Ушинский «горная страна» читать

Владимир Арсеньев Дерсу Узала Читать

Посвящается

памяти Дерсу

Автор

Глава первая

Отъезд

План экспедиции. — Мулы. — Конское снаряжение. — Инвентарь. — Питательные базы. — Прибытие Дерсу. — Помощь, оказанная моряками. — Залив Петра Великого. — Остров Аскольд. — Залив Преображения. — Плавание на миноносцах. — Прибытие в залив Ольги. — Высадка на берег.

 — Горбуша

С января до апреля я был занят составлением отчётов за прошлую экспедицию и только в половине мая мог начать сборы в новое путешествие. В этих сборах есть всегда много прелести.

Общий план экспедиции был давно уже предрешён, оставалось только разработать детали.

Теперь обследованию подлежала центральная часть Сихотэ-Алиня, между 45° и 47° северной широты, побережье моря от того места, где были закончены работы в прошлом году, — значит, от бухты Терней к северу, сколько позволит время, и затем маршрут по Бикину до реки Уссури.

Обратите внимание

Организация экспедиции 1907 года в общих чертах была такая же, как и в 1906 году. Изменения были сделаны только по некоторым пунктам на основании прошлогоднего опыта.

Новый отряд состоял из девяти стрелков[1], ботаника Н. А. Десулани, студента Киевского университета П. П. Бордакова и моего помощника А. И. Мерзлякова.

В качестве вольнонаёмного препаратора пошёл брат последнего Г. И. Мерзляков. Лошади на этот раз были заменены мулами.

Обладая более твёрдым шагом, они хорошо ходят в горах и невзыскательны на корм, но зато вязнут в болотах. В отряде остались те же собаки: Леший и Альпа.

В конском снаряжении пришлось сделать некоторые изменения. Из опыта выяснилось, что путы — вещь малопригодная. Они цепляются за пни, кусты и сильно стесняют движения коней, иногда совершенно привязывая их к месту. Лошади часто их рвут и теряют, в особенности в сырую и дождливую погоду. Вместо пут мы купили канат для коновязи недоуздки в двойном числе и колокольчики.

В хозяйственной части тоже пришлось кое-что изменить. Например, мы совершенно отказались от медных чайников. Они тяжелы, требуют постоянной полуды, у них часто отпаиваются носики. Несравненно лучше простые алюминиевые котелки разного диаметра. Они прочны, дёшевы, легки и при переноске вкладываются один в другой. Для ловли рыбы в реках мы захватили с собой маленький бредень.

Самое важное в походе — уметь предохранить спички от сырости: сплошь и рядом случается вымокнуть до последней нитки. В таких случаях никакая обёртка из коней или резины не помогает. Во время ненастья спички не загораются далее тогда, когда они не были подмочены.

Самое лучшее средство — укупорить спички в деревянную коробку с хорошо пригнанной крышкой. От сырости дерево разбухает, и крышка ещё плотней прижимается к краям коробки. Этот неприкосновенный запас спичек я хранил в своей сумке. Стрелкам для табака были куплены резиновые кисеты с затяжными завязками.

Важно

Кроме того, на всякий случай мы захватили с собой целлулоид, кремень, огниво, трут и жжёную тряпку.

Инструменты и приборы были те же, что и в прошлом году. Только прибавился плотничий инструмент: бурав диаметром в 8 миллиметров, рубанок, долото, напильник и поперечная пила с разводкой. Фотографические пластинки для предохранения от сырости были запаяны в цинковые коробки — в каждой по дюжине.

Не были забыты и подарки для туземных женщин и детей в виде бус, пуговиц, гаруса, шёлковых ниток, иголок, зеркал, перочинных ножиков, серёг, колец, разных брелоков, цепочек, стекляруса и т. д. Самыми ценными подарками для мужчин были топоры, пилы, берданки кавалерийского образца и огнеприпасы.

За месяц вперёд А. И. Мерзляков был командирован во Владивосток за покупкой мулов для экспедиции. Валено было приобрести животных некованых, с крепкими копытами.

Мерзлякову поручено было отправить мулов на пароходе в залив Рында, где и оставить их под присмотром трёх стрелков, а самому ехать дальше и устроить на побережье моря питательные базы.

Таких баз намечено было пять: в заливе Джигит, в бухте Терней, на реке Такеме, на реке Амагу и на реке Кумуху, у мыса Кузнецова.

В апреле всё было закончено, и А. И. Мерзляков выехал во Владивосток. Надо было ещё исполнить некоторые предварительные работы, и потому я остался в Хабаровске ещё недели на две.

Я воспользовался этой задержкой и послал Захарова в Анучино искать Дерсу. Он должен был вернуться к Уссурийской железной дороге и ждать моих распоряжений.

Совет

От села Осиновки Захаров поехал на почтовых лошадях, заглядывая в каждую фанзу и расспрашивая встречных, не видел ли кто-нибудь старика гольда из рода Узала. Немного не доезжая урочища Анучино, в фанзочке на краю дороги, он застал какого-то туземного охотника, который увязывал котомку и разговаривал сам с собою.

На вопрос, не знает ли он гольда Дерсу Узала, охотник отвечал:

— Это моя.

Тогда Захаров объяснил ему, зачем он приехал. Дерсу тотчас стал собираться. Переночевали они в Анучине и наутро отправились обратно. 13 июня я покончил свои работы и распрощался с Хабаровском. На станции Ипполитовке Захаров и Дерсу прожили четверо суток, затем по моей телеграмме вышли к поезду и сели в наш вагон.

Я очень обрадовался приезду Дерсу. Целый день мы провели с ним в разговорах.

Гольд рассказывал мне о том, как в верховьях реки Санда-Ваку зимой он поймал двух соболей, которых выменял у китайцев на одеяло, топор, котелок и чайник, а на оставшиеся деньги купил китайской дрели, из которой сшил себе новую палатку.

Патроны он купил у русских охотников; удэгейские женщины сшили ему обувь, штаны и куртку. Когда снега начали таять, он перешёл в урочище Анучино и здесь жил у знакомого старика гольда. Видя, что я долго не являюсь, он занялся охотой и убил пантача-оленя.

Между прочим, в Анучине его обокрали. Там он познакомился с каким-то промышленником и по своей наивной простоте рассказал ему о том, что соболевал зимою на реке Баку и выгодно продал соболей. Промышленник предложил ему зайти в кабак и выпить вина. Дерсу охотно согласился.

