Алексеев «генерал панфилов» читать

Читать онлайн «За нами Москва. Записки офицера.» автора Момыш-улы Баурджан — RuLit — Страница 53

— Положение тогда складывалось так. На фронте панфиловцев сосредоточили свои основные усилия две пехотные и две танковые дивизии немцев.

Своими превосходящими силами и умелым маневром противник упорно теснил и теснил боевые порядки наших полков. Немцы прорвались на трех участках.

Они расширяли эти прорывы наращиванием ударов в сторону флангов, обходили наши опорные пункты, рвались в глубь обороны вдоль шоссе Волоколамск — Истра.

Генерал Панфилов, его штаб, командиры полков кое-как успевали отражать атаки противника, перебрасывать резервы на участки прорыва, выводить роты и батальоны из боя, организовывать оборону на новых рубежах. Все это было отражено на карте Маркова.

— Была получена шифрограмма, — продолжал Виталий Иванович, отодвинув карту. — В ней говорилось: «Поистине героически дерутся бойцы командира Панфилова. При явном численном перевесе, в дни самых жестоких своих атак немцы могли продвигаться вперед только на полтора километра в сутки». Таково было содержание сообщения Совинформбюро.

— Это о нас так пишут? — спросил генерал шифровальщика.

— О нас, товарищ генерал.

— Фронт-то большой. Может быть, есть другой командир Панфилов?.. Во всяком случае, до уточнения не спешите объявлять, а газету через день все прочтут, — распорядился Панфилов.

Обратите внимание

Затем была шифровка — приказ Народного Комиссара Обороны Союза ССР от 18 ноября 1941 года №339. Наша 316-я стрелковая дивизия переименовывалась о 8-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

А обстановка на фронте оставалась тяжелой и напряженной. Но у генерала было хорошее настроение. За недолгим ужином он шутил, называл нас не иначе как гвардейцами.

Началась ночь, относительно спокойная, если не считать тревожных докладов с линии фронта, телефонных звонков, поздравлений высшего начальства и соседей. С поздравляющими Иван Васильевич говорил в шутливом тоне, называл командиров и комиссаров соседних дивизий по имени и отчеству.

«Как говорится, один в поле не воин… Благодаря соседской помощи мы удостоены этого звания. Нам надо оправдать награду, мне сдается, что звание и ордена нам дали авансом. Надеюсь, что в ближайшее время и я буду иметь честь поздравить вас..» И все в таком духе. Но с передним краем он говорил уверенно и решительно.

«Все делать так, как мы с вами договорились. Ничего не менять! Нет! Я не могу за ночь принимать несколько решений… Да, я делаю так потому, что этого требуют общие интересы. Всем приходится трудно. На соседа не жалуйся, а сумей с ним рука об руку, в контакте работать. Дайте заявку, кое-чем поможем…

Людей накормили? А как с эвакуацией раненых?»

Когда противник начал обстреливать дальнобойными Гусеново, генерал улыбнулся и сказал:

— Ну, теперь и немец решил нас поздравить.

На рассвете я зашел к генералу. Он заканчивал бриться.

— Гвардеец должен быть всегда чисто выбритым, — сказал он шутя. — Только вот морщины никак не разглаживаются. Раз бойцы — гвардейцы, и командир должен быть молодцеватым.

Хочется выглядеть как свежий огурчик, но не получается… Вот уж и седина в висках поблескивает, — продолжал он с огорчением, рассматривая себя в зеркале, — Под глазами отеки, как у пьяницы, черт побери…

Одним словом, выгляжу не как свежий, а как соленый огурец.

Тут генерал рассмеялся и отставил зеркало в сторону.

— Виталий Иванович, — тепло обратился он ко мне, — я вам должен рассказать один довольно интересный случай. Вы должны знать о нем.

— Я вас слушаю, Иван Васильевич.

— У Елина я забрел как-то на передний край. Идем. В окопе скучилось целое отделение. Подошли, поздоровались. Я предложил бойцам сесть. Сам тоже сел, спрашиваю: «Как настроение, товарищи?» Все почему-то потупились, молчат. Я повторяю… Тут сержант, их командир отделения, поковырял носком сапога землю, потом поднял голову, испытующе посмотрел на меня и говорит:

— Коль вас, товарищ генерал, интересует наше настроение, разрешите доложить по-честному.

— Вот именно, докладывайте по-честному, — говорю я.

— Настроение, товарищ генерал, неважное!

— Почему?

— Надоело сидеть в окопе и ждать, откуда и когда стукнет фашист.

— Надоело, товарищ генерал, — вставляет другой боец. — Надоело оставлять позиции за позициями, отходить!

Тут Елин хотел было вмешаться:

— Вы что генералу…

Я его остановил жестом руки.

— Правильно, честно вы говорите, товарищи. Продолжайте, пожалуйста!

— Продолжать-то нечего, товарищ генерал, — смущенно говорит сержант, — если чего не так сказали, извините нас.

И все. Разговор прервался. Признаться, я чувствовал себя неловко. Я не спросил фамилии ни у сержанта, ни у красноармейца.

— Почему, Иван Васильевич?

— Опасался, как бы они не подумали, что их накажут… Я, Виталий Иванович, неопытный генерал. В генеральском звании воюю впервые, но я опытный рядовой, ефрейтор, младший унтер-офицер, фельдфебель первой империалистической войны, я опытный взводный и ротный командир гражданской войны.

Против кого я только ни воевал! Белополяки, Деникин, Врангель, Колчак, басмачи… Но я немного отвлекся, — признался генерал, — хотя иногда не мешает оглянуться и подытожить пройденный путь…

Красноармейцы, младшие командиры, командиры взводов и рот — это, я бы сказал, настоящие «производственники», труженики на поле боя. Ведь именно они и творят по-рабочему, по-крестьянски победу в ближнем бою.

Важно

Именно от их сознательности, патриотического чувства, воинской стойкости и боевой страсти зависит претворение в жизнь общего замысла боя или операции, разработанной высшим командованием. Наше с вами счастье, Виталий Иванович, что наши бойцы — это крепкие, идейно вооруженные советские люди…

И вот мы, наверно, скоро перейдем в наступление. Значит, наступательный дух в нас сидит крепко. Наши неоднократные поражения не сломили этот дух! И это очень отрадно! Я хочу встретиться с тем сержантом и с тем красноармейцем в наступлении и спросить их: «Ну, теперь как, богатыри, себя чувствуете?»

Но тут генерал прервал свой рассказ, спохватился:

— Ох, чую, вот-вот должен начаться «гутен морген». Пойдем-ка на наблюдательный пункт.

Когда мы вышли на улицу и направились на НП, начался обстрел. Навстречу нам шла саперная рота. Командир ее, капитан, скомандовал: «Смирно! Равнение направо!». Генерал принял рапорт капитана, поздоровался с бойцами.

— Здравствуйте, товарищи гвардейцы! Бойцы ответили дружно.

— А теперь, товарищ капитан, ведите роту в расчлененном строю. Одно прямое попадание может наделать много неприятностей, — спокойно приказал Панфилов.

Мы отошли от этого места около полутораста метров. Недалеко бухнулась тяжелая мина. Панфилов, сделал два-три неровных шага, качнулся и упал.

Когда я приподнял его, он посмотрел на меня и сказал: «Буду жить!» Больше он не произнес ни одного слова. Маленький осколок пробил его сердце…

Смерть генерала Панфилова была проста, как прост был он сам, этот простой русский человек, — громко сказал Марков. — Ну, а что было потом, вы знаете из газет.

Марков закончил свой рассказ.

Мы оба молчали.

Командир нашего полка майор Григорий Ефимович Елин был беспартийным. Среднего роста, худой, с желтым оттенком лица, он всегда держался замкнуто. Преждевременная седина и грустные светло-карие глаза говорили о том, что этот человек давно страдает каким-то хроническим недугом.

Мой батальон обычно находился в резерве генерала Панфилова, и мне редко приходилось сталкиваться с Елиным в боевой обстановке. Поэтому в прежних моих записках он упоминается лишь мельком. С первого дня формирования нашего полка между нами сложились хорошие отношения.

