Сказы бажова читать

Читать сказки сказы Бажова П.П. онлайн бесплатно | Русская сказка

Сказки Бажова для чтения онлайн

Павел Петрович Бажов: уральские сказы для детей и взрослых

Если открыть большой сундук советской литературы, то в глаза сразу бросаются драгоценные камушки книги красивых уральских сказаний. Автор этих бессмертных сказок, которые навсегда вошли в сокровищницу русской и советской прозы — Павел Петрович Бажов.

Что известно об этом гениальном писателе? Истинно народный фольклорист, публицист, активный участник революционного движения, прошел сложный путь от сына простого рабочего до лауреата Сталинской премии. Библиографы пишут, что Павел Петрович считал себя абсолютно счастливым человеком, потому что выполнил свою земную миссию и заронил зерно добра в душу каждого советского ребенка, читавшего его сказки

Интересные факты из биографии П.П.Бажова

Самый известный русский фольклорист родился в январе 1879 года. Родители парня были из разных социальных сословий: отец – мастер (золотые руки!) на Сысертском заводе, а мать Августа Стефановна – потомственная кружевница из благородного польского семейства.

Интересный факт №1. Исконная фамилия семьи – Бажевы, что созвучно со словом «бажить», «ворожить». Со школьной скамьи у Павла Петровича было оригинальное прозвище Колдунков, которое со временем он использовал как звучный псевдоним.

Юный Бажов получил образование в 3-летней мужской школе, затем благодаря помощи любимого педагога попал в Екатеринбургское духовное училище, а в 14 лет поступил в Пермскую духовную семинарию.

Обратите внимание

Интересный факт №2. Однажды юный Павел взял в библиотеке томик сказок Пушкина. Библиотекарь в шутку наказала мальчику выучить все стихи наизусть. Бажов-младший воспринял задание всерьез и за несколько дней на зубок выучил всю толстую книжку.

Бедность не позволила Павлу Петровичу продолжить образование и молодой человек занялся преподавательской деятельностью. Будущий гениальный писатель с воодушевлением доносил красоту русского языка до учениц женской гимназии.

Интересный факт №3. В учебном заведении, где работал Бажов, было правило — повязывать красивые ленточки на пиджаки любимых учителей. У Павла Петровича не осталось места на лацканах сюртука для значков от благодарных учениц. А одна из самых преданных почитательниц в последствие стала супругой советского писателя П.П.Бажова.

Творчество уральского фольклориста

Будущий знаменитый писатель по молодости всерьез увлекся революционным движением. Вступление в РКП(б) помогло молодому человеку сделать карьеру в издательском деле и на поприще советской журналистики. В течение 15 лет, когда у Павла Петровича выпадала возможность путешествовать, он возвращался в родные пенаты и близко общался с местным рабочим населением.

В период с 1923-1929 годы Бажовым было написано более 40 знаменитых сказок. Первая книга писателя «Уральские были» не получила широкой известности. А вот второй сборник уральских сказов под названием «Малахитовая шкатулка» (1939 года) принес автору всесоюзную славу и признание со стороны партии и правительства.

На заметку читателям! В смутные 30-е годы 20 века Павел Бажов чудом избежал репрессий. Его коллеги по издательскому делу попадали под статьи, а начинающий писатель отделался исключением из партии.

Несмотря на все жизненные невзгоды, гениальный фольклорист продолжал творить. Он подарил советским гражданам и всей мировой общественности целую плеяду неповторимых героев. Каждый школьник в великой стране СССР знал самобытных персонажей Бажова, которые имели реальных уральских прототипов:

— Сказка «Каменный цветок» — одно из самых известных сказов публициста. В повествовании рассказывается о Даниле мастере, который попал в плен к Хозяйке Медной горы. Такое герой действительно существовал в реальности, и звали его Данила Зверев. Он прославился на весь Урал, а потом и на всю Россию как горных дел мастер с истинным талантом художника.

— Дед Слышко (уральский рабочий Василий Хмелинин) – рассказчик из Малахитовой шкатулки. Колоритный персонаж полюбился писателю еще в ранней юности, и много интересных историй автор записал со слов этого мудрого душевного старичка.

— В сказании «Ермаковы лебеди» встречается казачий атаман Ермак. Этот герой один из самых почитаемых людей на Урале. Он расширил территории России на восток, завоевал Сибирь и навсегда вошел в историю как собиратель русских земель.

В своих авторских сказах Бажов часто упоминает простых людей, для которых тяжелый труд в суровых природных условиях – родная и привычная реальность.

Несмотря на все трудности, которые выпадают на долю героев сказов, они остаются добрыми, светлыми и любящими свое дело людьми.

Они не перестают верить и надеяться на счастье, а природа щедро одаривает уральских мастеров золотом и драгоценными самоцветами.

Все сказки Бажова на одной страничке

С легкой руки талантливого писателя в советской литературе появился жанр – уральский сказ. Это устное повествование, увековеченное автором в детской книге. В сказаниях звучит добрый голос умелого рассказчика, который вещает самобытным народным говорком. А пересказ насыщен колоритными местными выражениями, народными пословицами и поговорками.

Для тех, кто еще не знаком с творчеством знаменитого фольклориста Павла Петровича Бажова, представлена сверкающая россыпь его уральских сказаний. Детям и взрослым рекомендуются к прочтению эти замечательные истории:

Хозяйка Медной горы – сказ о мистическом персонаже, который являлся горным рабочим в виде прекрасной девы или большой ящерицы в золотой короне. Мастера, изучающие непостижимую красоту камня, попадали под влияние Медной красавицы и терялись в глубоких пещерах старых уральских приисков.

Синюшкин колодец – это сказка о бабке Синюшке, двоюродной сестре Бабы-Яги. Там, где она обживалась, находили полные колодцы драгоценных камней.

Серебряное копытце – душевный сказ о молодом козленке, который выбивал копытцем разноцветные каменья. Встреча с неуловимым духом леса приносила людям богатство и простое человеческое счастье.

Голубая змейка – рассказ о волшебной змее, указывающей на залежи самородного золота. Тот, кому посчастливится увидеть в лесу извивающегося полоза, непременно найдет тайную золотую жилу.

Огневушка-поскакушка – дивная сказка о Золотой Бабе. Она появляется вблизи новых горных разработок и заводит веселый танец на богатых золотоносных приисках.

Кошачьи уши – увлекательное повествование о земляной кошке. Это мистическое животное появляется в виде опасного серного газа над горными месторождениями Урала.

Великий Полоз — сказ о духе, охраняющем золотые запасы. Колоритный образ взят писателем из народных суеверий местных жителей, древних родов хантов и манси. Образ хранителя золотых рудников и сегодня встречается в уральских легендах, в приметах рабочих горняков и добытчиков драгоценной руды.

Самые популярные сказки Бажова входят в золотой фонд развивающей детской литературы. Сказы, написанные крупным шрифтом и с яркими иллюстрациями, легко воспринимаются детворой любого возраста. Родителям рекомендуется читать малышам детские книжки на ночь, а преподавателям школ и детских садов полезно включать сказки Бажова в программу внеклассного чтения.

Сказки для детей 3 лет, 4 лет, 5 лет, 6 лет, 7 лет, 8 лет, 9 лет, 10 лет… для детей детского сада разного возраста, учеников школы и их родителей, учителей и воспитателей. Приятного Вам чтения!