Почувствовав в голове хмель, гольд отдал своему новому приятелю на хранение все деньги. На другой день, когда Дерсу проснулся, промышленник исчез. Дерсу никак не мог этого понять.

Люди его племени всегда отдавали друг другу на хранение меха и деньги, и никогда ничего не пропадало[2].

В то время правильного пароходного сообщения по побережью Японского моря не существовало. Переселенческое управление первый раз, в виде опыта, застраховало пароход «Эльдорадо», который ходил только до залива Джигит. Определённых рейсов ещё не было, и сама администрация не знала, когда вернётся пароход и когда он снова отправится в плавание.

Обратите внимание

Нам не повезло. Мы приехали во Владивосток два дня спустя после ухода «Эльдорадо». Меня выручили П. Г. Тигерстедт и А. Н. Пель, предложив отправиться с ними на миноносцах. Они должны были идти к Шантарским островам и по пути обещали доставить меня и моих спутников в залив Джигит[3].

Двадцать второго июня, после полудня, мы перебрались на суда. Вечером в каюте беседы наши с моряками затянулись далеко за полночь. Я рассчитывал хорошо уснуть, но не удалось. Задолго до рассвета поднялся сильный шум снимались с якоря. Я оделся и вышел на палубу.

Занималась заря; от воды поднимался густой туман; было холодно и сыро. Чтобы не мешать матросам, я спустился обратно в каюту, достал из чемодана тетради и начал свой дневник. Вскоре лёгкая качка известила о том, что мы вышли в открытое море. Шум на палубе стал стихать.

На морской карте Лаперуза 1787 года залив Петра Великого называется заливом Виктории. Посредством Альбертова полуострова (ныне называемого полуостровом Муравьёва-Амурского) и Евгениева архипелага (острова Русский, Шкота, Попова, Рейнеке и Кикорд) он делится на две части: залив Наполеона (Уссурийский залив) и бухту Герин (Амурский залив)[4].

Часов около десяти с половиной миноносцы были на траверсе острова Аскольда, называемого китайцами Циндао, что значит — Зелёный остров (42°47'северной широты и 160°2' восточной долготы от острова Ферро, знак на мысе Северо-западном).

Этот какими-то силами оторванный от материка кусок суши с высокими скалистыми берегами имеет форму подковы, обращённой открытой стороной к югу. Продолжением его по направлению к материку будет остров Путятин и мыс Майдль. Ныне Аскольд известен как естественный питомник пятнистых оленей.

Лет пятнадцать тому назад здесь было до четырёх тысяч оленей. Вследствие браконьерства, глубоких снегов и прогрессивного ухудшения подножного корма животные стали быстро сокращаться в числе, и теперь на всём острове их насчитывается не более полутораста голов.

Выбирая только кормовые травы, олени тем самым способствовали распространению по острову растений, негодных для корма. Полная изоляция и кровосмешение уменьшили плодовитость до минимума. Олени вымрут, если к ним не будет влита новая кровь с материка.

Важно

Владивостокское общество любителей охоты, которому принадлежал тогда остров, мало думало об этом, и в настоящее время Аскольдский питомник на краю гибели.

Другой достопримечательностью острова будет золотой прииск. Разработка производится раздроблением рудной породы и затем извлечением из неё золота при помощи амальгамирования ртутью.

В открытом море нам встретились киты-полосатики и касатки. Киты плыли медленно в раз взятом направлении, мало обращая внимания на миноносцы, но касатки погнались за судами и, когда поравнялись с нами, начали выскакивать из воды. Стрелок Загурский стрелял; два раза он промахнулся, а в третий раз попал. На воде появилось большое кровавое пятно. После этого все касатки сразу исчезли.

К сумеркам мы дошли до залива Америка и здесь заночевали, а на другой день отправились дальше. После полудня 27 июня мы обогнули мыс Поворотный и взяли курс на NO (норд-ост). Часа в четыре дня погода начала портиться, с востока стал надвигаться туман, и, хотя ветра ещё не было, море сильно волновалось. Это объясняется тем, что волны часто обгоняют ветер.

Миноносцы шли осторожно, ощупью, соразмеряя свой ход с показаниями лага. Надо удивляться, как в темноте и в таком тумане моряки разыскали залив Преображения и через узкий проход прошли в бухту (42° 54' северной широты и 151° 34 восточной долготы).

Ночью поднялся сильный ветер, и море разбушевалось. Утром, несмотря на непогоду, миноносцы снялись с якоря и пошли дальше. Я не мог сидеть в каюте и вышел на палубу. Следом за «Грозным» шли другие миноносцы в кильватерной колонне. Ближайшим к нам был миноносец «Бесшумный».

Он то спускался в глубокие промежутки между волнами, то вновь взбегал на валы, увенчанные белыми гребнями. Когда пенистая волна накрывала лёгкое судёнышко с носа, казалось, что вот-вот море поглотит его совсем, но вода скатывалась с-палубы, миноносец всплывал на поверхность и упрямо шёл вперёд. Когда мы вошли в залив Ольги, было уже темно.

Мы решили провести ночь на суше и потому съехали на берег и развели костёр.

Дерсу, против ожидания, легко перенёс морскую качку. Он и миноносец считал живым существом.

— Моя хорошо понимай — его, — он указывал на миноносец «Грозный», — сегодня шибко сердился.

Совет

Мы уселись у костра и стали разговаривать. Наступила ночь. Туман, лежавший доселе на поверхности воды, поднялся кверху и превратился в тучи. Раза два принимался накрапывать дождь. Вокруг нашего костра было темно — ничего не видно. Слышно было, как ветер трепал кусты и деревья, как неистовствовало море и лаяли в селении собаки.

Наконец стало светать. Вспыхнувшую было на востоке зарю тотчас опять заволокло тучами. Теперь уже всё было видно: тропу, кусты, камни, берег залива, чью-то опрокинутую вверх дном лодку. Под ней спал китаец.

Я разбудил его и попросил подвезти нас к миноносцу.

На судах ещё кое-где горели огни. У трапа меня встретил вахтенный начальник. Я извинился за беспокойство, затем пошёл к себе в каюту, разделся и лёг в постель.

Читайте также:  Сказка про дождик для детей

За ночь море немного успокоилось, ветер стих, и туман начал рассеиваться. Наконец выглянуло солнце и осветило угрюмые скалистые берега.