Совет

Елин обращался со мной на «ты» и редко называл по фамилии. «Комбат один…» — произносил он, причем смотрел куда-то в сторону, как бы обращался к третьему лицу.

Это означало, что Елин спорит сам с собой и еще не пришел к окончательному выводу о моей правоте или неправоте. «Комбат первый», — обычно говорил он, если одобрял мои действия.

«Старший лейтенант первого батальона», — этим ограничивался его гнев или неодобрение.

Источник: https://www.rulit.me/books/za-nami-moskva-zapiski-oficera-read-178897-53.html

Алексеев «Генерал Панфилов»

Многие войска отличились в боях под Москвой. Особенно дивизия, которой командовал генерал Панфилов. 28 героев-панфиловцев как раз из дивизии генерала Панфилова.

Немолод уже Панфилов. К вискам седина подбежала. В морщинках лицо и лоб. По-солдатски подтянут всегда Панфилов. Шапка-ушанка. Полушубок сибирский. Грудь ремнями от пистолета, от командирской сумки схвачена крест-накрест.

Не знает Панфилов усталости. Часто бывает в кругу солдат. Любят солдаты Панфилова. Вот и сейчас генерал на боевых позициях.

Трудно панфиловцам. Пять дивизий врага штурмуют одну, советскую, 30 дней. И всё бой и бой.

Приехал Панфилов к артиллеристам:

— Привет, бомбардиры-кудесники!

Улыбаются артиллеристы. Приятно такое слышать.

— Бейте, сынки, — наставляет Панфилов, — фашиста прямой наводкой. Не забывайте — пушки колёса имеют. Пушку, сынки, подкатить к самому дьяволу можно.

— Так точно, можно, — смеются артиллеристы.

Так и поступают артиллеристы. Навстречу врагу выдвигают пушки. Разят фашистов огнём и сталью.

Приехал генерал к пулемётчикам:

— Привет, глаза молодые, острые!

В улыбке цветут пулемётчики. Похвала, теплота в словах генерала. Наставляет солдат Панфилов:

— Не томите, сынки, дальним полётом пулю. Бейте врага с расстояния близкого.

— Есть, товарищ генерал! — весело отвечают пулемётчики.

Выполняют совет генерала в бою солдаты. Подпускают фашистов на близкую дистанцию.

Приехал Панфилов к истребителям танков, к гранатомётчикам:

— Привет, дрессировщики Дуровы, укротители фашистского зверя!

Улыбаются гранатомётчики. Ведь недаром слова такие. И вправду они укротители. Не знают солдаты страха.

Наставляет Панфилов солдат:

— Фашист сидит за бронёй. Потому он и храбрый. А вы скорлупку с него срывайте. Скорлупку, скорлупку, сынки, срывайте.

Обратите внимание

Смеются солдаты. Нравится им про скорлупку. Сражаются отважно гранатомётчики. Бьют в упор по фашистским танкам. Скорлупку с врагов срывают.

Любят солдаты генерала Панфилова. Заботливый он генерал. Накормлен солдат, напоен, тепло ли одет, обут? Нет ли задержек с куревом? Давно ли в бане вымылся солдат? Всё беспокоит Панфилова. Любят солдаты своего генерала. С ним хоть в огонь, хоть в бездну.

Генерал-майор Иван Васильевич Панфилов не дожил до победы. Защищая Москву от фашистов, смертью храбрых погиб генерал Панфилов. Погиб генерал, да оставил панфиловцев — отважных и стойких воинов. Не раз отличились в боях под Москвой панфиловцы.

Скажешь «панфиловцы» — сразу героев рождает память.

Рассказы о войне для школьников

Источник: https://razdeti.ru/semeinaja-biblioteka/raskazy-dlja-detei/raskazy-o-velikoi-otechestvenoi-voine-dlja-shkolnikov/aleksev-general-panfilov.html

Читать

Сергей Алексеев

Собрание сочинений. Том 5. Богатырские фамилии

© Алексеев С. П., наследники, 2014

© Алексеева В. А., 2014

© Алексеева В. А., составление, 2014

© Непомнящий Л. М., иллюстрации, 1982

© Поляков Д. В., иллюстрации, 2014

© Лурье А. А., наследники, иллюстрации, 2005

© Григоренко М. В., 2014

Богатырские фамилии

Рассказы из истории Великой Отечественной войны

22 июня 1941 года на рассвете войска фашистской Германии вероломно, без предупреждения напали на нашу Родину. Фашисты пытались лишить нас свободы, захватить наши земли и города.

Началась Великая Отечественная война советского народа против фашистских поработителей.

У фашистов на главных направлениях было больше пушек, самолетов, танков, хорошо обученных солдат. Перед тем как напасть на Советский Союз, фашистская Германия захватила Австрию, Чехословакию, Польшу, Францию, ряд других государств Европы. Промышленность этих стран стала работать на фашистов.

Враги рассчитывали расправиться с нами быстрым, стремительным ударом. Они даже придумали выражение «блицкриг», то есть молниеносная война. Но фашисты глубоко просчитались. Как один, поднялись советские люди на защиту своей Родины и свободы.

На Украине, в Белоруссии, в Прибалтике, на подступах к Москве, под Ленинградом, у стен Сталинграда развернулись огромные битвы с фашистами.

Враг был остановлен, в тяжелых боях разбит. Под ударами Советской Армии фашисты начали отступать.

О главных битвах Великой Отечественной войны, о ее бессмертны героях, о нашей великой Победе над фашистами и написаны эти рассказы.

Рассказы о великой Московской битве

Холм Жирковский

Осень коснулась полей Подмосковья. Падает первый лист.

30 сентября 1941 года фашистские генералы отдали приказ о наступлении на Москву.

«Тайфун» – так назвали фашисты план своего наступления. Тайфун – это сильный ветер, стремительный ураган. Ураганом стремились ворваться в Москву фашисты.

Обойти Москву с севера, с юга. Взять советские армии в огромные клещи. Сжать. Раздавить. Уничтожить. Таков у фашистов был план.

Верят фашисты в быстрый успех, в победу. Более миллиона солдат бросили они на Москву. Тысячу семьсот танков, почти тысячу самолетов, много пушек, много другого оружия. Двести фашистских генералов ведут войска. Возглавляют поход два генерал-фельдмаршала.

Началось наступление.

На одном из главных участков фронта немецкие танки двигались на населенный пункт Холм Жирковский.

Подошли к поселку фашисты. Смотрят. Что он танкам – какой-то там Холм Жирковский. Как льву на зубок горошина.

– Форвертс! Вперед! – прокричал офицер. Достал часы. Посмотрел на время: – Десять минут на штурм.

Пошли на Жирковский танки.

Защищали Холм Жирковский 101-я мотострелковая дивизия и 128-я танковая бригада.

Засели в окопах солдаты. Вместе со всеми сидит Унечин. Не лучше других, не хуже. Солдат как солдат. Пилотка. Винтовка. Противогаз. На ногах сапоги кирзовые.

Ползут на окопы танки. Один прямо идет на Унечина. Взял Унечин гранату в руку. Зорко следит за танком. Ближе, ближе фашистский танк.

– Бросай, бросай, – шепчет сосед по окопу.

Выжидает Унечин.

– Бросай же, леший тебя возьми! – уже не шепчет – кричит сосед.

Не бросает Унечин. Выждал еще минуту. Вот и рядом фашистский танк. Сосед уже было глаза зажмурил. Приготовился к верной смерти. Однако видит: поднялся Унечин, швырнул гранату.

Споткнулся фашистский танк. Мотором взревел и замер.

Важно

Схватил Унечин бутылку с горючей жидкостью. Вновь размахнулся. Опять швырнул. Вспыхнул танк от горючей смеси. Улыбнулся Унечин, повернулся к соседу, пилотку на лбу поправил.

Кто-то сказал:

– Вот это да, браток! Выходит, дал прикурить фашистам.

Рассмеялись солдаты и снова в бой.

Слева и справа идет сражение. Не пропускают герои танки.

Новую вынул солдат гранату. Бутылку достал со смесью. Рядом поставил гранату и жидкость. Ждет.

Новый танк громыхнул металлом. И этот идет на Унечина. Кто-то опять сказал:

– «Зверь на ловца бежит».

