуял, что наших тут горсточка всего-навсего осталась, и берет нас своими клещами за горло.

Вывод ясен — надо пробиваться окольным путем.

А где он — этот окольный путь? Куда направление выбрать? И командир наш, лейтенант Буторин Андрей Петрович, говорит: «Без разведки предварительной тут ничего не получится. Надо порыскать да пощупать, где у них щелка имеется. Если найдем — проскочим». Я, значит, сразу вызвался.

«Дозвольте, говорю, мне попробовать, товарищ лейтенант?» Внимательно посмотрел он на меня. Тут уже не в порядке рассказа, а, так сказать, сбоку, должен объяснить, что мы с Андреем из одной деревни — кореши. Сколько раз на рыбалку ездили на Исеть! Потом оба вместе на медеплавильном работали в Ревде. Одним словом, друзья-товарищи.

Обратите внимание

Посмотрел он на меня внимательно, нахмурился. «Хорошо, говорит, товарищ Задохтин, отправляйтесь. Задание вам ясно?»

Вывел меня на дорогу, оглянулся, схватил за руку. «Ну, Коля, говорит, давай простимся с тобой на всякий случай. Дело, сам понимаешь, смертельное. Но раз вызвался, то отказать тебе не смею.

Выручай, Коля… Мы тут больше двух часов не продержимся. Потери чересчур большие…» — «Ладно, говорю, Андрей, мы с тобой не в первый раз в такой оборот угодили. Через часок жди меня. Я там высмотрю, что надо.

Ну, а уж если не вернусь, кланяйся там нашим, на Урале…»

И вот пополз я, хоронюсь по-за деревьями. Попробовал в одну сторону — нет, не пробиться: густым огнем немцы по тому участку кроют. Пополз в обратную сторону. Там на краю лесочка овраг был, буерак такой, довольно глубоко промытый. А на той стороне у буерака — кустарник, и за ним — дорога, поле открытое.

Спустился я в овраг, решил к кустикам подобраться и сквозь них высмотреть, что в поле делается. Стал я карабкаться по глине наверх, вдруг замечаю, над самой моей головой две босые пятки торчат.

Пригляделся, вижу: ступни маленькие, на подошвах грязь присохла и отваливается, как штукатурка, пальцы тоже грязные, поцарапанные, а мизинчик на левой ноге синей тряпочкой перевязан — видно, пострадал где-то… Долго я глядел на эти пятки, на пальцы, которые беспокойно шевелились над моей головой. И вдруг, сам не знаю почему, потянуло меня щекотнуть эти пятки… Даже и объяснить вам не могу.

А вот подмывает и подмывает… Взял я колючую былинку да и покорябал ею легонько одну из пяток. Разом исчезли обе ноги в кустах, и на том месте, где торчали из ветвей пятки, появилась голова. Смешная такая, глаза перепуганные, безбровые, волосы лохматые, выгоревшие, а нос весь в веснушках.

— Ты что тут? — говорю я.

— Я, — говорит, — корову ищу. Вы не видели, дядя? Маришкой зовут. Сама белая, а на боке черное. Один рог вниз торчит, а другого вовсе нет… Только вы, дядя, не верьте… Это я все вру… пробую так. Дядя, — говорит, — вы от наших отбились?

— А это кто такие ваши? — спрашиваю.

— Ясно, кто — Красная Армия… Только наши вчера за реку ушли. А вы, дядя, зачем тут? Вас немцы зацапают.

— А ну, иди сюда, — говорю. — Расскажи, что тут в твоей местности делается.

Голова исчезла, опять появилась нога, а ко мне по глиняному склону на дно оврага, как на салазках, пятками вперед, съехал мальчонка лет тринадцати.

— Дядя, — зашептал он, — вы скорее отсюда давайте куда-нибудь. Тут немцы. У них вон у того леса четыре пушки стоят, а здесь сбоку минометы ихние установлены. Тут через дорогу никакого ходу нет.

— И откуда, — говорю, — ты все это знаешь?

— Как, — говорит, — откуда? Даром, что ли, с утра наблюдаю?

— Для чего же наблюдаешь?

— Пригодится в жизни, мало ль что…

Важно

Стал я его расспрашивать, и малец рассказал мне про всю обстановку. Выяснил я, что овраг идет по лесу далеко и по дну его можно будет вывести наших из зоны огня. Мальчишка вызвался проводить нас.

Только мы стали выбираться из оврага, в лес, как вдруг засвистело в воздухе, завыло и раздался такой треск, словно вокруг половину деревьев разом на тысячи сухих щепок раскололо. Это немецкая мина угодила прямо в овраг и рванула землю около нас. Темно стало у меня в глазах.