Источник: https://russkaja-skazka.ru/bazhov-p-p-chitat-skazki-skazyi-onlayn/

Сказки и Уральские сказы Бажова читать онлайн список

Дело с пустяков началось — с пороховой спички. Она ведь не ахти как давно придумана. С малым сотня лет наберется ли? Поначалу, как пороховушка в ход пошла, много над ней мудрили. Которые и вовсе зря.

Кто, скажем, придумал точеную соломку делать, кто опять стал смазывать спички таким составом, чтобы они горели разными огоньками: малиновым, зеленым, еще каким. С укупоркой тоже немало чудили.

Пряменько сказать, на большой моде пороховая спичка была.

Читать дальше

Не про людей, про себя сказывать стану. В те годы, как народ валом в колхозы пошел, я уж в немолодых годах был. Вместо русых-то кудрей плешину во всю голову отрастил. И старуха моя не молодухой глядела. Раньше, бывало, звал ее песенной машинкой, а теперь вроде точильного станка вышло. Так и точит меня, так и точит: того нет, этого нехватка.

— У людей мужики обо всем позаботятся, а у нас, как приплетется да в бане выпарится, так и на боковую. И ни о чем ему думушки нет!

Читать дальше

В здешних-то местах раньше простому человеку никак бы не удержаться: зверь бы заел либо гнус одолел. Вот сперва эти места и обживали богатыри. Они, конечно, на людей походили, только сильно большие и каменные. Такому, понятно, легче: зверь его не загрызет, от оводу вовсе спокойно, жаром да стужей не проймешь, и домов не надо.

Важно

За старшего у этих каменных богатырей ходил один, по названью Денежкин. У него, видишь, на ответе был стакан с мелкими денежками из всяких здешних камней да руды. По этим рудяным да каменным денежкам тому богатырю и прозванье было.

Стакан, понятно, богатырский — выше человеческого росту, много больше сорокаведерной бочки. Сделан тот стакан из самолучшего золотистого топаза и до того тонко да чисто выточен, что дальше некуда. Рудяные да каменные денежки насквозь видны, а сила у этих денежек такая, что они место показывают.

Читать дальше

Ровным-то местом мы тут не больно богаты. Все у нас горы да ложки, ложки да горы. Не обойдешь их, не объедешь. Гора, конечно, горе рознь. Иную никто и в примету не берет, а другую не то что в своей округе, а и дальние люди знают: на слуху она, на славе.

Одна такая гора у самого нашего завода пришлась. Сперва с версту, а то и больше такой тянигуж, что и крепкая лошадка налегке идет, и та в мыле, а дальше еще надо взлобышек одолеть, вроде гребешка самого трудного подъему. Что говорить, приметная горка. Раз пройдешь, либо проедешь, надолго запомнишь и другим сказывать станешь.

Читать дальше

У нас за прудом одна логотинка с давних годов на славе. Веселое такое местечко. Ложок широконький. Весной тут маленько мокреть держится, зато трава кудреватее растет и цветков большая сила. Кругом, понятно, лес всякой породы. Поглядеть любо.

И приставать с пруда к той логотинке сподручно: берег не крутой и не пологий, а в самый, сказать, раз-будто нароком улажено, а дно — песок с рябчиком. Вовсе крепкое дно, а ногу не колет. Однем словом, все как придумано.

Можно сказать, само это место к себе и тянет: вот де хорошо тут на бережке посидеть, трубочку-другую выкурить, костерок запалить да на свой завод сдали поглядеть, — не лучше ли жичьишко наше покажется?

К этому ложочку здешний народ спокон век приучен. Еще при Мосоловых мода завелась.

https://www.youtube.com/watch?v=MKzhwyGRyRM

Они — эти братья Мосоловы, при коих наш завод строеньем зачинался, из плотницкого званья вышли. По-нонешнему сказать, вроде подрядчиков, видно, были. да сильно разбогатели и давай свой завод ставить. На большую, значит, воду выплыли. От богатства отяжелели, понятно. По стропилам с ватерпасом да отвесом все три брата ходить забыли. В одно слово твердят:

Читать дальше

Росли в нашем заводе два парнишечка, по близкому соседству: Ланко Пужанко да Лейко Шапочка.

Кто и за что им такие прозвания придумал, это сказать не умею. Меж собой эти ребята дружно жили. Под стать подобрались. Умишком вровень, силенкой вровень, ростом и годами тоже. И в житье большой различки не было. У Ланка отец рудобоем был, у Лейка на золотых песках горевал, а матери, известно, по хозяйству мытарились. Ребятам нечем было друг перед дружкой погордиться.

Читать дальше

Совет

Катя — Данилова-то невеста — незамужницей осталась. Года два либо три прошло, как Данило потерялся, — она и вовсе из невестинской поры вышла. За двадцать-то годов, по-нашему, по-заводскому, перестарок считается. Парни таких редко сватают, вдовцы больше. Ну, а эта Катя, видно, пригожа была, к ней все женихи лезут, а у ней только и слов:

— Данилу обещалась.

Ее уговаривают:

Читать дальше

Знаменитых горщиков по нашим местам немало бывало. Случались и такие, что по-настоящему ученые люди, академики их профессорами величали и не в шутку дивились, как они тонко горы узнали, даром что неграмотные.

Дело, понятно, не простое, — не ягодку с куста сорвать. Не зря одного такого прозвали Тяжелой Котомкой. Немало он всякого камня на своей спине перетаскал. А сколько было похожено, сколь породы перекайлено да переворочено, — это и сосчитать нельзя.

Читать дальше

Нашу-то Полевую, сказывают, казна (на государственные средства. – Ред.) ставила. Никаких еще заводов тогда в здешних местах не было. С боем шли. Ну, казна, известно. Солдат послали. Деревню-то Горный Щит нарочно построили, чтоб дорога без опаски была. На Гумешках, видишь, в ту пору видимое богатство поверху лежало, – к нему и подбирались. Добрались, конечно.

Народу нагнали, завод установили, немцев каких-то навезли, а не пошло дело. Не пошло и не пошло. То ли немцы показать не хотели, то ли сами не знали – не могу объяснить, только Гумешки-то у них безо внимания оказались. С другого рудника брали, а он вовсе работы не стоил. Вовсе зряшный рудничишко, тощенький. На таком доброго завода не поставишь.

Вот тогда наша Полевая и попала Турчанинову.

Читать дальше

От нашей заводской грани на полдень озеро есть. Иткуль называется. Слыхали, поди?

Кому на той стороне на рудниках да приисках мытариться доводилось, тот, небось, не раз на том озере бывал. Близко тут, и рыбешки на том озере полным-полно. Который и вовсе не рыболов, а праздничным делом, глядишь, бежит на Иткуль: хоть разок в неделю, — думает, — ушки похлебаю. На приисках-то ведь еда известная. Скучают люди по доброму приварку.

Читать дальше Произведения разбиты на страницы

Сказки Бажова вобрали в себя сюжетные мотивы, необычные образы, краски, язык национальных преданий и народную мудрость.

Павела Петровича Бажов сумел придать необычным персонажам (Хозяйка Медной Горы, Великий Полоз, Огневушка-Поскакушка) завораживающую поэтичность. Волшебный мир, в который нас вводят старые уральские сказы Бажова погружали обычных русских людей, и они своей настоящей, земной силой побеждали условность сказочного волшебства.

На нашем интернет сайте вы можете увидеть онлайн список сказок Бажова, и наслаждаться их чтением абсолютно бесплатно.