Выждал Унечин минуту, вторую, третью…

«Бросай же, бросай!» – снова крикнуть хотел сосед. Однако губы зажал, сдержался.

Еще минута – и вновь граната кошкой под танк метнулась. А следом бутылка с горючей смесью. Вспыхнул и этот танк.

Улыбнулся Унечин. Пилотку на лбу поправил. Третью достал гранату. Вынул бутылку с горючей смесью. Рядом ее поставил.

Слева и справа грохочет бой. Не пропускают герои танки.

Десять минут прошло… Тридцать минут прошло… Час продолжается бой, два – не стихает схватка. Смотрят с тревогой на часы фашистские офицеры. Давно уже нужно пройти Жирковский. Застряли они в Жирковском.

Читайте также:  Конспект занятия по математике. тема: «вверху - внизу, впереди - сзади». вторая младшая группа

Более суток держались советские бойцы под Холмом Жирковским. Подбили и подожгли 59 фашистских танков. Четыре из них уничтожил солдат Унечин.

К исходу суток пришел приказ на новый рубеж отойти солдатам. Меняют бойцы позиции. Вместе со всеми идет Унечин. Солдат как солдат. Не лучше других, не хуже. Пилотка. Винтовка. Противогаз. На ногах сапоги кирзовые.

Идут солдаты. Поднялись на бугор, на высокое место. Как на ладони перед ними лежит Холм Жирковский. Смотрят солдаты – батюшки светы! – все поле в подбитых танках, земли и металла сплошное месиво.

Кто-то сказал:

– Жарко врагам досталось. Жарко. Попомнят фашисты наш Холм Жирковский.

– Не Жирковский, считай, Жарковский, – кто-то другой поправил.

Посмотрели солдаты опять на поле:

– Конечно же Холм Жарковский!

Слева, справа идут бои. Всюду для фашистов Холмы Жарковские.

Сила

Совет

Наступают фашисты. С юга идут на Брянск, на Орел. С севера движутся к Калинину (ныне г. Тверь). Идут на Вязьму, Калугу, Юхнов.

Город Юхнов. Река Угра. Здесь, на Угре, под Юхновом, обороняли солдаты мост. Вышли к мосту фашисты. Танки столпились. Сгрудилась артиллерия. Пехота забила весь правый берег. Необходима для войск переправа. Нужен фашистам мост.

Смотрят солдаты на фашистские пушки, на танки, на правый берег:

– Братцы, сила смотри какая!

Глянешь на эту силу – и вправду, как молот, сила. Мало здесь наших войск. Обороняет мост совсем небольшой отряд, немногим больше стрелковой роты. Защищает мост и солдат Гаркуша.

Молод совсем Гаркуша. Первый бой впереди у солдата. Расположились бойцы в окопах. Обещали солдатам помощь. Ждут защитники свежей силы.

Пошли фашисты на штурм моста. Открыли пулеметный огонь по нашим. Изрешетили весь левый берег. Несутся теперь в атаку. Вот-вот и захватят мост.

Бьются солдаты отважно. Не подпускают к мосту фашистов. И все же понимает Гаркуша: не устоять им без свежей силы. Ожидают бойцы подкрепления.

– Где же помощь? – тревожиться стал Гаркуша. – Не удержим мы левый берег.

И вдруг смотрит солдат – отходят назад фашисты.

Доволен Гаркуша.

– Ура!

Видимо, помощь прибыла.

Только «ура!» прокричал солдат, как открыли фашисты минометный огонь по нашим. Минным градом штурмуют берег. Снова идут в атаку. Вот-вот и захватят мост. Вместе со всеми в бою Гаркуша. Присмотрелся к другим молодой солдат. Грозен в бою Гаркуша.

– А ну, подходи! А ну, подходи! – это фашистам кричит Гаркуша. Винтовка в руках у Гаркуши, как пулемет, стреляет.

Стойко дрались солдаты. Смотрит Гаркуша – отходят фашисты.

Доволен Гаркуша: значит, добавилась к нашим сила, значит, помощь и вправду прибыла.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=594081&p=5

Портал педагога | «Подвиг у Дубосеково»

Автор: Алёшина Светлана Викторовна
Должность: воспитатель
Учебное заведение: ГКОУ «СКОШИ для детей сирот и детей оставшихся без попечения родителей с ограниченными возможностями здоровья».

Населённый пункт: с.Ташла Тюльганский р-он Оренбургская область
Наименование материала: Конспект занятия.
Тема: «Подвиг у Дубосеково».
Дата публикации: 17.05.

2016
Раздел: среднее профессиональное

Назад

Государственное казенное общеобразовательное учреждение «Специальная (коррекционная) школа интернат для детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с ограниченными возможностями здоровья». с.Ташла Тюльганского района.

Конспект

занятия

по

внеклассному

чтению

6-7

класс

.

ТЕМА

:

«

Подвиг

у

Дубосеково

».

Воспитатель: Алёшина Светлана Викторовна. 2016.г

Внеклассное чтение. Тема: Подвиг у Дубосеково»

Одно из главных сражений в этой войне происходило возле города Москвы. Немцы во что бы то ни стало, хотели захватить столицу нашей Родины, но на их пути встали русские солдаты. Бой под Дубосеково вошёл в историю как подвиг 28 панфиловцев. Люди живут до тех пор, пока о них помнят. Это передается из рассказов своих предков и произведений. Мы никогда не забудем тех, благодаря кому мы сейчас живём.

Пояснительная записка

Патриотическое воспитание учащихся – одна из неотъемлемых задач современной школы. Учащимся специальной (коррекционной) школы (VIII вида) в связи с психофизическими особенностями развития, требуется больше времени для того, чтобы усвоить, что такое любовь к родине. Занятие направлено на воспитание патриотизм, любовь к Родине, и осознания того, что долг каждого гражданина защита Родины. Материал подобран с учетом возрастных и психофизических особенностей воспитанников.

Оформление:

— компьютерная презентация: «Подвиг у Дубосеково» — выставка книг С. Алексеева

Оборудование:

— текст рассказ С.Алексеева: «Подвиг у Дубосеково» — выстовка книг С.Алексеева; — мультимидийный проектор; — карточки с вопросами; — выставка рисунков; — оценка детей (Лучики и Капельки).

Тип занятия: Комбинированный

Вид занятия:

внеклассное чтение

Тема занятия: «Подвиг у Дубосеково.»

Цель:

Продолжить знакомство детей с произведениями о Великой Отечественной войне на примере рассказа С. Алексеева «Подвиг у Дубосеково.»

Задачи

:

1) Образовательные:

— отрабатывать навыки правильного и выразительного чтения.

2) Воспитательные:

— вызвать у воспитанников чувство восхищение подвигами совершёнными солдатами в годы Великой Отечественной войны. — воспитание патриотизма.

3) Коррекционно-развивающие:

— развивать связную речь учащихся через ответы на вопросы и пересказ; — обогащать словарный запас, расширять кругозор учащихся; — развивать интерес к историческим фактам. —

1.Организационный момент.

А ну-ка дети, встали в ряд! Я командир, вы – мой отряд! Ум и сердце в работу вложи Каждой секундой в труде дорожи. Настроимся на работу. Будем внимательными и активными. Слушайте, отвечайте, давайте полные ответы на поставленные вопросы.

Ход занятия:

Ребята скажите, а какой у нас был недавно праздник? ( 23 февраля -день защитника Отечества).Как мы к нему готовились? Кто такие защитники Отечества? (Кто служил, служит и будет служить в рядах нашей армии). А ещё с 23 февраля 1918 года отмечается день рождения Армии. Армия и флот всегда являлись защитой и опорой нашей страны. Великие победы, одержанные русским оружием в разные годы, делали нашу страну непобедимой. Скажите, когда началась Великая Отечественная война? Сколько она продолжалась? С кем воевали наши предки? Мы читали книги о великой отечественной войне? Кто их автор? (Лев Абрамович Кассиль). Вы подготовили рисунки к этим произведениям. Каждый расскажет о своём произведении, кратко.

(Рассказы детей).