Потом я высвободил голову из-под насыпавшейся на меня земли, огляделся: где, думаю, мой маленький товарищ? Вижу, медленно приподымает он свою кудлатую голову от земли, начинает выковыривать пальцем глину из ушей, изо рта, из носа.

— Вот это так дало! — говорит. — Попало нам, дядя, с вами, как богатым… Ой, дядя, — говорит, — погодите! Да вы ж раненый.

Читайте также:  Цыферов «паровозик из ромашково» читать

Хотел я подняться, а ног не чую. И вижу — из разорванного сапога кровь плывет. А мальчишка вдруг прислушался, вскарабкался к кустам, выглянул на дорогу, скатился опять вниз и шепчет:

— Дядя, — говорит, — сюда немцы идут. Офицер впереди. Честное слово! Давайте скорее отсюда. Эх ты, как вас сильно…

Попробовал я шевельнуться, а к ногам словно по десять пудов к каждой привязано. Не вылезти мне из оврага. Тянет меня вниз, назад…

— Эх, дядя, дядя, — говорит мой дружок и сам чуть не плачет, — ну, тогда лежите здесь, дядя, чтоб вас не слыхать, не видать. А я им сейчас глаза отведу, а потом вернусь, после…

Побледнел он так, что веснушек еще больше стало, а глаза у самого блестят. «Что он такое задумал?» — соображаю я. Хотел было его удержать, схватил за пятку, да куда там! Только мелькнули над моей головой его ноги с растопыренными чумазыми пальцами — на мизинчике синяя тряпочка, как сейчас вижу… Лежу я и прислушиваюсь. Вдруг слышу: «Стой!… Стоять! Не ходить дальше!»

Заскрипели над моей головой тяжелые сапоги, я расслышал, как немец спросил:

— Ты что такое тут делал?

— Я, дяденька, корову ищу, — донесся до меня голос моего дружка, — хорошая такая корова, сама белая, а на боке черное, один рог вниз торчит, а другого вовсе нет. Маришкой зовут. Вы не видели?

— Какая такая корова? Ты, я вижу, хочешь болтать мне глупости. Иди сюда близко. Ты что такое лазал тут уж очень долго, я тебя видел, как ты лазал.

— Дяденька, я корову ищу, — стал опять плаксиво тянуть мой мальчонка. И внезапно по дороге четко застучали его легкие босые пятки.

— Стоять! Куда ты смел? Назад! Буду стрелять! — закричал немец.Над моей головой забухали тяжелые кованые сапоги. Потом раздался выстрел. Я понял: дружок мой нарочно бросился бежать в сторону от оврага, чтобы отвлечь немцев от меня. Я прислушался, задыхаясь. Снова ударил выстрел.

И услышал я далекий, слабый вскрик. Потом стало очень тихо… Я как припадочный бился. Я зубами грыз землю, чтобы не закричать, я всей грудью на свои руки навалился, чтобы не дать им схватиться за оружие и не ударить по фашистам. А ведь нельзя мне было себя обнаруживать. Надо выполнить задание до конца.

Погибнут без меня наши. Не выберутся.

Опираясь на локти, цепляясь за ветви, пополз я… После уже ничего не помню. Помню только — когда открыл глаза, увидел над собой совсем близко лицо Андрея…

Ну вот, так мы и выбрались через тот овраг из лесу.

Он остановился, передохнул и медленно обвел глазами весь зал.

— Вот, товарищи, кому я жизнью своей обязан, кто нашу часть вызволить из беды помог. Понятно, стоять бы ему тут, у этого стола. Да вот не вышло… И есть у меня еще одна просьба к вам… Почтим, товарищи, память дружка моего безвестного — героя безымянного… Вот даже и как звать его, спросить не успел…

Совет

И в большом зале тихо поднялись летчики, танкисты, моряки, генералы, гвардейцы — люди славных боев, герои жестоких битв, поднялись, чтобы почтить память маленького, никому неведомого героя, имени которого никто не знал. Молча стояли понурившиеся люди в зале, и каждый по-своему видел перед собой кудлатого мальчонку, веснушчатого и голопятого, с синей замурзанной тряпочкой на босой ноге…

Источник: http://smartfiction.ru/prose/story_of_the_missing/

You books. Лев Кассиль. Рассказ Об Отсутствующем

/ Language: Русский / Genre:children,

Лев Кассиль

Лев Абрмович Кссиль

РАССКАЗ ОБ ОТСУТСТВУЮЩЕМ

Когд в большом зле штб фронт дъютнт комндующего, зглянув в список нгржденных, нзвл очередную фмилию, в одном из здних рядов поднялся невысокий человек. Кож н его обострившихся скулх был желтовтой и прозрчной, что нблюдется обычно у людей, долго пролежвших в постели. Припдя н левую ногу, он шел к столу. Комндующий сделл короткий шг нвстречу ему, вручил орден, крепко пожл нгржденному руку, поздрвил и протянул орденскую коробку.