Тридцатого числа вечером миноносцы дошли до залива Джигит. П. Г. Тигерстедт предложил мне переночевать на судне, а завтра с рассветом начать выгрузку. Всю ночь качался миноносец на мёртвой зыби.

Качка была бортовая, и я с нетерпением ждал рассвета.

С каким удовольствием мы все сошли на твёрдую землю! Когда миноносцы стали сниматься с якоря, моряки помахали нам платками, мы ответили им фуражками.

В рупор ветром донесло: «Желаем успеха!» Минут через десять миноносцы скрылись из виду.

Местом высадки был назначен залив Джигит, а не бухта Терней, на том основании, что там, вследствие постоянного прибоя, нельзя выгружать мулов.

Обратите внимание

Как только ушли миноносцы, мы стали ставить палатки и собирать дрова. В это время кто-то из людей пошёл за водою. Он вернулся и сообщил, что в устье реки бьётся много рыбы. Стрелки закинули неводок и поймали столько рыбы, что не могли вытащить сеть на берег. Пойманная рыба оказалась горбушей (Oncorhynchus gorbuhscha W.).

Вместе с нею попали ещё две небольшие рыбки: огуречник (Osmerus eperlanus dentex Stn.) — род корюшки с тёмными пятнами по бокам и на спине (это было очень странно, потому что идёт она вдоль берега моря и никогда не заходит в реки) и колюшка (Pygosteus sinensis Guich.

) — обитательница заводей и слепых рукавов, вероятно снесённая к устью быстрым течением реки.

Горбуша не имела ещё такого безобразного вида, который она приобретает впоследствии, хотя челюсти её начали уже немного загибаться и на спине появился небольшой горб. Я распорядился взять только несколько рыб, а остальных пустить обратно в воду. Все с жадностью набросились на горбушу, но она скоро приелась, и потом уже никто не обращал на неё внимания.

После полудня мы с Н. А. Десулави пошли осматривать окрестности. Он собирал растения, а я охотился.

Источник: http://www.100bestbooks.ru/read_book.php?item_id=7401&page=11

Тихо ночь ложится на вершины гор… (рисуем пастелью)

«Если
буря не ревет в горах, то чем выше вы будете подниматься, тем безмолвнее будет
окрестность.

На самой вершине, среди вечных снегов и льдов, где солнечные лучи,
отражаясь от снеговых полей ослепляют глаза, царствует мертвая тишина, разве
только камень, сдвинутый вашей ногой, наделает стуку и шуму на всю окрестность…
И если, преодолев все трудности, вы доберетесь наконец до горной вершины, то вы
будете вполне вознаграждены видом величественной картины. Вокруг вас скалы,
снежные поляны и ледники. Повсюду видны пропасти и ущелья, вдали поднимаются
вершины других гор, то темные, то лиловые, то розовые, то отливающие серебром,
а внизу открывается зеленая, цветущая долина. Извивающиеся реки, блестящие
озера, города и деревни – будто на ладони перед вами».

Это отрывок из произведения Константина Ушинского «Горная страна». Ребята подготовительной группы послушали его и попытались представить, то о чем в нем говорится.

Мы познакомились с творчеством знаменитого
русского художника  Николая Рериха, который написал  целую серию картин, изображающих
горы.
 

И мы с ребятами, как настоящие художники  изобразили горы, про которые говорится в стихотворении :
Тихо ночь ложится
На вершины гор,
И луна глядится
В зеркало озер…

Мы  работали в необычной технике. Техника называется пастель. Вначале на
наших листах наметили мелочком контур гор.

Затем выбирали разные цвета и
рисовали разноцветными штрихами горы, формируя горы со складками, уступами.

Можно рисовать кончиком мелочка, тогда будет получаться ровная четкая линия, а
можно положить мелочек на животик и покатать его по листочку. Получаются мягкие
размытые края линии. Чтобы сгладить линии и переходы одного цвета в другой края мы растирали сухой жесткой кистью.

 День вечереет, ночь близка,
Длинней с горы ложится тень,
На небе гаснут облака…
Уж поздно. Вечереет день.

Чтобы показать, что в горах вечереет, мы решили показать закат солнца. Нарисовали круг солнечного цвета (оранжевого,
розового, красного)  между гор, как будто
это солнце на закате. 

Затем по краю гор сделали кайму розового  цвета —  это солнце освещает горы. И прорисовали  звезды.  Нарисовали облака. А можно нарисовать луну, которая уже поднялась на небо.

 

В конце занятия все наши работы выложили рядом и у на получилась горная цепь.

Вот что у нас получилось!

Источник: https://tatyana35petushkova.blogspot.com/2013/09/blog-post_5979.html

«Вкусные» тексты

Запоминаем с помощью эмоций Цвета и эмоции

Дата добавления: 9 Январь — 1:00 Для наиболее эффективного запоминания важно, чтобы в процессе участвовало как молено больше органов чувств. Следующие тексты должны связаться в вашем воображении с теми или иными вкусовыми ощущениями.

Напоминаем, что вкус может быть горьким, кислым, сладким, острым, соленым или пресным (желательно последнее определение не использовать, так как оно практически ничего не выражает, следовательно, мало чем сможет вам помочь в процессе запоминания и дальнейшего воспроизведения текста).

После того как каждый текст получит свой вкус, напишите название вкуса на отдельном листе бумаги, затем вытяните один лист и перескажите текст, который ассоциируется у вас именно с этим вкусом, затем вытяните следующий лист и перескажите текст и т. д. — как это было при выполнении предыдущего упражнения.

Живя посреди России, мы не можем составить себе ясного понятия о том, что такое горная страна… В равнине вы едете сто, двести вёрст, повсюду встречая одинаковые виды, одинаковую растительность, одинаковый образ жизни. Не то в горах.

Сколько разнообразия представляет далее одна большая гора, если взбираться на нее по дорогам, проложенным в долинах, а потом и по опасным горным тропинкам, которые извиваются по ее уступам.