1 – «Катюша» — это ракетная установка. Её придумали советские инженеры в великую отечественную войну. А сейчас у нас целые ракетные войска. 2 — «Таран». Долго продолжался бой в небе. У нашего летчика кончились патроны. И тогда он решил перерубить хвост фашисту. А таран – то и есть тот самый смелый удар. 3. – «Защитники наших морей». Наша подводная лодка стояла на стаже нашей Родины и защищала берега от фашистов. Пустила подводная лодка торпеды и подбила 2 фашистских корабля. Сейчас на берегах установлено дальнозоркие приборы. 4. — «Сапёры» — умелый народ. И дорогу проложить и мост взорвать – нужны сапёры. Как сапёры подорвали весь фашистский отряд на мосту. 5. — «Вперед танкисты!» Описываются наши танки. Как пошли они в бой. Везде могут пройти наши танки. И управляют ими смелые танкисты. 6. — «Как наши подводники победили врага под облаками». Долго гонялись фашисты за нашей подводной лодкой. Увидели фашисты подводную лодку, стали бомбить. И решили наши подводники из зенитной пушки на корабле подбить вражеский самолёт. А сейчас пускают ракеты из глубины и настигают врага. 7. – «Пешком с неба» Опустились наши парашютисты в тылу врага и сразу на лыжах в бой. 8. Произведение «Твои защитники». Наши защитники защищали нашу страну от белогвардейцев, от фашистов. И сегодня стоят наши защитники на страже нашей Родины. Все эти произведения написаны о Великой Отечественной войне. Мы познакомились творчеством ещё одного писателя Сергеем Петровичем Алексеевым. Что о нём знаете? Сергей Петрович Алексеев родился на Украине. Погребищенском районе Винницкой области, в селе Плисков 1 апреля 1922.г. С 10 лет мальчик учился в Москве. Окончив в 1940году школу стал курсантом авиационного училища. С началом войны его командировали в Оренбургское летное училище. До самой победы работает инструктором и обучает молодых летчиков. Получив травмы, после неудачного учебного полёта в 1945 вынужден был уйти из авиации. В литературу Алексеев пришёл как ректор и критик став последствии известным писателем. Был главным редактором журнала «Детская литература» Издал много книг и учебников. (Обзор книг С. П.Алексеева.) Рассказы Сергея Алексеева – короткие, но очень ёмкие, каждый рассказ как выстрел. По ним можно проследить цепь событий, связанной с войной, но и почувствовать её. Многие книги Алексеева посвящены великой Отечественной войне : «Богатырские фамилии», «Двенадцать тополей» , «Рассказы о войне». Так же есть книги посвящены истории нашей Родины, о знаменитых полководцах «Суворове», Кутузове и о генералах . Его доступные и простые в написании рассказы понятны детскому читателю. Какое произведение мы с вами прочитали? (Генерал Панфилов?) Опишите Генерала Панфилова. (Немолод. На висках седина. По – солдатски всегда подтянут, любил своих солдат. Всегда бывал на боевых позициях. Наставлял своих солдат генерал Панфилов. За своим генералом пойдут солдаты хоть в огонь, хоть в воду).

2.Работа по теме урока.

Сегодня будем продолжать читать произведение С. П. Алексеева – о пехотинцах из стрелковой дивизии генерала Панфилова. Прочти справа, налево, слова, и узнаете название текста.

овокесобуД у гивдоП

Тема: « Подвиг у Дубосевово».

Слайд. -1

Первичное восприятие. Чтение текста учителем. Я читаю, а вы следите. Но сначала сделаем гимнастику для глаз. Глазки вправо, глазки влево, И по кругу проведём. Быстро – быстро поморгаем И немножечко потрём. О каком событии идет речь в этом рассказе? (О битве за Москву во время Великой Отечественной войны). Здесь вам встретятся слова. Давайте их разберём.

Словарная работа:

( Поставим ударение, запомним, как пишется. Проговаривание хором и по отдельности.)

Дивизия

– основное тактическое соединение в различных видах вооруженных сил.

Окоп

– укрытие для стрельбы и для защиты от огня в виде неглубокого рва с насыпью.

Врылись солдаты в землю

– окопались (вырыли окоп). Как вы понимаете (врылись солдаты в землю)? А сейчас будем читать по цепочке. Чтение детей по цепочки. (Будем читать текст по абзацу). Во время войны, между боями люди отдыхали. Вот и сейчас мы с вами отдохнём.

Физкультминутка. Слайд.№ 3

Беседа по содержанию.

Найдите и прочитайте абзац, где автор приводит исторические данные. (1 абзац). Сколько человек преградили путь фашистским танкам? Сколько танков первоначально появилось в бою? (20) После недолго затишья, снова наступают фашистские танки. Сколько их, в этот раз? (Уже 30 танков наступают на наших панфиловцев). Найдите и прочитайте знаменитые слова Клочкова. Объясните, как их понимаете?

Слайд.№ 4

Велика Россия, а отступать некуда — позади Москва.

Объясните. (Призыв не сдаваться, бороться, не оставлять начатое дело). Эти слова поднимали бойцов и генералов в бой, с этими словами женщины и дети работали на заводах для фронта. Люди совершали подвиги во время войны. А что такое подвиг? (Поступок, при котором человек может пожертвовать своей жизнью ради другого человека или Родины). Ребята даже сейчас в мирное время совершаются подвиги. Наши военные лётчики ведут героическую борьбу с террором в Сирии не жалея себя и своей жизни. Они сражаются стойко мужественно, героически — защищая интересы нашего государства. Имя погибшего летчика Олега Пешкова вечно вошло в историю. Летчики награждены орденами. А какие вы можете привести примеры, где люди совершают подвиги.

Слайд. 4 – Картина. Рассмотрим картину. «Подвиг у Дубосеково».

Смотря на эту картину, что вы видите? (Мы видим сражение). Рассмотрим на переднем плане? Составьте предложение с выражением «врылись солдаты в землю» и словами «дивизия, окоп». Что вы можете сказать о дальнем плане? Какие черты характера проявляли солдаты, во время войны? Преданность, героизм, мужество, отвага, храбрость, смелость, находчивость, безбоязненность, стойкость, отчаянность, решительность, неустрашимость, дружность. Можно ли сказать, что жаркий бой идёт у наших бойцов? (Да, несмотря на зимнее время года, жаркий бой ведут наши бойцы). Какое лицо у политрука Клочкова? Найдите подтверждение в тексте? (Радость победы озарила лицо Клочкова). Как вы это понимаете? Что вы поняли при просмотре этой картины? (Идёт сражение. Наши панфиловцы стойко, героически, мужественно сражаются с фашистскими танками). Совершенно верно без мужества, стойкости, героизма советский народ не выиграл бы войну.

Слайд.6 Работа с пословицами.

Прочтите пословицы. Подберите пословицу к нашему рассказу.

За Москву — мать не страшно умирать.

За Отчизну не жаль и жизни.

Смело иди в бой — Родина за тобой.

Почему вы так считаете? Собери предложения из слогов.

Слайд.7 нет пре му де ству же ла

Слайд.8 Мужеству нет предела.

Объясните, как вы понимаете? Прочтите последнее предложение. «Разъезд Дубосеково, для каждого русского сердца дорогое, святое место». О чём говорит автор? А кто может пересказать текст?

Слайд.9 Монумент солдатам.

На разъезде около Дубосеково стоят 6 каменных солдат. Они застыли среди поля, охраняя мир и покой сегодняшнего дня. Мы должны помнить, что солдаты сражались и погибли для того чтобы, больше не было войны. Всем им было присвоено героя Советского Союза. Этот подвиг вошёл в историю. Прошу встать и почтить память минутой молчанием. Слава вам, храбрые, слава бесстрашные, Вечную славу поёт вам народ! Смерть сокрушившие, доблестно, павшие! Память о вас никогда не умрёт!

Закрепление

: 1. Какой рассказ мы сегодня читали? Кто автор? 2. Где происходили действия? 3. Опишите местность в рассказе? 4. Правильно ли автор дал название рассказа? Как считаете? 5. Какие качества проявили русские солдаты в Великой Отечественной войне? 6. Повтори знаменитые слова Клочкова. 7. Можно ли сказать, что герои – панфиловцы пожертвовали своей жизнью и совершили подвиг. 8. Вспомнить пословицу к нашему рассказу.