Нгржденный, выпрямившись, бережно принял в руки орден и коробку. Он отрывисто поблгодрил, четко повернулся, кк в строю, хотя ему мешл рненя ног. Секунду он стоял в нерешительности, поглядывя то н орден, лежвший у него н лдони, то н товрищей по слве, собрвшихся тут. Потом снов выпрямился.

— Рзрешите обртиться?

— Пожлуйст.

— Товрищ комндующий… И вот вы, товрищи,- зговорил прерывющимся голосом нгржденный, и все почувствовли, что человек очень взволновн.- Дозвольте скзть слово. Вот в этот момент моей жизни, когд я принял великую нгрду, хочу я выскзть вм о том, кто должен бы стоять здесь, рядом со мной, кто, может быть, больше меня эту великую нгрду зслужил и своей молодой жизни не пощдил рди ншей воинской победы.

Он протянул к сидящим в зле руку, н лдони которой поблескивл золотой ободок орден, и обвел зл просительными глзми.

— Дозвольте мне, товрищи, свой долг выполнить перед тем, кого тут нет сейчс со мной.

— Говорите,- скзл комндующий.

— Просим! — откликнулись в зле.

И тогд он рсскзл.

— Вы, нверное, слышли, товрищи,- тк нчл он,- ккое у нс создлось положение в рйоне Р. Нм тогд пришлось отойти, нш чсть прикрывл отход. И тут нс немцы отсекли от своих. Куд ни поддимся, всюду нрывемся н огонь. Бьют по нс немцы из минометов, долбят лесок, где мы укрылись, из губиц, опушку прочесывют втомтми. Время истекло, по чсм выходит, что нши уже зкрепились н новом рубеже, сил противник мы оттянули н себя достточно, пор бы и до дому, время н соединение оттягивться. А пробиться, видим, ни в ккую нельзя. И здесь оствться дольше нет никкой возможности. Нщупл нс немец, зжл в лесу, почуял, что нших тут горсточк всего-нвсего остлсь, и берет нс своими клещми з горло. Вывод ясен — ндо пробивться окольным путем.

А где он — этот окольный путь? Куд нпрвление выбрть? И комндир нш, лейтеннт Буторин Андрей Петрович, говорит: «Без рзведки предврительной тут ничего не получится. Ндо порыскть д пощупть, где у них щелк имеется. Если нйдем — проскочим». Я, знчит, срзу вызвлся. «Дозвольте, говорю, мне попробовть, товрищ лейтеннт?» Внимтельно посмотрел он н меня. Тут уже не в порядке рсскз, , тк скзть, сбоку, должен объяснить, что мы с Андреем из одной деревни кореши [1]. Сколько рз н рыблку ездили н Исеть! Потом об вместе н медеплвильном рботли в Ревде. Одним словом, друзья-товрищи. Посмотрел он н меня внимтельно, нхмурился. «Хорошо, говорит, товрищ Здохтин, отпрвляйтесь. Здние вм ясно?»

Вывел меня н дорогу, оглянулся, схвтил з руку. «Ну, Коля, говорит, двй простимся с тобой н всякий случй. Дело, см понимешь, смертельное. Но рз вызвлся, то откзть тебе не смею. Выручй, Коля… Мы тут больше двух чсов не продержимся. Потери чересчур большие…» «Лдно, говорю, Андрей, мы с тобой не в первый рз в ткой оборот угодили. Через чсок жди меня. Я тм высмотрю, что ндо. Ну, уж если не вернусь, клняйся тм ншим, н Урле…»

И вот пополз я, хоронюсь по-з деревьями. Попробовл в одну сторону нет, не пробиться: густым огнем немцы по тому учстку кроют. Пополз в обртную сторону. Тм н крю лесочк оврг был, буерк ткой, довольно глубоко промытый. А н той стороне у буерк — кустрник, и з ним дорог, поле открытое. Спустился я в оврг, решил к кустикм подобрться и сквозь них высмотреть, что в поле делется. Стл я крбкться по глине нверх, вдруг змечю, нд смой моей головой две босые пятки торчт. Пригляделся, вижу: ступни мленькие, н подошвх грязь присохл и отвливется, кк штуктурк, пльцы тоже грязные, поцрпнные, мизинчик н левой ноге синей тряпочкой перевязн — видно, пострдл где-то… Долго я глядел н эти пятки, н пльцы, которые беспокойно шевелились нд моей головой. И вдруг, см не зню почему, потянуло меня щекотнуть эти пятки… Дже и объяснить вм не могу. А вот подмывет и подмывет… Взял я колючую былинку д и покорябл ею легонько одну из пяток. Рзом исчезли обе ноги в кустх, и н том месте, где торчли из ветвей пятки, появилсь голов. Смешня ткя, глз перепугнные, безбровые, волосы лохмтые, выгоревшие, нос весь в веснушкх.