Вам кажется тепло и даже жарко, когда вы стоите у подошвы горы: кругом лето, сады с поспевающими плодами и поля с созревшим уже хлебом; но запаситесь теплой одеждой, если думаете добраться до вершины, потому что там встретит вас полная зима — снег, лед, холод — и вы посреди лета легко можете отморозить себе руки или ноги…

но главное — запаситесь силой и терпением, потому что вам придется неутомимо работать ногами целый день, а может быть, и два… Запаситесь также и смелостью, чтобы у вас не закружилась голова, когда, взобравшись на иной уступ, взглянете вниз. Но прежде всего, возьмите опытного проводника, потому что без него легко можно заблудиться между скалистыми вершинами горы, в ее темных лесах, между бесчисленными ручьями и речками, скатывающимися с ее боков, в ее снежных полях и ледниках… Подняться на высокую, заоблачную гору — большой труд; но труд этот окупается удовольствием. Сколько разнообразной растительности встретите вы от подошвы до вершины! Сколько разнообразия в образе жизни людей!

(К. Ушинский. Горная страна)

Общеизвестно: счастливые часов не наблюдают. Если исходить из этого, то практически все женщины счастливы. Потому что практически все женщины не наблюдают часов. Оглядитесь вокруг: много ли вы видите мужчин, у которых нет часов на руке? Разве что только у тех, у кого часы по новой моде — на цепочке в кармашке жилета. А теперь обратите внимание на женщин. У половины из них, если не больше, часов нет. Все очень просто: для женщины, в отличие от мужчины, часы не являются предметом первой необходимости. Потому что часы — точный счет времени, а для женщины, опять-таки в отличие от мужчины, время — категория, не поддающаяся точному отсчету. И дело, конечно, не в самих часах как механизме фиксации минут и секунд. У мужчины механизм времени как бы внутри, мужчина, не глядя на часы, всегда может хоть приблизительно сказать, который час. А женщина даже не всегда знает, какой день. Вспомним: время — деньги. Женщина по-своему убедительно подтверждает это тождество. Как она абсолютно не в состоянии удержать деньги в руках и они у нее буквально утекают сквозь пальцы, точно так же, мгновенно и необъяснимо, у нее утекает сквозь пальцы и время. Причем это не зловредность женской натуры. Это — сама натура. Женщина может искренне желать явиться в нужное место в назначенный час, может искренне мечтать совершить что-то в определенный срок. Может даже тщательно спланировать весь свой день — какое дело за каким и в какой срок следует исполнить. Но затем происходит нечто для женщины непостижимое: дела еще не начинались, а день уже закончился. Типичный женский вскрик-вопль: ой, уже пять часов! Какой бы час дня или ночи ни наступил, для женщины он всегда — полная неожиданность.

(А. Инин. Остановись, мгновенье… Отрывок статьи из журнала «Cosmopolitan». — 1998, №2)

А задумывались ли вы когда-нибудь, насколько отличались параметры древнегреческих богинь от современного эталона? Величина роста, конечно, вносила свои коррективы. Ведь Афродита или Венера, несмотря на то что были богинями, были прежде всего женщинами, и рост их был намного ниже среднего роста мужчины. Например, рост Афродиты Книдской составлял 164 см. При таком сравнительно небольшом росте Афродита имела 72 см в талии и 96 см в бедрах. При этом эллинская богиня выглядит весьма утонченно и грациозно. В чем же причина? С экранов телевизоров, в журналах и газетах нам внушают мысль, как страшно быть толстыми и как замечательно быть худенькими и стройными. С подобным вызовом мы сталкиваемся каждый день, и невольно складывается впечатление, что все должны стать именно такими, иначе мы просто не имеем права на существование… К великому сожалению всех толстушек, идеал красоты в наше время определяют именно стройные высокие манекенщицы и топ-модели. Сегодняшним эталоном красоты является длинноногая, как горная лань, и грациозная, как газель, девушка. Не секрет, что мода очень изменчива. Еще совсем недавно по тем же подиумам вышагивали совсем не худенькие звезды кино — Мэрилин Монро или Брижит Бардо. Современные ценители женской красоты непременно забраковали бы их чрезмерно округлые по сегодняшним нормам формы.

(Ю. Савельева. Великолепная фигура за 10 минут в день)

Источник: http://mostevent.ru/articles/category/5/message/1028/

Доклад: Апликация из мятой фактурной бумаги

Апликация из мятой фактурной бумаги( бумажная пластика)

« Тихо ночь ложиться на вершины гор»

Задачи: Учить детей создавать пейзажную композицию в технике бумажной пластики. Расширить возможности применения обрывной аппликации из рваной и мятой бумаги для передачи выразительности образа. Развивать чувство формы, мелкую моторику, координировать работу обеих рук. Воспитывать интерес к природе; вызвать интерес к отображению знаний и впечатлений в изобразительном творчестве.

Предварительная работа: Чтение отрывка из рассказа К.Д Ушинского «Горная страна»:

«Если буря не ревёт в горах, то чем выше вы будете подниматься, тем безмолвнее будет окрестность. На сомой вершине, среди вечных снегов и льдов, где солнечные лучи, отражаясь от снеговых полей, ослепляют глаза, царствует мёртвая тишина; разве камень, сдвинутый ваше ногой, наделает шуму и стуку на всю окрестность.

Но раздаётся страшный продолжительный грохот, повторяемый горным эхом; вам кажется, что гора дрожит под вашими ногами, и вы спрашиваете у проводника: « Что это такое?» — « Это – лавина», — отвечает он вам спокойно. Большая масса снега сорвалась с вершины и, увлекая с собой камни, а пониже – деревья, стада и даже дома пастухов, понеслась вниз по горным уступам.

Лавины чаще всего скатываются с гор весной, потому что снег, напавший зимой, подтаивает…

Но если, преодолев все трудности, вы доберетесь, наконец до горной вершины, то вы будете вполне вознаграждены видом величественной картины.

Важно

Вокруг вас скалы, снежные поляны и ледники; повсюду видны пропасти и ущелья, вдали поднимаются вершины других гор, то тёмные, то лиловые, то розовые, то отливающие серебром; а внизу открывается зелёная, цветущая долина; извивающиеся по ней реки, блестящие озёра, города и деревни – будто на ладони перед вами».

Читайте также:  Загадки про вещи в квартире для детей с ответами

Материалы и оборудование: Цветная и фактурная бумага, фольга или блёстки, для фона – бумага или картон чёрног, феолетового, темно синего цвета, клей или клеящие карандаши, салфетки бумажные и матерчатые.