Вывод:

Героически, мужественно: сражались 28 панфиловцев защищая Москву, Родину. Вот они- истинные защитники. Сегодня мы рассмотрели один героический поступок на примере 28 панфиловцев. В Великую Отечественную войну было много героев защищавшую нашу Родину. В день защитника Отечества мы отдаём дань благодарности, уважении и памяти всем, кто стоит на страже нашей Родины. Чтобы стать защитником Отечества нужно быть смелым, сильным, отважным. Я надеюсь, что когда придёт время, вы выполните гражданский долг и встанете на защиту нашей Родины.

Итог:

Чем вам запомнился этот рассказ? Какими чертами характера должны обладать защитники нашей Родины? Все вместе повторим слова: дивизия, окоп. Оценка детей. Если вам понравилось занятие прикрепите лучик к солнцу. Если нет, возьмите капельку. Пусть всегда будет солнце над нашими головами и никогда не будит войны.

В раздел образования

Источник: https://portalpedagoga.ru/servisy/publik/publ?id=9048

Генерал Панфилов: как воевал герой обороны Москвы

Генерал Иван Панфилов – Герой Советского Союза, участник обороны Москвы. Он погиб, защищая столицу от танковых частей вермахта, двигавшихся по Волоколамскому шоссе.

Читайте также:  День птиц. сценарий праздника в начальной школе

Подвиг 316-й стрелковой дивизии, которую впоследствии переименуют в Панфиловскую, является безусловным примером массового героизма и стойкости советских воинов.

Однако деятельность легендарного генерала сейчас подвергается пересмотру в некоторых постсоветских государствах. Кем же был Панфилов, если взглянуть на него с современных позиций?

Обратите внимание

Иван Васильевич Панфилов (1893-1941 гг.) родился в г. Петровске Саратовской области. Отец его был мелким конторским служащим с небольшим жалованьем. Мальчик рано потерял мать, не смог получить даже минимального, 4-классного образования в городском училище. С малых лет Ваня был вынужден трудиться за кусок хлеба.

Как вспоминал Николай Власов, работавший в начале XX века педагогом в Петровске, Панфилов учился хорошо. Ему легко давались все дисциплины: русский язык, история, география и арифметика. Но оплачивать учебу семья не могла. Поэтому Общество помощи бедным ученикам, созданное в 1902 году по инициативе городской интеллигенции, взяло некоторые расходы на себя.

В 1905 году Россию захлестнула волна забастовок, которая захватила и Поволжье. Железнодорожники и служащие Петровска также перестали выходить на работу, требуя повышения заработной платы.

Отец Панфилова – Василий Захарович – поддержал забастовку, за что и был уволен. Вскоре он тяжело заболел и потерял возможность содержать семью.

Ваню отправили в Саратов, где он устроился помощником в магазин местного купца.

Бедный мальчик был вынужден сменить несколько мест работы, поскольку хозяева не желали платить ребенку жалованье. Они считали, что он должен работать на них за кров и еду. Стоит ли говорить, сколько лишений пережил в детстве будущий генерал, мыкаясь по чужим углам?

В 1915 году Панфилова призвали в армию Российской империи, шла Первая мировая война. Последовавшую за ней революцию молодой человек воспринял с энтузиазмом, он решил, что ему наконец-то представился шанс выйти на дорогу к достойной жизни. Тем более что волею судьбы в 1918 году он был зачислен в 25-ю стрелковую дивизию, которой руководил легендарный Василий Иванович Чапаев.

Иван Панфилов быстро сделал военную карьеру, заняв должность командира разведывательного эскадрона. Дерзкие рейды в тыл врага, добыча секретных сведений, неожиданные атаки – все это входило в обязанности военного.

Тогда будущий генерал впервые проявил свое главное качество, за что заслужил уважение и преданность солдат: командир берег жизни разведчиков и самые опасные операции проводил лично.

Важно

Панфилов принимал непосредственное участие в боях, в результате которых белогвардейские войска были вынуждены оставить территорию Урала и Западного Казахстана.

Затем военная судьба забросила Панфилова на Украину, где красноармейцы вели войну с польскими военными интервентами и многочисленными вооруженными формированиями анархистского толка. Бои были тяжелыми, но разведывательному эскадрону сопутствовала удача.

Как-то раз красный командир сумел выявить позиции польских частей, переодевшись простым крестьянином. Эта смелая операция запомнилась многим. А в боях у восточно-прусского города Танненберг (Сольдау), ударив во вражеский тыл, эскадрон Панфилова решил исход сражения. За такой маневр командир получил награду – орден Красного Знамени.

В украинском городе Овидиополь (Одесская область) Панфилов встретил свою будущую жену – Марию Ивановну. Она стала его верной спутницей, супруги вместе воспитали пятерых детей.

В 1923 году Панфилов получил военное образование. Он окончил Объединенную пехотную школу, располагавшуюся в Киеве.

По сути, это были двухгодичные курсы для красных командиров, которые обладали практическими навыками, но которым не хватало теоретических знаний по тактике и стратегии ведения войны.

 Сейчас многие историки и политики на Украине называют деятельность Красной Армии во время Гражданской войны оккупацией независимого государства. Поэтому и отношение к личности Панфилова в соседней стране пересматривается.

Становление СССР проходило непросто. В Средней Азии распространению советской власти активно мешали так называемые басмачи. В 1924 году Панфилов лично попросил командование отправить его на восток для борьбы с противниками коммунистической идеологии.

Совет

 Семья красного командира, в которой уже были маленькие дети, часто переезжала из города в город. Панфилов и его боевые товарищи сражались с басмачами в окрестностях Ашхабада, Ташкента, Ферганы, Фрунзе (Бишкека), Коканда, Чарджоу, Учкургана и других городов Средней Азии.

Противники оказывали ожесточенное сопротивление, не желая становиться гражданами советской страны.

Некоторые историки полагают, что Панфилов и его соратники практически предотвратили создание исламского государства на территории Средней Азии, и видят в этом положительный момент. Другие считают басмачей представителями национально-освободительного движения и непримиримыми борцами с коммунистической заразой.

Переоценка деятельности красных командиров сейчас происходит во многих республиках постсоветского пространства. Например, в апреле 2016 года улицу Панфилова в Душанбе переименовали. Теперь она официально носит имя другого участника Великой Отечественной войны – Бобо Джобирова. Так решили власти таджикской столицы.

Впрочем, безусловной заслугой Панфилова является тот факт, что его подразделение отстояло территорию СССР на Памире. Дело в том, что по договору, заключенному Россией и Британией, граница между подконтрольными двум империям государствами Средней Азии проходила по реке Пяндж.

После революции охранять ее стало некому, и отряды басмачей беспрепятственно переходили с территории соседнего Афганистана, стремясь распространить свое влияние на Таджикистан, Узбекистан и Туркмению. Вот на их-то пути и встал Панфилов со своими бойцами.

 Примечательно, что в высокогорный город Хорог, где располагался пограничный пост, вместе с советским командиром прибыла и его семья.

После успешной миссии на Памире Панфилов окончил в Москве высшие военные курсы, получив звание полковника. Его хотели оставить в столице, но военный сам попросился обратно в Среднюю Азию. Он привык к жизни на Востоке и хотел быть подальше от репрессий, усилившихся в среде военной верхушки СССР. В 1938 году Иван Васильевич был назначен военным комиссаром Киргизской Республики.

Обратите внимание

После начала Великой Отечественной войны Панфилов, который к тому времени уже был генералом, лично сформировал 316-ю стрелковую дивизию, в состав которой вошли казахи, киргизы и представители других народов Средней Азии.

Началась спешная подготовка призывников к участию в боевых действиях. За простоту в общении и заботу о подчиненных генерал вскоре получил прозвище «Батя». Кстати, в отцовской дивизии служила и дочь военачальника – Валентина Ивановна.

Она была сотрудницей медсанчасти.

Героизм и стойкость воинов-панфиловцев, остановивших врага на подступах к Москве, увековечены во многих произведениях. Маршал Константин Рокоссовский считал, что одной из основ их подвига стала личность самого Панфилова.