— Ты что тут? — говорю я.

— Я,- говорит,- корову ищу. Вы не видели, дядя? Мришкой зовут. См беля, н боке черное. Один рог вниз торчит, другого вовсе нет… Только вы, дядя, не верьте… Это я все вру… пробую тк. Дядя,говорит,- вы от нших отбились?

— А это кто ткие вши? — спршивю.

— Ясно, кто — Крсня Армия… Только нши вчер з реку ушли. А вы, дядя, зчем тут? Вс немцы зцпют.

— А ну, иди сюд,- говорю.- Рсскжи, что тут в твоей местности делется.

Голов исчезл, опять появилсь ног, ко мне по глиняному склону н дно оврг, кк н слзкх, пяткми вперед, съехл мльчонк лет триндцти.

— Дядя,- зшептл он,- вы скорее отсюд двйте куд-нибудь. Тут немцы. У них вон у того лес четыре пушки стоят, здесь сбоку минометы ихние устновлены. Тут через дорогу никкого ходу нет.

— И откуд,- говорю,- ты все это знешь?

— Кк,- говорит,- откуд? Дром, что ли, с утр нблюдю?

— Для чего же нблюдешь?

— Пригодится в жизни, мло ль что…

Обратите внимание

Стл я его рсспршивть, и млец рсскзл мне про всю обстновку. Выяснил я, что оврг идет по лесу длеко и по дну его можно будет вывести нших из зоны огня.

Мльчишк вызвлся проводить нс. Только мы стли выбирться из оврг, в лес, кк вдруг зсвистело в воздухе, звыло и рздлся ткой треск, словно вокруг половину деревьев рзом н тысячи сухих щепок рскололо. Это немецкя мин угодил прямо в оврг и рвнул землю около нс. Темно стло у меня в глзх. Потом я высвободил голову из-под нсыпвшейся н меня земли, огляделся: где, думю, мой мленький товрищ? Вижу, медленно приподымет он свою кудлтую голову от земли, нчинет выковыривть пльцем глину из ушей, изо рт, из нос.

— Вот это тк дло! — говорит.- Попло нм, дядя, с вми, кк богтым… Ой, дядя,- говорит,- погодите! Д вы ж рненый.

Хотел я подняться, ног не чую. И вижу — из рзорвнного спог кровь плывет. А мльчишк вдруг прислушлся, вскрбклся к кустм, выглянул н дорогу, сктился опять вниз и шепчет:

— Дядя,- говорит,- сюд немцы идут. Офицер впереди. Честное слово! Двйте скорее отсюд. Эх ты, кк вс сильно…

Попробовл я шевельнуться, к ногм словно по десять пудов к кждой привязно. Не вылезти мне из оврг. Тянет меня вниз, нзд…

— Эх, дядя, дядя,- говорит мой дружок и см чуть не плчет,- ну, тогд лежите здесь, дядя, чтоб вс не слыхть, не видть. А я им сейчс глз отведу, потом вернусь, после…

Побледнел он тк, что веснушек еще больше стло, глз у смого блестят. «Что он ткое здумл?» — сообржю я. Хотел было его удержть, схвтил з пятку, д куд тм! Только мелькнули нд моей головой его ноги с рстопыренными чумзыми пльцми — н мизинчике синяя тряпочк, кк сейчс вижу… Лежу я и прислушивюсь. Вдруг слышу: «Стой!.. Стоять! Не ходить дльше!»

Зскрипели нд моей головой тяжелые споги, я рсслышл, кк немец спросил:

— Ты что ткое тут делл?

— Я, дяденьк, корову ищу,- донесся до меня голос моего дружк,хорошя ткя коров, см беля, н боке черное, один рог вниз торчит, другого вовсе нет. Мришкой зовут. Вы не видели?

— Ккя ткя коров? Ты, я вижу, хочешь болтть мне глупости. Иди сюд близко. Ты что ткое лзл тут уж очень долго, я тебя видел, кк ты лзл.

— Дяденьк, я корову ищу,- стл опять плксиво тянуть мой мльчонк. И внезпно по дороге четко зстучли его легкие босые пятки.

— Стоять! Куд ты смел? Нзд! Буду стрелять! — зкричл немец.

Нд моей головой збухли тяжелые ковные споги. Потом рздлся выстрел. Я понял: дружок мой нрочно бросился бежть в сторону от оврг, чтобы отвлечь немцев от меня. Я прислушлся, здыхясь. Снов удрил выстрел. И услышл я длекий, слбый вскрик. Потом стло очень тихо… Я кк припдочный бился. Я зубми грыз землю, чтобы не зкричть, я всей грудью н свои руки нвлился, чтобы не дть им схвтиться з оружие и не удрить по фшистм. А ведь нельзя мне было себя обнруживть. Ндо выполнить здние до конц. Погибнут без меня нши. Не выберутся.