Для показа детям – варианты композиций

Содержание занятия:

Методы и приёмы Деятельность воспитателя Деятельность детей
Вводная часть Чтение отрывка стихотворения Н. Никитиной Показ картин Показ способа изготовления гор на картине. Чтение отрывка из стихотворения Ф. Тютчева «Вечер в горах»: Чтение отрывка из стихотворения И. Бунина « В горах»: Практическая часть Заключительная часть Воспитатель читает детям отрывок из стихотворения Н. Никитина « Тихо ночь ложится на вершины гор»: Тихо ночь ложится На вершины гор, И луна глядится В зеркало озёр… Посмотрите дети, на эти картины, как вы думаете, из чего они сделаны и как? Выслушиваю ответы детей. После ответов детей разрываю иллюстрацию из старого журнала на большие куски, сминаю, слегка расправляю очень и очень быстро формирует горы с «горными» складками уступами, образовавшимися в результате сминания бумаги. Наклеиваю горы на фон черного, темно – синего или фиолетового цвета. Затем педагог читает детям отрывок из стихотворения Ф. Тютчева «Вечер в горах»: День вечереет, ночь близка, Длинней с горы ложится тень, На небе гаснут облака.…Уж поздно. Вечереет день. Ребята, как можно показать, что в горах вечереет. Уточняю и дополняю ответы детей. 1)можно показать закат солнца или облака, освещённым заходящим солнцем: разорвать на кусочки бумагу солнечного цвета(желтую, розовую, оранжевую) и приклеить между гор, будто это небо на закате; 2) можно по краю гор пустить кайму, розового или золотистого цвета(из кусочков или полосок рваной бумаги), будто солнце уже село за горы; но ещё освещает их, в этом случае силуэт гор на тёмном фоне ночного неба будет особенно отчётливо виден; 3) можно изобразить луну и звёздочки из фольги. Катится диском золотым Луна в провалы чёрной тучи, И тает в ней и льёт сквозь дым Свой блеск на каменные кручи Дети самостоятельно выбирают материалы: бумагу для фона( цвет и размер на выбор), фактурную бумагу для гор. Советую приложить фактурную бумагу к фону, чтобы дети увидели цветосочетание. Дети начинают выполнять работу. Напоминаю, чтобы не забыли сильно смять и затем слегка расправить рваные кусочки бумаги, чтобы горы получились как настоящие с горными складками, крутыми скалами и опасными уступами. Молодцы ребята, теперь мы сделаем выставку горных пейзажей « Тихо ночь ложится на вершины гор».

План — конспект по аппликации в старшей группе,

д/с «Золотая рыбка»

Студентки 313 группы Синцовой Марии Владимировны

Педагог- наставн ик: Еремина Наталья Александровна

Руководитель методики: Мясникова Марина Ивановна

Источник: https://ronl.org/doklady/pedagogika/832320/

Зачикойская горная страна

ная в Тироле (Митгерберг). Из химического сырья практическое значение имеет только поваренная соль (в Зальцка-мергуте), а из прочих полезных ископаемых — графит и полевой шпат.

В стране много озер, особенно в северных предгорьях Альп и на юге, в Клагенфуртской котловине. Они ледникового происхождения, их котловины выпаханы древними ледниками; как правило, озера глубокие с холодной прозрачной водой, например обширное Боденское озеро, принадлежащее Австрии частично.

Население Австрии относительно однородно в этническом отношении: около 97 % его численности составляют австрийцы.

Кроме того, в Австрии, в отдельных районах Штирии, Карин-тии и Бургенланда живут небольшие группы словенцев, хорватов и венгров, а в Вене — еще и чехи.

Многие граждане считают себя не только австрийцами, но и по происхождению из той или другой провинции также штирий-цами, тирольцами и т. д. Австрийцы го-

ворят на австро-баварских диалектах шие города с числом жителей от 100 до немецкого языка, значительно отлича- 250 тыс. для этой страны не характер-ющихся от литературного немецкого. ны. Их всего четыре: Грац, Линц, Зальц-Литературный немецкий язык употреб- бург и Инсбрук.

ляется главным образом как письмен- Очень благодарна судьбе, что позна-ный или в официальных случаях, а так- комилась с интересными добрыми и же в общении с иностранцами.

Под вли- очень гостеприимными людьми, таки-янием местных говоров его словарный ми, как профессор Норберт Вавра и запас, грамматика также получили не- директор минералого-петрографичес-которое своеобразие. кого отделения Венского музея есте-

Совет

Хотела бы отметить спортивность ствознания Роберт Земан. Например, австрийцев: такое впечатление, что Роберт Земан сам водил меня по залам 99 % горожан — спортсмены. Громад- своего музея. Меня потрясли экспози-ное количество спортзалов, разных сек- ции и коллекции музея, а также очень ций, все занимаются чем-то (причем интересная «машина времени», которая

многие достаточно серьезно, принимая участия в соревнованиях). Уличные дорожки, дорожки в парках кишат велосипедистами, бегунами.

Австрия не производит впечатления урбанистической страны. Дело в том, что более четверти горожан сосредоточено в самом крупном городе страны — Вене. Половина всего городского населения живет в небольших городах с населением до 100 тыс. человек. Боль-

показывает как располагались континенты в то или иное геологическое время. Стоишь у штурвала, смотришь, как все было, — аж дух захватывает!

Это путешествие стало для меня бесценным подарком судьбы, очень сильное впечатление на меня произвели красота европейских городов, изумительная природа, и прежде всего — Альпы.

К. г.-м. н. О. Ковалева

Все наши пути когда-то и как-то начинаются.

Кому-то предстоит плыть, лететь, ехать или идти, но если Вам суждено ехать поездом в неведомые и манящие дали, то главное — сделать этот первый шаг: с перрона в вагон, и тут начнется совсем другая жизнь.

Все! Суета домашних и рабочих незаконченных дел оставлена и тает в дымке позади ушедшего состава. Так и в этом году растаял след первой экспедиции в верховье р. Печоры, да и сам Урал — все осталось позади.

И ты пребываешь в состоянии невесомости до Читы — ты «завис» в пространстве и времени, тем не менее перемещаясь и в том и другом измерени-

іиаз*

Обратите внимание

ях. Ты не знаешь, что вдет тебя впереди! Нет, план, конечно, есть (у начальства и твой собственный), но с кем сведет тебя судьба, как сложатся работа и быт, получится ли так, как ты хочешь — неизвестно.