Он написал об этом военачальнике: «Счастлив генерал, заслуживший в массе бойцов так просто выраженную, но неизгладимую в сердцах любовь и веру».

«Батя» погиб 18 ноября 1941 года недалеко от деревни Гусенево Московской области в результате немецкого минометного обстрела.

Незадолго до гибели Панфилова 316-я дивизия за проявленные в боях на Волоколамском шоссе героизм и мужество была переименована в 8-ю гвардейскую. После смерти генерала она стала называться Панфиловской. Это было первое военное подразделение Советской армии, которому было присвоено имя командующего.

В 1945 году солдаты оставят на стене Рейхстага такую надпись: «Мы – панфиловцы. Спасибо Бате за валенки».

Вот каким был генерал Иван Панфилов.

Источник: https://russian7.ru/post/general-panfilov-kak-voeval-geroy-obo/

Панфилов Иван Васильевич

Иван Васильевич Панфилов, выдающийся советский военачальник, герой Советского Союза, год рождения — 1892 по старому стилю, а по по новому — 1 января 1893 года. Уроженец города Петровск Саратовской губернии.

Сын мелкого канцелярского служащего. Тяжёлое материальное положение семьи, смерть мамы не дали Ивану возможности окончить даже начальную школу.

В двенадцатилетнем возрасте он вынужден был начать подрабатывать в лавке «мальчиком на посылках».

Важно

В 1915 году Панфилова забрали в царскую армию, и почти сразу же отправили на германский фронт. К 1917 году он стал командиром роты, после февральских событий, солдаты избрали его членом комитета полка. Свой добровольный выбор – воевать на стороне РККА во время гражданского противостояния, И.В. Панфилов сделал в 1918 году.

Сражался с белогвардейцами в составе 25-й Чапаевской дивизии. Членом партии большевиков стал с 1920 года. После войны прошёл двухгодичный курс в Киевской пехотной школе и был командирован в Среднюю Азию, где сражался с басмачами.

В Среднеазиатском военном округе карьера Панфилова продолжала стремительно развиваться до начала Великой Отечественной войны. К 1938 году он становится военным комиссаром Киргизии, на следующий год получает звание комбрига, ещё через год– генерал-майора.

С началом войны, Ивану Васильевичу Панфилову было поручено в Алма-Ате создать 316-ю стрелковую дивизию. Уже к концу августа дивизия под командованием И.В. Панфилова влилась в армию Северо-Западного фронта.

В начале октября 1941 года дивизии Панфилова под Москвой была доверена оборона широкой полосы длиной более сорока километров на волоколамском направлении. Жестокие бои на этих позициях навек прославили дивизию, имя самого генерал-майора сделали нарицательным, а его солдат стали называть панфиловцами.

Несмотря на то, что бойцы дивизии не были ранее испытанными в боях, их стойкость и героизм поражали всех — и наших военачальников, и немцев. И.В. Панфилов активно и умело применял артиллерию в обороне, а в битвах использовал мобильные заградительные отряды.

Боевой дух солдат, Иван Васильевич поднимал, постоянно находясь в тех частях дивизии, которые испытывали самый ожесточённый напор врага. Личным примером Панфилов сумел проявить в своих необстрелянных и едва обученных бойцах тот массовый героизм, который внёс решающий вклад в победу советского народа над фашизмом. Тогда Иван Васильевич получил от своих солдат уважительное и ласковое прозвище «Батя». Он же в ответ всегда и каждому перед боем говорил: «Мне не нужно, чтобы ты погиб, нужно, чтобы ты остался живым!»

Подвиг 28 Панфиловцев у разъезда Дубосеково

Неравные по силе бои привели к тому, что дивизия Панфилова оставила Волоколамск, за что самого генерала чуть было не отдали под трибунал. Полностью доверявший Ивану Васильевичу, командующий армией Рокоссовский заступился за него.

Дивизию Панфилова 16 ноября 1941 года атаковали две немецкие танковые дивизии. При этом одна дивизия атаковала центральную часть обороны, а другая в районе Дубосеково, где оборону держали 1075-ий стрелковый полк. Именно возле Дубосеково и развернулись события, названные позже «подвигом 28 панфиловцев».

Военные историки имеют разные взгляды на тот бой, но практически единогласны в том, что панфиловцев было всё же больше и погибли далеко не все.

Совет

Фактом считается то, что в течение 4 часов небольшое количество бойцов сдерживали напор 50 немецких танков и даже уничтожали 18 из них (количество уничтоженных танков многие исследователи считают недостоверными).

В течение нескольких ноябрьских дней дивизия Панфилова совершила практически невозможное.

Выступив против значительно превосходящих сил противника, панфиловцы остановили атаки 2-х танковых и пехотной дивизий противника. За беспримерный героизм дивизия становится Гвардейской и Краснознамённой. А 23 ноября получает почетное звание Панфиловской.

Но сам Иван Васильевич Панфилов, к тому времени, уже погиб. Это произошло 18 ноября 1941 года у деревни Гусенево.

При неприцельных обстрелах немцами деревни, мельчайший осколок мины попал в голову выдающегося командира, который в єто время в сопровождении московских корреспондентов осматривал окрестности. И.В.

Панфилова захоронили с почестями на Новодевичьем кладбище. Звание Героя Советского Союза было присвоено ему посмертно – в апреле 1942 года.

Биографии и подвиги Героев Советского Союза и кавалеров Советских орденов:

Источник: http://ordenrf.ru/geroi-rossii/geroi-sssr/panfilov-ivan-vasilevich.php

За нами Москва. Записки офицера. (fb2)

загрузка…

Перескочить к меню
— За нами Москва. Записки офицера.

805K, 307с.

(скачать fb2) — Баурджан Момыш-улы

Настройки текста:

Цвет фона
черный
светло-черный
бежевый
бежевый 2
персиковый
зеленый
серо-зеленый
желтый
синий
серый
красный
белый

Цвет шрифта
белый
зеленый
желтый
синий
темно-синий
серый
светло-серый
тёмно-серый
красный

Размер шрифта
14px
16px
18px
20px
22px
24px

Насыщенность шрифта
жирный

Ширина текста
400px
500px
600px
700px
800px
900px
1000px

Показывать меню
Убрать меню
В этих записках я хотел поделиться не только опытом, но и рассказать о собственных ошибках.

Осеннее утро. Хмурое небо. Лужи подернулись тонкой коркой льда. Батальон в строевом ритме шагает по улице просыпающегося города.

Только что из теплой постели, наспех прикрывая плечи, женщины смотрят из настежь распахнутых окон. Они встревожены, и в их глазах удивление. Чему удивляться? Я оборачиваюсь: идут стройные колонны, по четыре в ряд, рота за ротой. Нас — шестьсот.

Между колоннами, взапряжку по два, по четыре, цокая копытами по мостовой, тридцать шесть пар коней тянут орудия, зарядные ящики, двуколки, повозки. Строй замыкает широкая санитарная линейка с облепленной грязью эмблемой Красного Креста на ящике.

Обратите внимание

Загорелые, сосредоточенные, с воспаленными от бессонницы глазами, потемневшими от пыли бровями, обветренными лицами, с потрескавшимися губами и поросшими жесткой щетиной щеками идут люди в строю. На плечах — русские винтовки. Серые от утреннего морозца штыки лесом колышутся над колонной. Шаги не дробят, а тяжело, равномерно отчеканивают по мостовой.

Кажется, под тяжестью строевых шагов растянувшейся колонны прогибается улица, качаются дома… Идут сурово. Идут здорово!

— Запевай! — командую я.

Идущий рядом Толстунов дергает меня за рукав и шепчет:

— Что ты, комбат?

— Запевай! — повторяю я, как бы отвечая ему.

— За-пе-вай! — повторяют команду ротные командиры, и слышится подсчет:

— Ать, два! Ать, два…

Слушай рабочий, война началася,

Бросай свое дело, в поход собирайся…

— простуженно, хрипло начинает запевала первой роты, и… его голос вдруг срывает последнюю ноту куплета. Тут же, не давая умереть сорвавшемуся звуку, подхватывает басом его сосед:

Рвутся снаряды, трещат пулеметы,

Но их не боятся советские роты!…

Он поет, держа ритм песни под левую ногу.