Читайте также:  Подвижные игры для детей 5, 6, 7 лет

Опирясь н локти, цепляясь з ветви, пополз я… После уже ничего не помню. Помню только — когд открыл глз, увидел нд собой совсем близко лицо Андрея…

Ну вот, тк мы и выбрлись через тот оврг из лесу.

Он остновился, передохнул и медленно обвел глзми весь зл.

— Вот, товрищи, кому я жизнью своей обязн, кто ншу чсть вызволить из беды помог. Понятно, стоять бы ему тут, у этого стол. Д вот не вышло… И есть у меня еще одн просьб к вм… Почтим, товрищи, пмять дружк моего безвестного — героя безымянного… Вот дже и кк звть его, спросить не успел…

И в большом зле тихо поднялись летчики, тнкисты, моряки, генерлы, гврдейцы — люди слвных боев, герои жестоких битв, поднялись, чтобы почтить пмять мленького, никому неведомого героя, имени которого никто не знл. Молч стояли понурившиеся люди в зле, и кждый по-своему видел перед собой кудлтого мльчонку, веснушчтого и голопятого, с синей змурзнной тряпочной н босой ноге…

ПРИМЕЧАНИЯ

Важно

Это одно из смых первых произведений советской литертуры, зпечтлевших подвиг юного героя Великой Отечественной войны, отдвшего свою жизнь для спсения жизни других людей. Этот рсскз нписн н основе нстоящего события, о котором говорилось в письме, прислнном в Рдиокомитет. Лев Кссиль рботл тогд н рдио и, прочитв это письмо, срзу нписл рсскз, который вскоре же был передн по рдио и вошел в сборник рсскзов пистеля «Есть ткие люди», вышедший в Москве в издтельстве «Советский пистель» в 1943 году, ткже в сборник «Обыкновенные ребят» и др. По рдио он передвлся неоднокртно.

1. Кореши — в некоторых облстях тк нзывют друзей, земляков, то есть людей одного «корня».

Источник: http://www.you-books.com/book/L-Kassil/Rasskaz-Ob-Otsutstvuyushhem

Лев Кассиль. РАССКАЗ ОБ ОТСУТСТВУЮЩЕМ

Когда в большом зале штаба фронта адъютант командующего, заглянув в список награжденных, назвал очередную фамилию, в одном из задних рядов поднялся невысокий человек.

Кожа на его обострившихся скулах была желтоватой и прозрачной, что наблюдается обычно у людей, долго пролежавших в постели. Припадая на левую ногу, он шел к столу.

Командующий сделал короткий шаг навстречу ему, вручил орден, крепко пожал награжденному руку, поздравил и протянул орденскую коробку.

Награжденный, выпрямившись, бережно принял в руки орден и коробку. Он отрывисто поблагодарил, четко повернулся, как в строю, хотя ему мешала раненая нога.

Секунду он стоял в нерешительности, поглядывая то на орден, лежавший у него на ладони, то на товарищей по славе, собравшихся тут. Потом снова выпрямился.

— Разрешите обратиться?

— Пожалуйста.

— Товарищ командующий… Р� РІРѕС‚ РІС‹, товарищи,- заговорил прерывающимся голосом награжденный, Рё РІСЃРµ почувствовали, что человек очень взволнован.- Дозвольте сказать слово.

Вот в этот момент моей жизни, когда я принял великую награду, хочу я высказать вам о том, кто должен бы стоять здесь, рядом со мной, кто, может быть, больше меня эту великую награду заслужил и своей молодой жизни не пощадил ради нашей воинской победы.

Он протянул к сидящим в зале руку, на ладони которой поблескивал золотой ободок ордена, и обвел зал просительными глазами.

— Дозвольте РјРЅРµ, товарищи, СЃРІРѕР№ долг выполнить перед тем, РєРѕРіРѕ тут нет сейчас СЃРѕ РјРЅРѕР№.

— Говорите,- сказал командующий.

— РџСЂРѕСЃРёРј! — откликнулись РІ зале.

� тогда он рассказал.

— Р’С‹, наверное, слышали, товарищи,- так начал РѕРЅ,- какое Сѓ нас создалось положение РІ районе Р . Нам тогда пришлось отойти, Р° наша часть прикрывала отход.

Совет

� тут нас немцы отсекли от своих. Куда ни подадимся, всюду нарываемся на огонь.

Бьют по нас немцы из минометов, долбят лесок, где мы укрылись, из гаубиц, а опушку прочесывают автоматами.

Время истекло, по часам выходит, что наши уже закрепились на новом рубеже, сил противника мы оттянули на себя достаточно, пора бы и до дому, время на соединение оттягиваться.