Четверо суток мчит тебя поезд сквозь жару и ливни и даже ураганы, через Европу в Азию, мимо городов, сел, через леса, поля и реки, через пропитанный запахом омуля п. Слюдянка, по просторам Байкала, где в конце туннелей встречает тебя его синева и т. д.

Лежа на полке, ты видишь над собой мерно покачивающийся потолок вагона, и ты не знаешь, что над тобой будет завтра: какие своды, какой кров — гостиницы ли, брезентовой ли

палатки либо просто чистого звездного неба.

А поезд уже останавливается и втягивается в вытянутую вдоль реки Читу.

Мой отец (проживший почти всю свою жизнь в солнечном Ташкенте), смотря на места моего пребывания и проживания, посмеиваясь говорил: «Людей туда раньше ссылали, а Вы сами едете!» Что верно — то верно! До сих пор сохраняются здесь следы пребывания декабристов.

Многие из них потеряли здоровье на сибирских рудниках, и немало их погибло. Эти рудники и сейчас являются гордостью нашей Родины. Они и стали непосредственным объектом наших работ.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Все Забайкалье, которое природа столь щедро одарила земными богатствами, сейчас изрыто вдоль и поперек оспинами котлованов, карьеров, шахт и штолен, а также и прочих мелких горных выработок, разбросанных согласно пространственным закономерностям распределения месторождений полезных ископаемых.

Край этот живет как рудокопный уже несколько веков, и мы были здесь не раз (правда, в Восточном Забайкалье), а сейчас мы едем в Центральное Забайкалье, почти к границе с Монголией, в так называемую Зачикойскую горную страну.

Мы — это Забайкальский отряд ИЭМ РАН под руководством Георгия Павловича Зарайского, нас всего 11 человек, работаем по гранту 03-05-79049.

Важно

жизнь, полная туманами и медведями. А перед нами открылись теряющиеся вдали горы, с которых реки несут свои воды уже не к Байкалу, а к Тихому оке-

За IV фазой …

Цели и задачи наши ясны и для укрепления основ теории представляют фундаментальную практическую базу.

Пара дней на базе ИГЕМ РАН в п. Атамановка, возле медленно струящейся Ингоды, уходят на получение снаряжения, аренду машины и прочие дела.

И вот все погружено в ГАЗ-66, мы едем на юг! Юг — замечательное слово, оно жаркое и солнечное, но когда ты пребываешь под брезентом в перегруженной трясущейся машине, где все покрыто слоем пыли и песка, как-то забывается его притягательное для каждого северянина значение.

Но юмор не пропадает у людей никогда: в кузове машины сидят девять человек, и после «усушки и утруски» трудно разобраться, где чья нога или рука.

Наконец перевалили хребет, взобравшись на который, наш водитель сказал, что теперь здесь нас ждет новая

ану. А мы стремимся к гранитоидам Асакан-Шумиловско-го комплекса, ведь именно с ним связаны месторождения и рудопроявления вольфрама, бериллия и тантала. И все эти богатства находятся на высотах 1500—2000 м над уровнем моря в непроходимой горной тайге. «Вот откуда возьмутся и долгие туманы, и предсказанные медведи», — подумали, наверное, все.

Стоянки были недолгие, всего два-три маршрутных дня, за такое время, взбираясь на гору и пробиваясь через таежные заросли, сложно и найти-то полуосыпанные и полузаросшие канавы и расчистки, еще труднее обнаружить устья скважин, зато какое счастье — найти керн!

Совет

Прошли в поисках Горначихинский участок с гранитами и пегматитами с бериллами. Карабкаясь в гору и продираясь сквозь тайгу, мы все время слышали: «А женщины опять отстали…».

В конце пути мы снова задержались, измеряя угол наклона откоса. А когда после очередного «а женщины опять отстали» оказались в пределах видимости впереди идущих, аспирант, узрев нас, потряс воздух фразой: «А кто это?!».

Калангуйское месторождение когда-то разрабатывалось, еще сохранились производственные постройки и почти поглощенный тайгой поселок.

На отвалах, где мы знакомимся с геологией и минералогией и ведем опробование, в изобилии тонкие оторочки грейзенов с вольфрамитом и шеелитом, с розетками молибденита, с красивым кварцем-волосатиком, с включениями вольфрамита (?). И наши основные поиски «виновника» оруденения — штока редкометалльных гранитои-дов — на этот раз увенчались успехом.

Как сказал наш студент Коля, ползая по курумнику: «Мы вот тут ищем его, а может выход этот размером с консервную банку». Но что нашли, то нашли! И начались долгие споры с нашим начальником, так как, никто кроме него, не решался назвать эту породу гранитом, ну в лучшем случае нечто субин-трузивное, риолитоподобное.

Показывая всем немаленький кусок породы, Георгий Павлович провозгласил: «Смотрите, вот такой он и есть!».

Осев почти на неделю между тремя месторождениями на р. Шумиловка, мы наконец-то закончили бивачную жизнь и наладили размеренную жизнь с полным благоустройством лагеря, в меню появились и пирожки, и блинчики, и французские супчики. Все это благодаря Жанне Евгеньевне, бессменному нашему хранителю очага (а пропи-

«Смотрите, вот такой он и есть — гранит!»

тание отряда из одиннадцати человек со всеми их пристрастиями — дело непростое). Погода же на таких высотах и в этой зоне резко контрастная: жаркие дни с палящим солнцем и напорис-

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Наш дружный отряд, в центре Г. П. Зарайский

Обратите внимание

тым ветром сменяются тихими звездными холодными (до изморози) ночами. Без печек трудновато. Где возле костра, где и спиртом согретые, мы заползали в новейшей конструкции спальники, выдерживающие холода до минус 20 °С.

А палатки так называемого лю-лечного типа (сверху натягивается тент, а сама палатка с дном подвешивается внутри) выдержали все. Палаток было много.

И жили мы попарно или даже поодиночке, мы с аспиранткой Верой поставили палатку нашу несколько поодаль, дабы не смущать народ ночными разговорами.