Читайте также:  Лермонтов «молитва» читать текст полностью

Источник: https://vseskazki.su/avtorskie-skazki/skazki-bazhova.html

Бажов П. П. сказки

Серебряное копытце

Жил в нашем заводе старик один, по прозвищу Кокованя. Семьи у Коковани не осталось, он и придумал взять в дети сиротку. Спросил у соседей — не знают ли кого, а соседи и говорят: — Недавно на Глинке …

Голубая змейка

Росли в нашем заводе два парнишечка, по близкому соседству: Ланко Пужанко да Лейко Шапочка. Кто и за что им такие прозвания придумал, это сказать не умею. Меж собой эти ребята дружно жили. Под …

Хозяйка медной горы

Пошли раз двое наших заводских траву смотреть. А покосы у них дальние были. За Северушкой где-то. День праздничный был, и жарко — страсть. Парун (жаркий день после дождя. — Ред.) чистый. А оба …

Васина гора

Обратите внимание

Ровным-то местом мы тут не больно богаты. Всё у нас горы да ложки, ложки да горы. Не обойдешь их, не объедешь. Гора, конечно, горе рознь. Иную никто и в примету не берет, а другую не то что в своей …

Огневушка-Поскакушка

Сидели раз старатели круг огонька в лесу. Четверо больших, а пятый парнишечко. Лет так восьми, не больше, Федюнькой его звали. Давно всем спать пора, да разговор занятный пришелся. В артелке, …

Богатырёва рукавица

В здешних-то местах раньше простому человеку никак бы не удержаться: зверь бы заел либо гнус одолел. Вот сперва эти места и обживали богатыри. Они, конечно, на людей походили, только сильно большие и …

Золотой волос

Было это в давних годах. Наших русских в здешних местах тогда и в помине не было. Башкиры тоже не близко жили. Им, вишь, для скота приволье требуется, где еланки (травянистые поляны в лесу. — Ред.) …

Горный мастер

Катя — Данилова-то невеста — незамужницей осталась. Года два либо три прошло, как Данило потерялся, — она и вовсе из невестинской поры вышла. За двадцать-то годов, по-нашему, по-заводскому, …

Орлиное перо

В деревне Сарапулке это началось. В недавних годах. Вскорости после гражданской войны. Деревенский народ в те годы не больно грамотен был. Ну, все-таки каждый, кто за советскую власть, придумывал, …

Хрупкая веточка

У Данилы с Катей, — это которая своего жениха у Хозяйки горы вызволила, — ребятишек многонько народилось. Восемь, слышь-ко, человек, и все парнишечки. Мать-то не раз ревливала: хоть бы одна девчонка …

Иванко-Крылатко

Про наших златоустовских сдавна сплетка пущена, будто они мастерству у немцев учились. Привезли, дескать, в завод сколько-то немцев. От них здешние заводские и переняли, как булатную сталь варить, …

Про Великого Полоза

Важно

Жил в заводе мужик один. Левонтьем его звали. Старательный такой мужичок, безответный. Смолоду его в горе держали, на Гумешках то есть. Медь добывал. Так под землей все молодые годы и провел. Как …

Малахитовая шкатулка

У Настасьи, Степановой-то вдовы, шкатулка малахитова осталась. Со всяким женским прибором. Кольца там, серьги и протча по женскому обряду. Сама Хозяйка Медной горы одарила Степана этой шкатулкой, как …

Таюткино зеркальце

Был еще на руднике такой случай. В одном забое пошла руда со шлифом. Отобьют кусок, а у него, глядишь, какой-нибудь уголышек гладехонек. Как зеркало блестит, глядись в него — кому любо. Ну, …

Чугунная бабушка

Против наших каслинских мастеров по фигурному литью никто выстоять не мог. Сколько заводов кругом, а ни один вровень не поставишь. Другим заводчикам это не вовсе по нраву приходилось. Многие …

Каменный цветок

Не одни мраморски на славе были по каменному-то делу. Тоже и в наших заводах, сказывают, это мастерство имели. Та только различка, что наши больше с малахитом вожгались (трудились. ( Ред.), как его …

Солнечный камень

Против нашей Ильменской каменной кладовухи, конечно, по всей земле места не найдешь. Тут и спорить нечего, потому — на всяких языках про это записано: в Ильменских горах камни со всего света …

Живинка в деле

Это еще мои старики сказывали. Годков-то, значит, порядком прошло. Ну, все-таки после крепости было. Жил в те годы в нашем заводе Тимоха Малоручко. Прозванье такое ему на старости лет дали. На …

Синюшкин колодец

Жил в нашем заводе парень Илья. Вовсе бобылем остался – всю родню схоронил. И от всех ему наследство досталось. От отца – руки да плечи, от матери; – зубы да речи, от деда Игната – кайла да …

Ключ земли

Совет

К этому ремеслу — камешки-то искать — приверженности не было. Случалось, конечно, нахаживал, да только так… без понятия. Углядишь на смывке галечку с огоньком, ну и приберешь, а потом у верного …

Кошачьи уши

В те годы Верхнего да Ильинского в помине не было. Только наша Полевая да Сысерть. Ну, в Северной тоже железком побрякивали. Так, самую малость. Сысерть-то светлее всех жила. Она, вишь, на дороге …

Аметистовое дело

Не про людей, про себя сказывать стану. В те годы, как народ валом в колхозы пошел, я уж в немолодых годах был. Вместо русых-то кудрей плешину во всю голову отрастил. И старуха моя не молодухой …

Далевое глядельце

Знаменитых горщиков по нашим местам немало бывало. Случались и такие, что по-настоящему ученые люди, академики их профессорами величали и не в шутку дивились, как они тонко горы узнали, даром что …

Две ящерки

Нашу-то Полевую, сказывают, казна (на государственные средства. – Ред.) ставила. Никаких еще заводов тогда в здешних местах не было. С боем шли. Ну, казна, известно. Солдат послали. Деревню-то Горный …

Приказчиковы подошвы

Был в Полевой приказчик Северьян Кондратьич. Ох и лютой, ох и лютой! Такого, как заводы стоят, не бывало. Из собак собака. Зверь. В заводском деле он, слышь-ко, вовсе не мараковал, а только мог …

Зелёная кобылка

В то лето, 1889 года, мы усердно занимались рыбной ловлей. Только это уж была не забава, как раньше. Ведь мы не маленькие! Каждому шел десятый год, все трое перешли в третье, последнее, отделение …

Веселухин ложок

У нас за прудом одна логотинка с давних годов на славе. Веселое такое местечко. Ложок широконький. Весной тут маленько мокреть держится, зато трава кудреватее растет и цветков большая сила. Кругом, …

Источник: https://azku.ru/bajov-skazki/index.php

Уральские сказы Павла Бажова. Краткая биография и творчество

Писатель Павел Петрович Бажов: биография, творчество и книги

  Русский писатель. /1879 — 1950г.г./

Советский литературовед Павел Петрович Бажов был очень разносторонней личностью. Он занимался написанием научных работ в области литературоведения, обогатил русский язык огромной коллекцией фольклорного творчества народов из разных уголков СССР, собранной им лично. Занимался он также журналистской и политической деятельностью. Павел Бажов — интересная личность в истории русской фольклористики, поэтому каждому будет полезно ознакомиться с его биографией и литературным наследием.