А пробиться, видим, ни в какую нельзя. � здесь оставаться дольше нет никакой возможности. Нащупал нас немец, зажал в лесу, почуял, что наших тут горсточка всего-навсего осталась, и берет

нас СЃРІРѕРёРјРё клещами Р·Р° горло. Вывод ясен — надо пробиваться окольным путем.

Рђ РіРґРµ РѕРЅ — этот окольный путь? РљСѓРґР° направление выбрать? Р� командир наш, лейтенант Буторин Андрей Петрович, РіРѕРІРѕСЂРёС‚: «Р‘ез разведки предварительной тут ничего РЅРµ получится.

Надо порыскать РґР° пощупать, РіРґРµ Сѓ РЅРёС… щелка имеется. Если найдем — проскочим». РЇ, значит, сразу вызвался.

«Р”озвольте, РіРѕРІРѕСЂСЋ, РјРЅРµ попробовать, товарищ лейтенант?» Внимательно посмотрел РѕРЅ РЅР° меня.

РўСѓС‚ уже РЅРµ РІ РїРѕСЂСЏРґРєРµ рассказа, Р°, так сказать, СЃР±РѕРєСѓ, должен объяснить, что РјС‹ СЃ Андреем РёР· РѕРґРЅРѕР№ деревни — кореши [1].

Обратите внимание

Сколько раз РЅР° рыбалку ездили РЅР° Р�сеть! Потом РѕР±Р° вместе РЅР° медеплавильном работали РІ Ревде. РћРґРЅРёРј словом, РґСЂСѓР·СЊСЏ-товарищи. Посмотрел РѕРЅ РЅР° меня внимательно, нахмурился. «РҐРѕСЂРѕС€Рѕ, РіРѕРІРѕСЂРёС‚, товарищ Задохтин, отправляйтесь. Задание вам СЏСЃРЅРѕ?»

Вывел меня РЅР° РґРѕСЂРѕРіСѓ, оглянулся, схватил Р·Р° СЂСѓРєСѓ. «РќСѓ, Коля, РіРѕРІРѕСЂРёС‚, давай простимся СЃ тобой РЅР° РІСЃСЏРєРёР№ случай. Дело, сам понимаешь, смертельное.

РќРѕ раз вызвался, то отказать тебе РЅРµ смею. Выручай, Коля…РњС‹ тут больше РґРІСѓС… часов РЅРµ продержимся. Потери чересчур большие…

» — «Р›Р°РґРЅРѕ, РіРѕРІРѕСЂСЋ, Андрей, РјС‹ СЃ тобой РЅРµ РІ первый раз РІ такой РѕР±РѕСЂРѕС‚ угодили. Через часок жди меня. РЇ там высмотрю, что надо.

РќСѓ, Р° СѓР¶ если РЅРµ вернусь, кланяйся там нашим, РЅР° Урале…»

Р� РІРѕС‚ пополз СЏ, С…РѕСЂРѕРЅСЋСЃСЊ РїРѕ-Р·Р° деревьями. Попробовал РІ РѕРґРЅСѓ сторону — нет, РЅРµ пробиться: густым огнем немцы РїРѕ тому участку РєСЂРѕСЋС‚. Пополз РІ обратную сторону.

Там РЅР° краю лесочка овраг был, буерак такой, довольно глубоко промытый. Рђ РЅР° той стороне Сѓ буерака — кустарник, Рё Р·Р° РЅРёРј — РґРѕСЂРѕРіР°, поле открытое.

Спустился я в овраг, решил к кустикам подобраться и сквозь них высмотреть, что в поле делается. Стал я карабкаться по глине наверх, вдруг замечаю, над самой моей головой две босые пятки торчат.

Пригляделся, вижу: ступни маленькие, РЅР° подошвах РіСЂСЏР·СЊ присохла Рё отваливается, как штукатурка, пальцы тоже грязные, поцарапанные, Р° мизинчик РЅР° левой РЅРѕРіРµ синей тряпочкой перевязан — РІРёРґРЅРѕ, пострадал РіРґРµ-то… Долго СЏ глядел РЅР° эти пятки, РЅР° пальцы, которые беспокойно шевелились над моей головой. Р� РІРґСЂСѓРі, сам РЅРµ знаю почему, потянуло меня щекотнуть эти пятки… Даже Рё объяснить вам РЅРµ РјРѕРіСѓ. Рђ РІРѕС‚ подмывает Рё подмывает… Р’Р·СЏР» СЏ колючую былинку РґР° Рё покорябал ею легонько РѕРґРЅСѓ РёР· пяток. Разом исчезли РѕР±Рµ РЅРѕРіРё РІ кустах, Рё РЅР° том месте, РіРґРµ торчали РёР· ветвей пятки, появилась голова. Смешная такая, глаза перепуганные, безбровые, волосы лохматые, выгоревшие, Р° РЅРѕСЃ весь РІ веснушках.