Читайте также:  Игры для детей зимой на свежем воздухе

Вспоминая холодными ночами родной Ташкент, я поняла, что почти невозможно объяснить северному жителю, как выглядят некоторые произрастающие на юге фрукты или овощи. Например, весь вечер вдохновенно я рассказывала и перечисляла все, что там у нас растет, и запнулась. на инжирном персике. В результате

моих (видимо, бестолковых) объяснений Вера решила, что он похож на колесо от детской коляски. А утром за завтраком ко всеобщему удивлению она воскликнула: «Я поняла, он похож на Сатурн!».

Потекли дни с восхождениями, с звездчатыми маршрутами на Шумилов-ское, Молодежное и Студенческое месторождения пешим и машинным ходом с попутными раскопками керно-складов, с поисками (так и не найденных, но обозначенных на карте) амазо-нитовых гранитов.

Здесь было все: прекрасный голубой хлорит — кукеит (так трудно узнаваемый нами); отчего-то здесь красный десмин (цеолит); удивительные «штокшайдеры» с протолити-онитом (литиевым биотитом); граниты, породообразующим минералом которых является голубовато-зеленый берилл.

Многодневные поиски «разло-

женных» на километры фаз, когда едешь на машине и надеешься, вот закончится эта, пойдет другая. Но увы!

Важно

И вот уже идем пешком, так как машина не может дальше преодолеть это бездорожье. Поднимаясь же вверх (в поисках он-гонитов или какого-нибудь подобия их) и сверяясь с картами и приборами, то и дело слышим указание начальника: «От этого места — 200 м». Оказывается, опять-таки по вертикали.

Все месторождения расположены на вершинах гор. Карабкаться до всего этого удивительного породного и минерального многообразия было не только увлекательно, но и полезно, ведь при этом (казалось бы, безвозвратно) сбрасывались килограммы. Как известно, если хочешь быть здоров — закаляйся!

Здесь этим можно было заниматься в полной мере. Беспрестанно перемещаясь то вверх, то вниз, мы были вынуждены обтираться студеной водой, что, безусловно, шло только на пользу душе и телу.

Так, день за днем незаметно закончился и наш короткий полевой сезон. Глядя с вершины г. Ясытай (1997 м) на уползающий по долинам рек и исчеза-

ющий туман, прощаясь с кедровым стланником и прячущимися в нем белками, с ярко-зелеными, но уже начинающими краснеть зарослями бадана, мы переваливаем через хребет обратно — и вот уже реки вновь текут в озеро Байкал.

Обратная дорога всегда короче. Уже через сутки мы въезжаем в Читу. Еще целых два дня до поезда! Можно сдать снаряжение — и в кино, кафе, парки.

Как легко нам дается этот один шаг: с девственной природы величавых гор в суету города.

И вот, снова шагнув с перрона вокзала в вагон, оставив позади заполненный делами, событиями стремительно пролетевший сезон, ты опять в невесомости. Через пару суток, перевалив за Урал, мысленно прощаешься с Зачикой-

Совет

ской горной страной, тающей в синеве Азии, ее постепенно заслоняет дождями и заботами Европа.

К. г.-м. н. О. Удоратина Фото В. Чевычелова, Д. Варламова

В рекультивированных канавах Шумиловского месторождения

Короткий отдых, надо сориентироваться

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/zachikoyskaya-gornaya-strana

Популярные цитаты об Алтае

Писатель Виталий Валентинович Бианки:

«… Могу только в нескольких словах рассказать, какой уголок нашей страны больше всего понравился, пришелся по душе мне… Это Алтай. В жизни не видел ничего более прекрасного. Я жил там в юности – четыре года – и до сих пор вспоминаю это время как чудесный сон…»

Волков А.М

Ученый-математик и писатель Александр Мелентьевич Волков:

«Я вырос на Рудном Алтае. Снежные горы, светлые реки, могучая тайга – это все мое. Это навсегда слито со мной, и Алтай прибавляет мне сил».

Гельмерсен Г.П

Геолог и исследователь Горного Алтая Григорий Петрович Гельмерсен:

«Кто видел Алтай, у того неизгладимо запечатлеется этот прекрасный горный мир и во всю жизнь доставит самое приятное впечатление».

Гребенщиков Г.Д

Писатель Георгий Дмитриевич Гребенщиков:

«Чем дольше живу на свете, тем больше вижу стран земного шара, чем дольше ухожу от синего Алтая, тем все величественнее встают передо мною его массивы, тем неизъяснимее упоение думать об этом крае, и потому не могу говорить или писать о нем без восхищения духа. И не потому, что Алтай – родина моя, а именно потому, что он родина всего человечества, он – колыбель мира, он – колокол земли, а потому и имя его так благозвучно, как мощный колокольный звон: Алтай!».

Гущин Е.Г

Писатель Евгений Геннадьевич Гущин:

«Родиной своей я считаю деревеньку Аю, что находится на Алтае… Ничто не отличало бы Аю от других таежных сел, если бы не знаменитое Айское озеро поблизости. Круглое как блюдо, вода удивительно прозрачна и тепла, а глубина жуткая. Сколько лет прошло с тех пор, сколько других мест довелось мне повидать, но прекраснее родных мест не встретил. Здесь и прошло мое детство…» «… Сколько лет прошло с тех пор, сколько других мест довелось мне повидать: и Байкал, и Иссык-Куль, и Телецкое озеро, и Тянь-Шань с его поднебесными вершинами и голубыми елями… Видел лотосовые озера Китая, жемчужные горы Кореи, но прекраснее родных мест не встречал. Ая в памяти живет крепко и тянет меня туда невыносимо».

Евдокимов М.С

Четвёртый Губернатор Алтайского края, заслуженный артист России:

Мой край для меня – это Родина!
А Родина – это Алтай!

Крылов П.Н

Ботаник Порфирий Никитич Крылов:

«Жемчужиной великой Сибири, одним из лучших уголков ее является, несомненно, Алтай, эта замечательная горная страна, богатая оригинальными суровыми красотами своей природы, представляющей резкие контрасты в разных своих частях».

Лихачев Д.С

Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев:

«Любовь к родному краю, знание его истории – основа, на которой только и может осуществляться рост духовной культуры всего общества. Культура как растение: у нее не только ветки, но и корни. Чрезвычайно важно, чтобы рост начинался с корней».