Ранние годы жизни Павла Бажова

  Павел Петрович Бажов, биография которого логично подразделена для удобства чтения на несколько разделов, родился 15 (27) января 1879 года в маленьком горнодобывающем городке Сысерти (Урал). Отец его был простым рабочим на металлургическом заводе, а мать занималась рукоделием.

Семья Павла Петровича часто переезжала, отец работал то на одном заводе, то на другом. Частые путешествия по металлургическим городкам Урала произвели на будущего писатели огромное впечатление.

Обратите внимание

Возможно, именно из-за детских воспоминаний и впечатлений писатель и начал позднее собирать фольклор, любить его и стараться донести уральские сказы до других уголков необъятной России. Позднее Павел Петрович Бажов вспоминал эти моменты детства с любовью.

В возрасте семи лет родители мальчика отдали его в земскую трёхлетнюю школу. Будущий писатель любил учиться и познавать что-то новое, поэтому он без труда окончил начальную школу. Чем далее занимался Павел Бажов? Биография его на этом не заканчивается.

Образование Павла Бажова

  После выпуска из земской школы Павел Бажов изъявил желание продолжить учиться, но из-за невозможности поступления в гимназию будущему писателю пришлось поступить в духовное училище. Сначала Павел Бажов учился в Екатеринбургском духовном училище, но позже решил продолжить обучение в Пермской духовной семинарии.

В 1899 году П. П. Бажов окончил духовную семинарию, и ему предложили продолжить обучаться для того, чтобы поучить церковный сан. Но мечтой Бажова была отнюдь не работа священником, он хотел поступить в университет. Из-за недостатка денег Бажов решил подрабатывать школьным учителем русского языка.

Мало кто умеет так страстно идти к своей мечте, как Бажов. Биография этого писателя доказывает, что он был сильной и целеустремлённой личностью. Позже Бажова пригласили работать Екатеринбургское духовное училище.

Мечта писателя поступить в Томский государственный университет так и не была осуществлена из-за низкого социального статуса.

Общественная деятельность Павла Бажова

  Павел Петрович Бажов, биография которого раскрывает все аспекты жизни писателя, был не только отличным литературоведом и публицистом, он также активно участвовал в общественной жизни страны. Писатель был участником Октябрьской революции, которая произошла в 1917 году.

Встав на сторону революционеров, Павел Петрович Бажов преследовал цель избавить население от социального неравенства. Ценил свободу Бажов П. П., биография его это подтверждает.   Во времена Гражданской войны в России писатель изъявляет желание вступить в ряды Красной Армии.

В армии он не только выполнял обязанности секретаря, но и был одним из редакторов военной газеты «Окопная правда». К сожалению, во время боя за Пермь писатель попал в плен, но смог удачно выбраться из вражеской неволи. Спустя несколько месяцев после развития болезни было принято решение демобилизовать Бажова.

«К расчёту», «Формирование на ходу» — всё это книги, написанные Бажовым об истории российской революции и Гражданской войны.

Личная жизнь Павла Бажова

  Был ли влюблён Павел Петрович Бажов? Биография раскрывает и этот момент в жизни писателя.

После того как Павел Петрович Бажов получил работу учителя русского языка в духовном училище, он также параллельно работал в Екатеринбургском епархиальном училище для девушек.

Там-то он и встретил свою первую и единственную любовь на всю жизнь. Писатель увлёкся ученицей последнего класса В. Иваницкой. После завершения ею учёбы было принято решение пожениться.

Дети Павла Бажова

  Вскоре после женитьбы у писателя родились две прелестные девочки. Немного позднее у семейной пары родился ещё один ребёнок, а в тяжёлые времена Первой мировой войны писатель Павел Бажов со своей женой переехали к её родителям, в маленький городок под названием Камышлов. Там жена подарила Бажову четвёртого и последнего ребёнка — сына Алексея.

Последние годы жизни Павла Бажова

  Как провёл свои последние дни Бажов? Биография рассказывает, что в 1949 году писатель отпраздновал своё семидесятилетие. В этот торжественный день собралось огромное количество народу.

Там были не только близкие друзья и родственники писателя, но и совсем незнакомые люди, которые высоко ценили литературное творчество Павла Петровича Бажова. Юбилей писателя проходил в Свердловской государственной филармонии.

Важно

Бажов был крайне удивлён и растроган таким почтением людей к его деятельности. Он искренне радовался, принимал поздравления и подарки всех, кто пришёл поздравить его в этот торжественный день. Но к сожалению, в следующем году писателя не стало. Бажов умер 3 декабря 1950 года в Москве.

Похоронен в Свердловске. Его могила находится на вершине горы, с которой открывается прекрасный вид на уральскую природу: леса, реки, горы — на всё то, что писатель любил и ценил при жизни.

Бажов как фольклорист

  Свою деятельность как собирателя фольклора писатель начал, ещё будучи преподавателем в Екатеринбургском духовном училище.

Павел Бажов, биография которого интересна всем поклонникам устного народного творчества, каждое лето ездил на свою родину, Урал, для того чтобы записать народные сказки и песни, описать обряды простых уральских рабочих. Также он любил фотографировать местных жителей в национальных обрядовых костюмах.

Биография Павла Бажова для детей также очень полезна, ведь они должны проникнуться традициями и сказаниями своего народа, как когда-то это сделал великий фольклорист.   Никто ранее не интересовался народным творчеством обычных русских людей, поэтому Бажов совершил прорыв в советской фольклористике.

Он записал и систематизировал огромное количество сказов, небольших сказочных рассказов о жизни рабочих, которые бытовали в среде горнорабочих в середине XVIII столетия. Фольклориста интересовала жизнь обычных людей: каменотёсов, оружейников, добытчиков руды.

  Позднее Бажов начал интересоваться не только фольклором уральских жителей, но и народными сказами других уголков России. Переоценить роль этого великого человека в формировании отечественной фольклористики невозможно, ведь он пытался понять душу простого рабочего, передать образность, которая ярко представляется в фольклоре, и донести народные сказания до наших дней.

Список наиболее значимых произведений Павла Бажова

  Павел Петрович Бажов запомнился соотечественникам не только как фольклорист и собиратель народных сказаний, он также был чудесным писателем, который мог творить чудеса силой слова. Прекрасные рассказы писал Бажов. Биография для детей, которые любят сказки, тоже будет интересна.

Далее представлен список наиболее значимых произведений, вышедших из-под пера этого замечательного писателя:   «Зелёная кобылка» (1939) — книга имеет автобиографический характер. Писатель повествует читателю о своей юности, детских впечатлениях, которые были пронесены автором через всю жизнь. «Отслоение дней» — книга являет собой своеобразный дневник жизни писателя.

В ней хранятся мысли Бажова о происходящих в его жизни событиях и письма, присланные ему близкими друзьями. Хорошо, что занимался ведением дневника Бажов, биография которого может быть почерпнута из этой книги. «Уральские были» (1924) — книга, в которой писатель старался охарактеризовать фольклор простых работников Урала. Это первые очерки Бажова по фольклористике.

Совет

«Формирование на ходу» (1937) — в этой книге писатель постарался раскрыть характер Октябрьской революции и Гражданской войны в России. Это произведение имеет скандальное прошлое, ведь именно из-за него было решено исключить Павла Петровича из партии. «Малахитовая шкатулка» (1939) — самая известная книга Павла Бажова, которая принесла ему всенародное признание.

Читайте также:  Советы для родителей

Здесь в полной мере показана красота и неоднообразность уральских преданий и народных верований.