— Вот это голосище! — говорит мне Толстунов улыбаясь. — Прямо как Михайлов.

Строй подхватывает припев:

Смело мы в бой пойдем за власть Советов,

И как один умрем в борьбе за это.

Городок, недавно казавшийся мертвым, от эха многоголосого припева быстро оживает. Люди выходят на улицу, угрюмо смотрят на нас. Некоторые, удостоив нас коротким взглядом, отворачиваются, огорченные и подавленные.

— Как неприятно! — шепчет Толстунов. В его голосе чувствуется боль и обида.

— Что ж, товарищ старший политрук, им же тяжело смотреть на нас, отступающих, — отвечает ему Бозжанов. — Ведь отсюда до Москвы — рукой подать.

Высыпавшая на улицу детвора сначала робко прячется за плачущих матерей, а потом осмеливается, выбегает на середину улицы и целой ватагой бежит с нами рядом, подражая солдатам, шагающим в строю.

Колонна идет, колонна поет…

Мы проходим мимо открытых настежь дверей магазинов с наваленными на тротуаре осколками битой посуды, кусками тканей, готовых платьев… Проходим мимо свежих развалин… Проходим мимо пепелища сгоревшего домика, мимо сорванных и висящих на последнем гвозде вывесок…

Мы идем по улице, мы поем:

Читайте также:  Стихи для детей первой младшей группы детского сада

Смело, мы в бой пойдем за власть Советов…

Эта октябрьская песня 1917 года через четверть века, в осеннее утро октября 1941 года, звучит гимном, и ее последние слова: «И как один умрем в борьбе за это» — повторяются поющими как клятва…

— Откуда к ним пришла эта старая песня? — спрашиваю политрука Бозжанова.

— Вид города, вид населения, товарищ комбат, — кратко отвечает он, не вдаваясь в подробности.

От группы женщин, стоящих у крыльца маленького домика, построенного в екатерининском стиле — с арочками, балкончиками, нишами, маленькими оконцами, отделилась седая женщина. Она шла прямо к нам.

Ее старомодное платье с кружевами на воротнике и рукавах потеряло былую свежесть. С ее плеч сползал теплый пуховый платок.

Важно

Она мелкими шажками подошла к нам, идущим в голове колонны, и, семеня рядом с нами, обратилась почему-то к Бозжанову.

— Миленькие, родненькие, — задрожал ее голос от подступивших слез, — откуда вы идете, родимые?

— С войны, мамаша, с войны идем, мамаша, — ответил ей Джалмухаммет.

— А немец скоро придет сюда? — спросила она.

— Завтра-послезавтра, мамаша, но мы его здесь встретим.

— Вчерась раненько он здесь бомбил, — она указала на разрушенные дома, — один раз аж в церковь угодил. Безбожники проклятые, басурманы, даже церковь не пожалели! Бомбят, бомбят…

— Откуда знать старухе, что большинство идущих — потомки мусульман? — сказал я по-казахски Толстунову.

Услыша незнакомый говор, старуха немного отпрянула от нас, пристально и вопросительно посмотрела на меня и в нерешительности спросила:

— А вы-то наши?

— Конечно, ваши, мамаша. А чьи же, думаете? — смеясь, ответил ей Бозжанов.

— Наши черномазые казахи и киргизы, — шутил Толстунов, — да и русских тут немало, мамаша. Разве не видите? Своих не узнаете?

— Да сохранит вас бог, наши защитники, — сказала старуха и, отстав от колонны, долго провожала нас глазами.

Мы с песней идем по главной улице города. Имя этого города — Волоколамск.

Когда, оставив позади окраину города, мы подходили к пригородной деревне Возмище, посыпал дождь.

Впереди, во дворах деревни, виднеются люди в военной форме. Они тоже смотрят на нас. Мы идем…

Возле чисто выбеленного домика с дощатым забором кто-то меня окликнул. Я обернулся. Ко мне бежал адъютант генерала Панфилова.

— Здравствуйте, товарищ старший лейтенант, — запыхавшись, с радостной улыбкой подбежал молодой розовощекий лейтенант. — Вас генерал… товарищ старший лейтенант.

Поручив начальнику штаба Рахимову вести дальше батальон, я остановился и отошел в сторону. Роты по-прежнему, как и в городе, шли стройно за своими командирами., Дождь моросил бойцам в лицо. Они не защищались, шли с поднятой головой.

На мокрых лицах людей было выражено сознание выполненного долга, а в глазах мелькал еле уловимый блеск радости путника, вернувшегося издалека к своим близким. Да, мы прошли сквозь бои, пробираясь по тылам противника к своим товарищам, к нашим.

Мы пришли, мы совершили то, что еще прошлой ночью казалось несбыточной мечтой. Все пережитое нами за эти дни теперь на самом деле было позади. Проходящие в строю бойцы и командиры поздравляли меня молчаливыми взглядами, я поздравлял их.

Совет

Они прощали мне мои окрики, я им прощал попытки неповиновения. Нам казалось теперь все смешным: мне — мои окрики, им — их обиды.

— Сюда, сюда, товарищ старший лейтенант, — заботливо указывал мне калитку адъютант.

Пройдя через сени, я открыл указанную адъютантом низкую дверь. Переступив порог, я было вытянулся, чтобы по форме доложить, но генерал Панфилов не дал и рта раскрыть. Он быстрым движением шагнул мне навстречу, взял мою руку обеими руками и, тепло, по-отечески пожимая ее, знакомым тихим голосом сказал:

— Смотрю в окно, войска идут. Откуда, думаю, столько народу? Вдруг в голове колонны узнал вас, — он отпустил руку и, провожая меня к столу, продолжал: — Признаться, сначала не верил своим глазам. Вы меня очень обрадовали, товарищ Момыш-улы, очень обрадовали… Хорошо, что пробились… — Взволнованный генерал прервал свою речь и предложил мне отдохнуть.

Я был смущен приветливой речью генерала, его радостью и отеческой лаской после долгой и трудной боевой разлуки. Для меня все это было неожиданно.

Я шел в эти дни в тревоге, думал, что генерал с меня взыщет за то, что я потерял с ним связь в дни боев, потерял связь с соседями, со своим командиром полка, вел бои в одиночку, в отрыве от других, отстал в тылу у врага. Несколько раз в своем воображении я представлял нашу встречу совершенно иной.

Мне казалось, что генерал, узнав о нашем прибытии, вообще не удостоит меня встречи, а просто прикажет майору Елину, моему командиру полка, отстранить меня, быть может, и разжаловать. А если вызовет к себе… Я не думал, не допускал мысли, что генерал будет кричать на меня.

Никогда мне не доводилось видеть его в запальчивости. Нахмурив брови, чуть громче и отчетливее, нежели обычно, сделает мне замечание, и его слова будут тяжелее окриков. Он скажет, думалось мне:

«Вы сами, товарищ старший лейтенант, напрашивались на батальон. Я вас предупреждал, что командовать батальоном вам будет не легко. Теперь вы убедились, товарищ старший лейтенант, что батальон — это не батарея. Тут ваше «правее ноль-ноль, левее ноль-ноль» гораздо шире.

Тут тактика, батенька, а не «четыре снаряда — беглый огонь»… Я вам поверил, а вы оказались неспособным командиром. Вы испортили дело: вывели из боевого порядка целый батальон, потеряли связь, остались в тылу партизанить. У меня, товарищ старший лейтенант, не партизанский отряд, а дивизия регулярной армии.

Как командир батальона вы мне больше не нужны».

Так я представлял нашу встречу и последние пять суток с боязнью спешил на такой суд. Но все вышло по-иному. Генерал весь сиял радостной улыбкой. Я не верил, мне надо было разобраться, что происходит, но тут я услышал снова голос генерала:

— Садитесь, товарищ Момыш-улы, — указал он мне на стул, стоящий у стола, покрытого топографической картой. — Садитесь, пожалуйста. Чаю не хотите? — Не ожидая ответа, он приоткрыл дверь и кому-то приказал принести чаю.

Обратите внимание

За время, что я его не видел, генерал, кажется, похудел, сделался еще меньше, сутулее. Ворот его кителя стал словно на два номера больше, брюки с лампасами висели, как шаровары.