— РўС‹ что тут? — РіРѕРІРѕСЂСЋ СЏ.

— РЇ,- РіРѕРІРѕСЂРёС‚,- РєРѕСЂРѕРІСѓ ищу. Р’С‹ РЅРµ видели, РґСЏРґСЏ? Маришкой Р·РѕРІСѓС‚. Сама белая, Р° РЅР° Р±РѕРєРµ черное.

Важно

РћРґРёРЅ СЂРѕРі РІРЅРёР· торчит, Р° РґСЂСѓРіРѕРіРѕ РІРѕРІСЃРµ нет…Только РІС‹, РґСЏРґСЏ, РЅРµ верьте… Это СЏ РІСЃРµ РІСЂСѓ… РїСЂРѕР±СѓСЋ так.

Дядя,- говорит,- вы от наших отбились?

— Рђ это кто такие ваши? — спрашиваю.

— РЇСЃРЅРѕ, кто — Красная РђСЂРјРёСЏ… Только наши вчера Р·Р° реку ушли. Рђ РІС‹, РґСЏРґСЏ, зачем тут? Вас немцы зацапают.

— Рђ РЅСѓ, РёРґРё СЃСЋРґР°,- РіРѕРІРѕСЂСЋ.- Расскажи, что тут РІ твоей местности делается.

Голова исчезла, опять появилась нога, а ко мне по глиняному склону на дно оврага, как на салазках, пятками вперед, съехал мальчонка лет тринадцати.

— Дядя,- зашептал РѕРЅ,- РІС‹ скорее отсюда давайте РєСѓРґР°-РЅРёР±СѓРґСЊ. РўСѓС‚ немцы. РЈ РЅРёС… РІРѕРЅ Сѓ того леса четыре пушки стоят, Р° здесь СЃР±РѕРєСѓ минометы РёС…РЅРёРµ установлены. РўСѓС‚ через РґРѕСЂРѕРіСѓ никакого С…РѕРґСѓ нет.

— Р� откуда,- РіРѕРІРѕСЂСЋ,- ты РІСЃРµ это знаешь?

— Как,- РіРѕРІРѕСЂРёС‚,- откуда? Даром, что ли, СЃ утра наблюдаю?

— Для чего же наблюдаешь?

— Пригодится РІ жизни, мало ль что…

Стал я его расспрашивать, и малец рассказал мне про всю обстановку. Выяснил я, что овраг идет по лесу далеко и по дну его можно будет вывести наших из зоны огня.

Мальчишка вызвался проводить нас. Только мы стали выбираться из оврага, в лес, как вдруг засвистело в воздухе, завыло и раздался такой треск, словно вокруг половину деревьев разом на тысячи сухих щепок раскололо.

Это немецкая мина угодила прямо в овраг и рванула землю около нас. Темно стало у меня в глазах.

Потом я высвободил голову из-под насыпавшейся на меня земли, огляделся: где, думаю, мой маленький товарищ? Вижу, медленно приподымает он свою кудлатую голову от земли, начинает выковыривать пальцем глину из ушей, изо рта, из носа.

— Р’РѕС‚ это так дало! — РіРѕРІРѕСЂРёС‚.- Попало нам, РґСЏРґСЏ, СЃ вами, как богатым… РћР№, РґСЏРґСЏ,- РіРѕРІРѕСЂРёС‚,- погодите! Да РІС‹ Р¶ раненый.

Хотел СЏ подняться, Р° РЅРѕРі РЅРµ чую. Р� вижу — РёР· разорванного сапога РєСЂРѕРІСЊ плывет. Рђ мальчишка РІРґСЂСѓРі прислушался, вскарабкался Рє кустам, выглянул РЅР° РґРѕСЂРѕРіСѓ, скатился опять РІРЅРёР· Рё шепчет:

— Дядя,- РіРѕРІРѕСЂРёС‚,- СЃСЋРґР° немцы РёРґСѓС‚. Офицер впереди. Честное слово! Давайте скорее отсюда. Р­С… ты, как вас сильно…

Попробовал СЏ шевельнуться, Р° Рє ногам словно РїРѕ десять РїСѓРґРѕРІ Рє каждой привязано. РќРµ вылезти РјРЅРµ РёР· оврага. Тянет меня РІРЅРёР·, назад…

— Р­С…, РґСЏРґСЏ, РґСЏРґСЏ,- РіРѕРІРѕСЂРёС‚ РјРѕР№ дружок Рё сам чуть РЅРµ плачет,- РЅСѓ, тогда лежите здесь, РґСЏРґСЏ, чтоб вас РЅРµ слыхать, РЅРµ видать. Рђ СЏ РёРј сейчас глаза отведу, Р° потом вернусь, после…

Совет

Побледнел РѕРЅ так, что веснушек еще больше стало, Р° глаза Сѓ самого блестят. «Р§С‚Рѕ РѕРЅ такое задумал?» — соображаю СЏ.