Некоторые фольклорные сказы Павла Бажова

  Бажов, с биографией которого вы сейчас знакомитесь,собрал огромное количество сказов:   «Васина гора»; «Живой огонёк»; «Золотые дайки»; «Ключ земли»; «Кошачьи уши»; «Малахитовая шкатулка»; «Хрупкая веточка»; «Широкое плечо»; «Горный мастер»; «Каменный цветок»; «Золотой волос»; «Не та цапля»; «Серебряное копытце».   Великим человеком был Павел Бажов, краткая биография которого будет очень полезна тем, кто интересуется фольклором. ————————————————— Уральские сказы П.П. Бажова. Читаем бесплатно онлайн  

Читать онлайн сказы Бажова.Содержание
Читать сказки других известных авторов

 

Источник: https://skazkibasni.com/skazy-bazhova

Павел Бажов — Сказы

Здесь можно купить и скачать «Павел Бажов — Сказы» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Русская классическая проза, издательство ЛитагентАСТc9a05514-1ce6-11e2-86b3-b737ee03444a, год 2014.

Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Сказы» читать бесплатно онлайн.

Знаменитые Сказы П. П. Бажова – это особый мир, в котором реальность и фантастика порой неразличимы: там живут голубые змейки и волшебный козлик, и расцветает дивный каменный цветок.О Медной горы Хозяйке, о чудесном мастере Даниле, об Огневушке-Поскакушке, о Серебряном копытце и других героях читайте в этой книге.Для младшего и среднего школьного возраста.

© Бажов П. П., наследники, 2014

© Бабюк С. В., ил., 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014

* * *

Жил в нашем заводе старик один, по прозвищу Кокованя. Семьи у Коковани не осталось, он и придумал взять в дети сиротку. Спросил у соседей, – не знают ли кого, а соседи и говорят:

– Недавно на Глинке осиротела семья Григория Потопаева. Старших-то девчонок приказчик велел в барскую рукодельню взять, а одну девчоночку по шестому году никому не надо. Вот ты и возьми ее.

– Несподручно мне с девчонкой-то. Парнишечко бы лучше. Обучил бы его своему делу, пособника бы растить стал. А с девчонкой как? Чему я ее учить-то стану?

Потом подумал-подумал и говорит:

– Знавал я Григорья, да и жену его тоже. Оба веселые да ловкие были. Если девчоночка по родителям пойдет, не тоскливо с ней в избе будет. Возьму ее. Только пойдет ли?

Соседи объясняют:

– Плохое житье у нее. Приказчик избу Григорьеву отдал какому-то горюну и велел за это сиротку кормить, пока не подрастет. А у того своя семья больше десятка. Сами не досыта едят. Вот хозяйка и взъедается на сиротку, попрекает ее куском-то. Та хоть маленькая, а понимает. Обидно ей. Как не пойдет от такого житья! Да и уговоришь, поди-ка.

– И то правда, – отвечает Кокованя, – уговорю как-нибудь.

В праздничный день и пришел он к тем людям, у кого сиротка жила. Видит, полна изба народу, больших и маленьких. На голбчике, у печки, девчоночка сидит, а рядом с ней кошка бурая. Девчоночка маленькая, и кошка маленькая и до того худая да ободранная, что редко кто такую в избу пустит. Девчоночка эту кошку гладит, а она до того звонко мурлычет, что по всей избе слышно.

Поглядел Кокованя на девчоночку и спрашивает:

– Это у вас Григорьева-то подаренка?

Хозяйка отвечает:

– Она самая. Мало одной-то, так еще кошку драную где-то подобрала. Отогнать не можем. Всех моих ребят перецарапала, да еще корми ее!

Кокованя и говорит:

– Неласковые, видно, твои ребята. У ней вон мурлычет.

Потом и спрашивает у сиротки:

– Ну, как, подаренушка, пойдешь ко мне жить?

Девчоночка удивилась:

– Ты, дедо, как узнал, что меня Даренкой зовут?

– Да так, – отвечает, – само вышло. Не думал, не гадал, нечаянно попал.

– Ты хоть кто? – спрашивает девчоночка.

– Я, – говорит, – вроде охотника. Летом пески промываю, золото добываю, а зимой по лесам за козлом бегаю да все увидеть не могу.

– Застрелишь его?

– Нет, – отвечает Кокованя. – Простых козлов стреляю, а этого не стану. Мне посмотреть охота, в котором месте он правой передней ножкой топнет.

– Тебе на что это?

– А вот пойдешь ко мне жить, так все и расскажу, – ответил Кокованя.

Девчоночке любопытно стало про козла-то узнать. И то видит – старик веселый да ласковый. Она и говорит:

– Пойду. Только ты эту кошку Муренку тоже возьми. Гляди, какая хорошая.

– Про это, – отвечает Кокованя, – что и говорить. Такую звонкую кошку не взять – дураком остаться. Вместо балалайки она у нас в избе будет.

Хозяйка слышит их разговор. Рада-радехонька, что Кокованя сиротку к себе зовет. Стала скорей Даренкины пожитки собирать. Боится, как бы старик не передумал.

Кошка будто тоже понимает весь разговор. Трется у ног-то да мурлычет:

– Пр-равильно придумал. Пр-равильно.

Вот и повел Кокованя сиротку к себе жить.

Сам большой да бородатый, а она махонькая и носишко пуговкой. Идут по улице, и кошчонка ободранная за ними попрыгивает.

Обратите внимание

Так и стали жить вместе дед Кокованя, сиротка Даренка да кошка Муренка. Жили-поживали, добра много не наживали, а на житье не плакались, и у всякого дело было.

Кокованя с утра на работу уходил. Даренка в избе прибирала, похлебку да кашу варила, а кошка Муренка на охоту ходила – мышей ловила. К вечеру соберутся, и весело им.

Старик был мастер сказки сказывать, Даренка любила те сказки слушать, а кошка Муренка лежит да мурлычет:

– Пр-равильно говорит. Пр-равильно.

Только после всякой сказки Даренка напомнит:

– Дедо, про козла-то скажи. Какой он?

Кокованя отговаривался сперва, потом и рассказал:

– Тот козел особенный. У него на правой передней ноге серебряное копытце. В каком месте топнет этим копытцем – там и появится дорогой камень. Раз топнет – один камень, два топнет – два камня, а где ножкой бить станет – там груда дорогих камней.

Сказал это, да и не рад стал. С той поры у Даренки только и разговору, что об этом козле.

– Дедо, а он большой?

Рассказал ей Кокованя, что ростом козел не выше стола, ножки тоненькие, головка легонькая.

А Даренка опять спрашивает:

– Дедо, а рожки у него есть?

– Рожки-то, – отвечает, – у него отменные. У простых козлов по две веточки, а у него на пять веток.

– Дедо, а он кого ест?

– Никого, – отвечает, – не ест. Травой да листом кормится. Ну, сено тоже зимой в стожках подъедает.

– Дедо, а шерстка у него какая?

– Летом, – отвечает, – буренькая, как вот у Муренки нашей, а зимой серенькая.

– Дедо, а он душно́й?

Кокованя даже рассердился:

– Какой же душной! Это домашние козлы такие бывают, а лесной козел, он лесом и пахнет.

Стал осенью Кокованя в лес собираться. Надо было ему поглядеть, в которой стороне козлов больше пасется. Даренка и давай проситься:

– Возьми меня, дедо, с собой. Может, я хоть сдалека того козлика увижу.