Мейер Е.Е

Художник Егор Егорович Мейер:

«Вдали, подобно океану, оледеневшему в буре, блистали вечные льды, меж которых, теряясь в светлом голубоватом тоне неба, зубчатым великаном поднималась Катунья Сайлан (Катуньские столбы). В ущельях змеями вились туманы. Но где слова, где краски, чтобы передать эту картину?! Напрасно ломаешь голову, напрасно ищешь в красках тоны!.. »

Обручев В.А

Писатель, академик Владимир Афанасьевич Обручев:

«Нигде больше в Сибири нельзя найти такого сочетания красивых горных цепей со снегами и ледниками, альпийских лугов, скалистых ущелий, бурных рек с порогами и водопадами, больших и маленьких озер, мрачной елово-пихтовой черни на востоке и светлых лиственничных лесов на западе».

Радищев А.Н

Писатель Александр Николаевич Радищев:

«Уральские горы, отделяя Сибирь от России, делают её особенной во всех отношениях».

Распутин В.Г

Писатель Валентин Григорьевич Распутин:

«Горы Алтая для художника все еще остаются сном – чудесным и неземным, сотканным из предсказаний, предчувствий и предвестий, из соблазнительных обещаний и приманов. Для художника они остаются сном, для каждого же из нас они могут быть последним предповоротным воспоминанием о крае, с которого при правильных трудах просматривался рай земной».

Рерих Н.К.

Философ, писатель и путешественник Николай Константинович Рерих:

«И странно и чудно – везде по всему краю хвалят Русский Алтай. И горы-то прекрасны, и недра-то могучи, и реки-то быстры, и цветы-то невиданны… Откуда это общее почитание Алтая?!» «Есть в Сибири горная страна Алтай – «жемчужина Азии» «На высоких склонах Алтая старые сосны и ели заняты мирным общением. Они знают много – эти горные леса. Они стоят в изумлении перед снежными хребтами гор. Их корни знают, какие богатства, какие неисчислимые минеральные сокровища хранятся в каменных глубинах гор для будущего процветания человечества». «Приветлива Катунь. Звонки синие горы. Бела Белуха. Ярки цветы и успокоительны зеленые травы и кедры. Кто сказал, что жесток и неприступен Алтай? Чье сердце убоялось суровой мощи и красоты?» «А когда перешли Эдигол, расстилалась перед нами ширь Алтая. Зацвела всеми красками зеленых и синих переливов. Забелела дальними снегами. Стояла трава и цветы в рост всадника. И даже коней здесь не найдешь. Такого травного убора нигде не видали».

Сапожников В.В

Ботаник и географ, путешественник Сапожников Василий Васильевич:

«Быть на Алтае только туристом – слишком роскошно для туриста и слишком мало для Алтая…»

Титов Г

Летчик-космонавт Герман Степанович Титов:

«Несказанная страна — Горный Алтай. Надо быть Рерихом, чтобы повторить в полноте очарование этих мест».

Хохолков В.Ф

Этнограф Владимир Федорович Хохолков:

«Алтай – колокол земли, но звон его дано не каждому услышать. Алтай – центр четырех океанов, но не всякий ощутит его. Алтай – жилище трех богов, но прием они оказывают не всем. Алтай – стойбище алмысов, но пройдешь мимо и не заметишь их. Здесь по ночам веселятся распутные дочери Эрлика, но не узреешь их. В определенное время слетает с небосвода мифический Конь – Аргымак и мчится огненной стрелой над священным Алтаем, но не поймаешь его, не догонишь его и не проскачешь на нем».

Чорос-Гуркин Г.И

Алтайский художник Григорий Иванович Чорос-Гуркин:

«И вот, среди этого могучего заколдованного царства, среди величественной природы, среди громад голубых гор, среди дремучих темных лесов, по нежным, благоухающим цветами долинам, по золотому дну Алтая, течет изумрудная река – красавица Катунь. Глубоко врезалась она в самое сердце Алтая и между ущелий извилась голубою лентой. Бурная, неугомонная, крепко прижалась она к груди великана и стремительно, с шумом течет впереди…» «Алтай – Всё вокруг первобытно, грандиозно и величаво: могучим кольцом раскинулись и ушли в беспредельную даль горы. Мягкие линии сдвинулись одна за другую, смешались в лабиринте очертаний и замкнулись в неуловимой дали воздушной лазури». «О, мой Алтай! Когда я выхожу на твои высокие хребты, как плети растянувшиеся по голубому небу, и оттуда, с высоты гляну на твои ущелья, ты встаешь передо мною – мощный, нетронутый, первобытный! Чудная картина!» «Есть другие знаменитые горы, но ты, Алтай, что можешь иметь с ними общего? Ты не так величествен и пышен как другие горы, но ты девственен, угрюм и нелюдим. В тебе своя красота, своя прелесть. Ты поражаешь своей нетронутостью. Ты как бы бежишь от очей культурных людей. Ты скромен и любишь одиночество!»

Шишков В.Я

Писатель и инженер Вячеслав Яковлевич Шишков:

«Я люблю Алтай крепко, и с каждым годом любовь моя растёт, и не знаю, чем я возмещу ту радость и счастье, которыми он меня наделяет каждый день, каждую минуту. Если бы был поэтом, я воспел бы его, я бесконечно стал бы прославлять его красоту и мощь…» «Алтай очень хорош. Я давно люблю его. Хочется воспеть его, прославить, но где мне взять звучных струн, где мне взять и красоту слова?» «… Горы вы, горы Алтайские! Кто разукрасил вас цветами и травами в ваш весенний медовый месяц май! Зеленые, зеленые крутые горы. Скалы выступают, шершавые. Одна, другая терраса перед горами. А в ущельях, среди зеленых кустов, разбросаны розовые букеты маральника… Не белый ли ангел по зорям утренним слетает с белых вершин снегов в долины и рукою райскою украшает склоны гор».

Шукшин В.М

Писатель Василий Макарович Шукшин:

«Родина… И какая-то огромная мощь чудится мне там, на родине, какая-то животворная сила, которой надо коснуться, чтобы обрести утраченный напор в крови. Видно та жизнеспособность, та стойкость духа, которую принесли туда наши предки, живет там с людьми и поныне, и не зря верится, что родной воздух, родная речь, песня, знакомая с детства, ласковое слово матери врачуют душу».

Ядринцев Н.М

Писатель и исследователь Николай Михайлович Ядринцев:

«Мои глаза обращены постоянно к синеющим вершинам Алтая, где оставлено мое сердце».

Источник: http://myaltai.ru/culture/tsitaty-ob-altaye

Ссылка на основную публикацию