Хотел было его удержать, схватил Р·Р° пятку, РґР° РєСѓРґР° там! Только мелькнули над моей головой его РЅРѕРіРё СЃ растопыренными чумазыми пальцами — РЅР° мизинчике СЃРёРЅСЏСЏ тряпочка,как сейчас вижу…

Лежу СЏ Рё прислушиваюсь. Р’РґСЂСѓРі слышу: «РЎС‚РѕР№!.. Стоять! РќРµ ходить дальше!»

Заскрипели над моей головой тяжелые сапоги, я расслышал, как немец спросил:

— РўС‹ что такое тут делал?

— РЇ, дяденька, РєРѕСЂРѕРІСѓ ищу,- донесся РґРѕ меня голос моего дружка,- хорошая такая РєРѕСЂРѕРІР°, сама белая, Р° РЅР° Р±РѕРєРµ черное, РѕРґРёРЅ СЂРѕРі РІРЅРёР· торчит, Р° РґСЂСѓРіРѕРіРѕ РІРѕРІСЃРµ нет. Маришкой Р·РѕРІСѓС‚. Р’С‹ РЅРµ видели?

— Какая такая РєРѕСЂРѕРІР°? РўС‹, СЏ вижу, хочешь болтать РјРЅРµ глупости. Р�РґРё СЃСЋРґР° близко. РўС‹ что такое лазал тут СѓР¶ очень долго, СЏ тебя видел, как ты лазал.

— Дяденька, СЏ РєРѕСЂРѕРІСѓ ищу,- стал опять плаксиво тянуть РјРѕР№ мальчонка. Р� внезапно РїРѕ РґРѕСЂРѕРіРµ четко застучали его легкие босые пятки.

— Стоять! РљСѓРґР° ты смел? Назад! Буду стрелять! — закричал немец. Над моей головой забухали тяжелые кованые сапоги. Потом раздался выстрел.

Я понял: дружок мой нарочно бросился бежать в сторону от оврага, чтобы отвлечь немцев от меня. Я прислушался, задыхаясь. Снова ударил выстрел.

Р� услышал СЏ далекий, слабый РІСЃРєСЂРёРє. Потом стало очень тихо… РЇ как припадочный бился.

Я зубами грыз землю, чтобы не закричать, я всей грудью на свои руки навалился, чтобы не дать им

схватиться за оружие и не ударить по фашистам. А ведь нельзя мне было себя обнаруживать. Надо выполнить задание до конца. Погибнут без меня наши. Не выберутся.

Обратите внимание

Опираясь РЅР° локти, цепляясь Р·Р° ветви, пополз СЏ… После уже ничего РЅРµ РїРѕРјРЅСЋ. РџРѕРјРЅСЋ только — РєРѕРіРґР° открыл глаза, увидел над СЃРѕР±РѕР№ совсем близко лицо Андрея…

Ну вот, так мы и выбрались через тот овраг из лесу.

Он остановился, передохнул и медленно обвел глазами весь зал.

— Р’РѕС‚, товарищи, РєРѕРјСѓ СЏ жизнью своей обязан, кто нашу часть вызволить РёР· беды РїРѕРјРѕРі. Понятно, стоять Р±С‹ ему тут, Сѓ этого стола. Да РІРѕС‚ РЅРµ вышло…

Р� есть Сѓ меня еще РѕРґРЅР° РїСЂРѕСЃСЊР±Р° Рє вам… Почтим, товарищи, память дружка моего безвестного — героя безымянного…

Р’РѕС‚ даже Рё как звать его, спросить РЅРµ успел…

Р� РІ большом зале тихо поднялись летчики, танкисты, РјРѕСЂСЏРєРё, генералы, гвардейцы — люди славных боев, герои жестоких битв, поднялись, чтобы почтить память маленького, РЅРёРєРѕРјСѓ неведомого героя, имени которого никто РЅРµ знал. Молча стояли понурившиеся люди РІ зале, Рё каждый РїРѕ-своему видел перед СЃРѕР±РѕР№ кудлатого мальчонку, веснушчатого Рё голопятого, СЃ синей замурзанной тряпочной РЅР° Р±РѕСЃРѕР№ РЅРѕРіРµ…

Дата добавления: 2015-07-16; просмотров: 65 | Нарушение авторских прав

mybiblioteka.su — 2015-2019 РіРѕРґ. (0.022 сек.)

Источник: https://mybiblioteka.su/tom2/2-8789.html

Ссылка на основную публикацию