Кокованя и объясняет ей:

– Сдалека-то его не разглядишь. У всех козлов осенью рожки есть. Не разберешь, сколько на них веток. Зимой вот – дело другое. Простые козлы безрогие ходят, а этот, Серебряное копытце, всегда с рожками, хоть летом, хоть зимой. Тогда его сдалека признать можно.

Этим и отговорился. Осталась Даренка дома, а Кокованя в лес ушел.

Дней через пять воротился Кокованя домой, рассказывает Даренке:

– Ныне в Полдневской стороне много козлов пасется. Туда и пойду зимой.

– А как же, – спрашивает Даренка, – зимой-то в лесу ночевать станешь?

– Там, – отвечает, – у меня зимний балаган у покосных ложков поставлен. Хороший балаган, с очагом, с окошечком. Хорошо там.

Даренка опять спрашивает:

– Серебряное копытце в той же стороне пасется?

– Кто его знает. Может, и он там.

Даренка тут и давай проситься:

– Возьми меня, дедо, с собой. Я в балагане сидеть буду. Может, Серебряное копытце близко подойдет, – я и погляжу.

Старик сперва руками замахал:

– Что ты! Что ты! Статочное ли дело зимой по лесу маленькой девчонке ходить! На лыжах ведь надо, а ты не умеешь. Угрузнешь в снегу-то. Как я с тобой буду? Замерзнешь еще!

Только Даренка никак не отстает:

– Возьми, дедо! На лыжах-то я маленько умею.

Кокованя отговаривал-отговаривал, потом и подумал про себя:

«Сводить разве? Раз побывает, в другой не запросится».

Вот он и говорит:

– Ладно, возьму. Только, чур, в лесу не реветь и домой до времени не проситься.

Как зима в полную силу вошла, стали они в лес собираться. Уложил Кокованя на ручные санки сухарей два мешка, припас охотничий и другое, что ему надо. Даренка тоже узелок себе навязала. Лоскуточков взяла кукле платье шить, ниток клубок, иголку да еще веревку.

«Нельзя ли, – думает, – этой веревкой Серебряное копытце поймать?»

Жаль Даренке кошку свою оставлять, да что поделаешь. Гладит кошку-то на прощанье, разговаривает с ней:

– Мы, Муренка, с дедом в лес пойдем, а ты дома сиди, мышей лови. Как увидим Серебряное копытце, так и воротимся. Я тебе тогда все расскажу.

Кошка лукаво посматривает, а сама мурлычет:

– Пр-равильно придумала. Пр-равильно.

Пошли Кокованя с Даренкой. Все соседи дивуются:

– Из ума выжился старик! Такую маленькую девчонку в лес зимой повел!

Важно

Как стали Кокованя с Даренкой из заводу выходить, слышат – собачонки что-то сильно забеспокоились. Такой лай да визг подняли, будто зверя на улицах увидали. Оглянулись, – а это Муренка серединой улицы бежит, от собак отбивается. Муренка к той поре поправилась. Большая да здоровая стала. Собачонки к ней и подступиться не смеют.

Хотела Даренка кошку поймать да домой унести, только где тебе! Добежала Муренка до лесу, да и на сосну. Пойди поймай!

Покричала Даренка, не могла кошку приманить. Что делать? Пошли дальше. Глядят, – Муренка стороной бежит. Так и до балагана добралась.

Вот и стало их в балагане трое. Даренка хвалится:

– Веселее так-то.

Кокованя поддакивает:

– Известно, веселее.

А кошка Муренка свернулась клубочком у печки и звонко мурлычет:

– Пр-равильно говоришь. Пр-равильно.

Козлов в ту зиму много было. Это простых-то. Кокованя каждый день то одного, то двух к балагану притаскивал. Шкурок у них накопилось, козлиного мяса насолили – на ручных санках не увезти. Надо бы в завод за лошадью сходить, да как Даренку с кошкой в лесу оставить! А Даренка попривыкла в лесу-то. Сама говорит старику:

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!
УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/612644-pavel-bazhov-skazy.html

Конкурс «Нарисуй сказку»

Дорогие ребята, вы, наверное, уже заметили, что в «Лукошке сказок» очень
мало картинок. Дело в том, что все сказки, стихи и рассказы я беру из очень старых, толстых
книжек.

Многие из них были напечатаны, когда ваши мамы и папы были маленькими детьми.
А есть и такие книги, которые вышли, когда ваши бабушки и дедушки ходили в школу.

В те времена картинок в книгах было очень мало, да и те были чёрно-белые.

Давайте вместе попробуем украсить «Лукошко сказок». Нарисуйте картинку к любому
произведению, которое вы прочли на этом сайте. Попросите родителей отсканировать ваши рисунки или
сфотографировать их цифровым фотоаппаратом и пришлите мне по адресу
lukoshko@ua.fm
. Все ваши рисунки я обязательно помещу на этой страничке,
а лучшими из них проиллюстрирую Лукошко.

Уважаемые взрослые, в этом конкурсе можете принять участие и вы. Вспомните
детство! Как хотелось, чтобы в книжке были цветные рисунки. Сегодня вы можете сами нарисовать
сказку, а если что-то забыли, дети вам подскажут .

Н.О. Поленовский
г. Москва»Дедушкин валенок»

Вика Гирленко
г. Киев»Кот в сапогах»

Вика Гирленко
г. Киев»Муха-Цокотуха»

Филиппова Аня,9 лет
г. Красноярск»Волшебный конь»

Аранович Натали,8 лет
г. Беер-Шева»Шрек»

Диана Абукаджиева,7 лет
г. Москва»Золотая рыбка»

Диана Абукаджиева,7 лет
г. Москва»Огниво»

Ломтева Катя,6 лет
г. Пермь»Огниво»

Караваева Саша,7 лет
г. Новокузнецк»Огниво»

Диана Абукаджиева,7 лет
г. Москва»Аленький цветочек»

Ира Витюк,9 лет
г. Белово Кемеровской области»Петушок-золотой гребешок»

Ира Витюк,9 лет
г. Белово Кемеровской области»Снегурочка»

Цой Женя,5 лет
 «Алёнушка»

Караваева Саша,7 лет
г. Новокузнецк»Русалочка»

Изостудия при ОАО «Киевхимволокно»

Н.И. Музыкапреподаватель
«Бабочки»

Марина Гончарук12 лет
«Василиса Премудрая»

Аня Новикова11 лет
«Марья Моревна»

Алёна Шевченко7 лет
«Кошка и котята»

Катя Монахова12 лет
Украинская сказка

Источник: http://lukoshko.net/figure.shtml

Павел Бажов — Уральские сказы — I

prose_classic sf_fantasy child_tale Павел Петрович Бажов Уральские сказы — I

Настоящее издание сочинений П. П. Бажова печатается в трех томах.

Первый том состоит в основном из ранних сказов Бажова, написанных и опубликованных им в предвоенные годы и частично во время Великой Отечественной войны.

Сюда относятся циклы полуфантастических сказов: о Хозяйке Медной горы и чудесных мастерах; старательские — о Полозе, змеях — хранителях золота и о первых добытчиках; легенды о старом Урале. Второй том содержит сказы, опубликованные П. Бажовым в конце войны и в послевоенные годы.