Лицо загорело, морщины углубились, на коротко остриженной голове ежилась седина, нос и подбородок немного заострились, всегда аккуратно подстриженные квадратиком усы торчали пучком, видимо, их в эти дни не касались ножницы.

Генерал впервые, показался мне стариком.

Тут я вспомнил своего покойного отца, такого же малорослого, сутулого, седого. Вспомнил наши с.

ним последние встречи в 1938 году, когда я через сопки Приморья, леса Уссури, пересекая полоску вечной мерзлоты у Сковородина, Волочаевки, ленту Амура, через шестьдесят тоннелей на берегу Байкала, через горы и равнины Сибири пробрался к родному своему аулу у подножия Киргизского Ала-Тау, чтобы повидаться с самым родным мне человеком — со старым моим отцом. Вспомнил, как взволнованно и ласково он встретил меня, брал мои руки в свои худые маленькие ладони, долго не отпускал, жал их, гладил, целовал, нюхал, прикладывал к своим блестевшим от волнения глазам. Вспомнил, как он дрожащим голосом, не спрашивая у меня ничего, говорил нашим домашним: «Скорей поставьте самовар, пошлите в отару за бараном, стелите мягче сиденье», — как будто я ехал голодным и «сначала надо накормить проголодавшегося ребенка». Да, действительно, я каждый год приезжал из Дальневосточного края домой в отпуск, изголодавшись по ласкам отца, по старомодному пузатому самовару; я приезжал, чтобы есть мед отцовской ласки и пить чай из вкусной чистой воды нашего родника, из того источника, где впервые меня купали, меня поили…

— Садитесь, товарищ Момыш-улы, — прервал мои воспоминания генерал. — Садитесь и рассказывайте. Много людей потеряли? — Тут он как бы опомнился, забеспокоился, его брови круто сдвинулись. Потом он виновато перебил себя: — Простите, пожалуйста. Как на кухне — продукты у вас есть?

Я ответил, что двое суток в наших походных кухнях ничего не варилось. Генерал живо встал со своего места, поднял телефонную трубку и, соединившись с абонентом, приказал:

— Велите немедленно накормить батальон Момыш-улы горячей пищей и устройте бойцам отдых в домах.

Генерал вернулся на свое место, сел против меня и, протянув открытый портсигар, повторил свой вопрос:

— Много людей потеряли? Я доложил о потерях.

— А раненых вывезли?

— Они здесь, товарищ генерал, — ответил я.

Генерал поднял трубку и приказал начальнику штаба доложить в штаб армии о том, что мой батальон прибыл, пробившись из тыла противника.

— Так и доложите, Иван Иванович, что батальон полноценный, что он не пропал, в Волоколамск прибыл организованно, с артиллерией и обозом.

Эти слова генерала успокоили меня, и я осмелился перебить его:

— Товарищ генерал, из шестисот человек девяносто не наши, мы их подобрали по дороге.

Генерал сделал знак, чтобы я не мешал ему слушать, и я неловко умолк. Он стоял и слушал по телефону доклад начальника штаба, поглядывая на развернутую карту.

— Да, мм… да… Нет, нет, нет! — вдруг запротестовал он. — Я не думаю, я не верю этому спокойствию. Запросите еще раз, Иван Иванович, уточните… Перед бурей всегда тихо. Пошлите к нам офицера, да… да, да, капитана Гофмана или майора Старикова…

Положив трубку, генерал склонился над картой, взял карандаш, неторопливо сделал несколько пометок. Брови у него снова сдвинулись, он нахмурился и концом карандаша постучал о стол, повторяя задумчиво:

— Да, да… так, так…

Важно

Затем, спохватившись, он взглянул на меня: — Что вы хотели сказать, товарищ Момыш-улы? Я рассказал о тех девяноста бойцах и сержантах, которые к нам поодиночке или группами присоединились по дороге, о том, что некоторые из них идут от самой границы, что я их вел почти под конвоем, отдельной колонной. В этом месте моего доклада генерал недовольно нахмурил брови.

— Я так не думаю, товарищ Момыш-улы, как вы, — сказал он серьезно. — Кто такие бойцы, в одиночку пробивающиеся из окружения? Это наши люди, части которых разбиты, или же они отстали от своего полка.

И вот он один, без командира, без товарищей, предоставленный самому себе, беззащитный, голодный пробирался к своим. Эти люди, товарищ Момыш-улы, люди честные, преданные, они идут к нам, они не хотят оставаться с врагом.

Одно то, что они пробираются к своим с лишениями, риском, страданиями, — одно это уже говорит о многом. Они — наши люди.

Я устыдился своих резких слов об этих солдатах и сержантах при докладе генералу и с болью в душе вспомнил о своих действиях по отношению к ним во время похода.

Я вспомнил, что, когда я приказал построить их отдельной колонной и приставить к ним несколько бойцов из нашего батальона, один высокий обросший детина в форме пограничника запротестовал и бросил мне в лицо: «Что мы, товарищ старший лейтенант, пленные, что ли?» Я хотел было на него крикнуть, но другой, переодетый в гражданское платье, добродушно сказал ему:

«Ничего, Иван Митрофанович, слава богу, что хоть к своим в плен попали».

«Ладно, — согласился пограничник, — построимся, товарищ старший лейтенант, через фронт перейдем, нам оружие дадут, и снова в строю будем воевать». «Где твое оружие?» — крикнул я на него.

«Вот, — сказал он, вытаскивая из-за пазухи револьвер, и, вертя его на ладони, добавил: — Только два патрончика осталось, товарищ старший лейтенант, месяц берегу на всякий случай.

Думалось, что, в случае чего, один — для немца, другой — для себя».

Он погладил револьвер и снова засунул его за пазуху. Об этом эпизоде я вначале забыл доложить генералу, а теперь просто утаил.

— Я к ним, товарищ Момыш-улы, как старый солдат, отношусь с уважением, за это время со многими встречался, — продолжал генерал. — Это люди волевые, сильные люди.

Ведь, представьте себе, они тысячу раз имели возможность сдаться в плен или просто остаться на оккупированной территории, но они идут, вдосталь терпя горе; они идут, чтобы стать снова в строй, они не от войны бегут, а к войне идут, потому что в сердце своем верят в нашу победу. Вы сделали правильно, что не дали им разбрестись по деревням, собрали их и привели.

Генерал сделал паузу, как бы обдумывая сказанное. Признаться, до меня не сразу дошли убедительные слова генерала, я был ослеплен обидой, что из-за этих девяноста человек получил от генерала весьма деликатный и тем более тяжелый для меня выговор.

— Ну, рассказывайте, рассказывайте, — сказал генерал.

Совет

Его «рассказывайте» показалось мне деликатным «аудиенция заканчивается». Я и сам чувствовал, что злоупотребил вниманием очень занятого человека.

Не желая больше отнимать у командира дивизии времени и отвлекать его от дел, я решил доложить как можно короче.

Мне думалось, что здесь, на окраине города, на улицах которого не сегодня — завтра разыграются тяжелые бои, генералу, естественно, не до меня.

— Двадцать третьего октября вечером… — начал было я, перескочив через неделю.

— Нет, батенька, погодите вы с вашим двадцать третьим, — перебил меня генерал. — Начинайте от Житахи и Синькова, — вот они, — показал он эти пункты на карте. — Помните нашу спираль-пружину? — спросил он меня. — Как она действовала у вас? Вот с этого и начинайте.

Я кратко доложил ему о боях наших взводов, выставленных далеко вперед, под командой лейтенантов Донских и Брудного, и об их подвигах.

Донских, который в бою получил девять ранений и остался в строю, генерал приказал мне представить к награде и просил написать письмо его родным. Про Брудного генерал слушал молча, но неспокойно.

Он вынул из кармана часы и, не взглянув на них, стал гладить большим пальцем правой руки стекло. Этот жест ничего хорошего не предвещал. Я решил доложить подробно обо всем, что случилось с этим лейтенантом. Рассказав, я сделал паузу. Генерал тоже молчал.

Он положил часы на стол, подвинулся и, как бы разговаривая сам с собой, сказал:

Источник: https://coollib.com/b/125106/read

Ссылка на основную публикацию