Написаны они в более строгой реалистической манере, и фантастических персонажей в них почти нет. Тематически повествование в этих сказах доходит до наших дней. В третий том входят очерковые и автобиографические произведения писателя, статьи, письма и архивные материалы.

ru ru jurgennt FBE 2008-08-18 NVE JSP20061105-XAPKOV-4441-88F2-E063EA0-0082 1.01 Собрание сочинений в трех томах. Том первый. Государственное Издательство художественной литературы Москва 1952 В. А. Бажова, А. А. Суркова, Е. А. Пермяк From collection Aldebaran36163 Passed

Совет

Пошли раз двое наших заводских траву смотреть. А покосы у них дальние были. За Северушкой где-то.

День праздничный был, и жарко — страсть. Парун чистый. А оба в горе робили, на Гумешках то есть. Малахит-руду добывали, лазоревку тоже. Ну, когда и королек с витком попадали и там протча, что подойдет.

Один-то молодой парень был, неженатик, а уж в глазах зеленью отливать стало. Другой постарше. Этот и вовсе изробленный. В глазах зелено, и щеки будто зеленью подернулись. И кашлял завсе тот человек.

В лесу-то хорошо. Пташки поют-радуются, от земли воспарение, дух легкий. Их, слышь-ко, и разморило. Дошли до Красногорского рудника. Там тогда железну руду добывали. Легли, значит, наши-то на травку под рябиной да сразу и уснули. Только вдруг молодой, — ровно его кто под бок толкнул, — проснулся.

Глядит, а перед ним на грудке руды у большого камня женщина какая-то сидит. Спиной к парню, а по косе видать — девка. Коса ссиза-черная и не как у наших девок болтается, а ровно прилипла к спине. На конце ленты не то красные, не то зеленые. Сквозь светеют и тонко этак позванивают, будто листовая медь. Дивится парень на косу, а сам дальше примечает.

Девка небольшого росту, из себя ладная и уж такое крутое колесо — на месте не посидит. Вперед наклонится, ровно у себя под ногами ищет, то опять назад откинется, на тот бок изогнется, на другой. На ноги вскочит, руками замашет, потом опять наклонится. Однем словом, артуть-девка.

Слыхать — лопочет что-то, а по-каковски — неизвестно, и с кем говорит — не видно. Только смешком все. Весело, видно, ей.

Парень хотел было слово молвить, вдруг его как по затылку стукнуло.

— Мать ты моя, да ведь это сама Хозяйка! Ее одежа-то. Как я сразу не приметил? Отвела глаза косой-то своей.

А одежа и верно такая, что другой на свете не найдешь. Из шелкового, слышь-ко, малахиту платье. Сорт такой бывает. Камень, а на глаз как шелк, хоть рукой погладить.

«Вот, — думает парень, — беда! Как бы только ноги унести, пока не заметила». От стариков он, вишь, слыхал, что Хозяйка эта — малахитница-то — любит над человеком мудровать. Только подумал так-то, она и оглянулась.

Весело на парня глядит, зубы скалит и говорит шуткой:

— Ты что же, Степан Петрович, на девичью красу даром глаза пялишь? За погляд-то ведь деньги берут. Иди-ка поближе. Поговорим маленько. Парень испужался, конечно, а виду не оказывает. Крепится. Хоть она и тайна сила, а все ж таки девка. Ну, а он парень — ему, значит, и стыдно перед девкой обробеть.

— Некогда, — говорит, — мне разговаривать. Без того проспали, а траву смотреть пошли.

Она посмеивается, а потом и говорит:

— Будет тебе наигрыш вести. Иди, говорю, дело есть.

Обратите внимание

Ну, парень видит — делать нечего. Пошел к ней, а она рукой маячит, обойди-де руду-то с другой стороны. Он обошел и видит-ящерок тут несчисленно. И все, слышь-ко, разные.

Одни, например, зеленые, другие голубые, которые в синь впадают, а то как глина либо песок с золотыми крапинками.

Одни, как стекло либо слюда, блестят, а другие, как трава поблеклая, а которые опять узорами изукрашены. Девка смеется.

— Не расступи, — говорит, — мое войско, Степан Петрович. Ты вон какой большой да тяжелый, а они у меня маленьки. — А сама ладошками схлопала, ящерки и разбежались, дорогу дали.

Вот подошел парень поближе, остановился, а она опять в ладошки схлопала, да и говорит, и все смехом:

— Теперь тебе ступить некуда. Раздавишь мою слугу — беда будет. Он поглядел под ноги, а там и земли незнатко. Все ящерки-то сбились в одно место, — как пол узорчатый под ногами стал. Глядит Степан — батюшки, да ведь это руда медная! Всяких сортов и хорошо отшлифована. И слюдка тут же, и обманка, и блески всякие, кои на малахит походят.

— Ну, теперь признал меня, Степанушка? — спрашивает малахитница, а сама хохочет-заливается. Потом, мало погодя, и говорит:

— Ты не пужайся. Худого тебе не сделаю.

Парню забедно стало, что девка над ним насмехается да еще слова такие говорит. Сильно он осердился, закричал даже:

— Кого мне бояться, коли я в горе роблю!

— Вот и ладно, — отвечает малахитница. — Мне как раз такого и надо, который никого не боится.

Завтра, как в гору спускаться, будет тут ваш заводской приказчик, ты ему и скажи да, смотри, не забудь слов-то: «Хозяйка, мол, Медной горы заказывала тебе, душному козлу, чтобы ты с Красногорского рудника убирался.

Ежели еще будешь эту мою железную шапку ломать, так я тебе всю медь в Гумешках туда спущу, что никак ее не добыть».

Сказала это и прищурилась:

— Понял ли, Степанушко? В горе, говоришь, робишь, никого не боишься? Вот и скажи приказчику, как я велела, а теперь иди да тому, который с тобой, ничего, смотри, не говори. Изробленный он человек, что его тревожить да в это дело впутывать. И так вон лазоревке сказала, чтоб она ему маленько пособила.

Конец ознакомительного отрывка

Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену?
ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/child-/child-tale/114968-pavel-bazhov-uralskie-skazy-i.html

Читать онлайн «Уральские сказы — I», автора Бажов Павел Петрович

Настоящее издание сочинений П. П. Бажова печатается в трех томах. Первый том состоит в основном из ранних сказов Бажова, написанных и опубликованных им в предвоенные годы и частично во время Великой Отечественной войны.

Сюда относятся циклы полуфантастических сказов: о Хозяйке Медной горы и чудесных мастерах; старательские — о Полозе, змеях — хранителях золота и о первых добытчиках; легенды о старом Урале. Второй том содержит сказы, опубликованные П.

Бажовым в конце войны и в послевоенные годы. Написаны они в более строгой реалистической манере, и фантастических персонажей в них почти нет. Тематически повествование в этих сказах доходит до наших дней.

Важно

В третий том входят очерковые и автобиографические произведения писателя, статьи, письма и архивные материалы.

Медной горы хозяйка

Пошли раз двое наших заводских траву смотреть. А покосы у них дальние были. За Северушкой где-то.

День праздничный был, и жарко — страсть. Парун чистый. А оба в горе робили, на Гумешках то есть. Малахит-руду добывали, лазоревку тоже. Ну, когда и королек с витком попадали и там протча, что подойдет.

Один-то молодой парень был, неженатик, а уж в глазах зеленью отливать стало. Другой постарше. Этот и вовсе изробленный. В глазах зелено, и щеки будто зеленью подернулись. И кашлял завсе тот человек.

В лесу-то хорошо. Пташки поют-радуются, от земли воспарение, дух легкий. Их, слышь-ко, и разморило. Дошли до Красногорского рудника. Там тогда железну руду добывали. Легли, значит, наши-то на травку под рябиной да сразу и уснули. Только вдруг молодой, — ровно его кто под бок толкнул, — проснулся.

Глядит, а перед ним на грудке руды у большого камня женщина какая-то сидит. Спиной к парню, а по косе видать — девка. Коса ссиза-черная и не как у наших девок болтается, а ровно прилипла к спине. На конце ленты не то красные, не то зеленые. Сквозь светеют и тонко этак позванивают, будто листовая медь. Дивится парень на косу, а сам дальше примечает.

Девка небольшого росту, из себя ладная и уж такое крутое колесо — на месте не посидит. Вперед наклонится, ровно у себя под ногами ищет, то опять назад откинется, на тот бок изогнется, на другой. На ноги вскочит, руками замашет, потом опять наклонится. Однем словом, артуть-девка.

Слыхать — лопочет что-то, а по-каковски — неизвестно, и с кем говорит — не видно. Только смешком все. Весело, видно, ей.

Парень хотел было слово молвить, вдруг его как по затылку стукнуло.

— Мать ты моя, да ведь это сама Хозяйка! Ее одежа-то. Как я сразу не приметил? Отвела глаза косой-то своей.

Совет

А одежа и верно такая, что другой на свете не найдешь. Из шелкового, слышь-ко, малахиту платье. Сорт такой бывает. Камень, а на глаз как шелк, хоть рукой погладить.

«Вот, — думает парень, — беда! Как бы только ноги унести, пока не заметила». От стариков он, вишь, слыхал, что Хозяйка эта — малахитница-то — любит над человеком мудровать. Только подумал так-то, она и оглянулась.

Весело на парня глядит, зубы скалит и говорит шуткой:

— Ты что же, Степан Петрович, на девичью красу даром глаза пялишь? За погляд-то ведь деньги берут. Иди-ка поближе. Поговорим маленько. Парень испужался, конечно, а виду не оказывает. Крепится. Хоть она и тайна сила, а все ж таки девка. Ну, а он парень — ему, значит, и стыдно перед девкой обробеть.

— Некогда, — говорит, — мне разговаривать. Без того проспали, а траву смотреть пошли.

Она посмеивается, а потом и говорит:

— Будет тебе наигрыш вести. Иди, говорю, дело есть.

Ну, парень видит — делать нечего. Пошел к ней, а она рукой маячит, обойди-де руду-то с другой стороны. Он обошел и видит-ящерок тут несчисленно. И все, слышь-ко, разные.

Одни, например, зеленые, другие голубые, которые в синь впадают, а то как глина либо песок с золотыми крапинками.

Одни, как стекло либо слюда, блестят, а другие, как трава поблеклая, а которые опять узорами изукрашены. Девка смеется.

— Не расступи, — говорит, — мое войско, Степан Петрович. Ты вон какой большой да тяжелый, а они у меня маленьки. — А сама ладошками схлопала, ящерки и разбежались, дорогу дали.

Вот подошел парень поближе, остановился, а она опять в ладошки схлопала, да и говорит, и все смехом:

— Теперь тебе ступить некуда. Раздавишь мою слугу — беда будет. Он поглядел под ноги, а там и земли незнатко. Все ящерки-то сбились в одно место, — как пол узорчатый под ногами стал. Глядит Степан — батюшки, да ведь это руда медная! Всяких сортов и хорошо отшлифована. И слюдка тут же, и обманка, и блески всякие, кои на малахит походят.

— Ну, теперь признал меня, Степанушка? — спрашивает малахитница, а сама хохочет-заливается. Потом, мало погодя, и говорит:

— Ты не пужайся. Худого тебе не сделаю.

Парню забедно стало, что девка над ним насмехается да еще слова такие говорит. Сильно он осердился, закричал даже:

— Кого мне бояться, коли я в горе роблю!

— Вот и ладно, — отвечает малахитница. — Мне как раз такого и надо, который никого не боится.

Завтра, как в гору спускаться, будет тут ваш заводской приказчик, ты ему и скажи да, смотри, не забудь слов-то: «Хозяйка, мол, Медной горы заказывала тебе, душному козлу, чтобы ты с Красногорского рудника убирался.

Ежели еще будешь эту мою железную шапку ломать, так я тебе всю медь в Гумешках туда спущу, что никак ее не добыть».

Сказала это и прищурилась:

— Понял ли, Степанушко? В горе, говоришь, робишь, никого не боишься? Вот и скажи приказчику, как я велела, а теперь иди да тому, который с тобой, ничего, смотри, не говори. Изробленный он человек, что его тревожить да в это дело впутывать. И так вон лазоревке сказала, чтоб она ему маленько пособила.

Обратите внимание

И опять похлопала в ладошки, и все ящерки разбежались. Сама тоже на ноги вскочила, прихватилась рукой за камень, подскочила и тоже, как ящерка, побежала по камню-то. Вместо рук-ног — лапы у ее зеленые стали, хвост высунулся, по хребтине до половины черная полоска, а голова человечья. Забежала на вершину, оглянулась и говорит:

— Не забудь, Степанушко, как я говорила. Велела, мол, тебе, — душному козлу, — с Красногорки убираться. Сделаешь по-моему, замуж за тебя выйду!

Парень даже сплюнул вгорячах:

— Тьфу ты, погань какая! Чтоб я на ящерке женился.

А она видит, как он плюется, и хохочет.

— Ладно, — кричит, — потом поговорим. Может, и надумаешь?

И сейчас же за горку, только хвост зеленый мелькнул.

Парень остался один. На руднике тихо. Слышно только, как за грудкой руды другой-то похрапывает. Разбудил его.

Сходили на свои покосы, посмотрели траву, к вечеру домой воротились, а у Степана одно на уме: как ему быть? Сказать приказчику такие слова — дело не малое, а он еще, — и верно, — душной был — гниль какая-то в нутре у него, сказывают, была.

Не сказать — тоже боязно. Она ведь Хозяйка. Какую хошь руду может в обманку перекинуть. Выполняй тогда уроки-то. А хуже того, стыдно перед девкой хвастуном себя оказать.

Думал-думал, насмелился:

— Была не была, сделаю, как она велела.

На другой день поутру, как у спускового барабана народ собрался, приказчик заводской подошел. Все, конечно, шапки сняли, молчат, а Степан подходит и говорит:

— Видел я вечор Хозяйку Медной горы, и заказывала она тебе сказать. Велит она тебе, душному козлу, с Красногорки убираться. Ежели ты ей эту железную шапку спортишь, так она всю медь на Гумешках туда спустит, что никому не добыть.

У приказчика даже усы затряслись.

— Ты что это? Пьяный, али ума решился? Какая хозяйка? Кому ты такие слова говоришь? Да я тебя в горе сгною!

— Воля твоя, — говорит Степан, — а только так мне ведено.

— Выпороть его, — кричит приказчик, — да спустить в гору и в забое приковать! А чтобы не издох, давать ему собачьей овсянки и уроки спрашивать без поблажки. Чуть что — драть нещадно!

Ну, конечно, выпороли парня и в гору. Надзиратель рудничный, — тоже собака не последняя, — отвел ему забой — хуже некуда. И мокро тут, и руды доброй нет, давно бы бросить надо. Тут и приковали Степана на длинную цепь, чтобы, значит, работать можно было. Известно, какое время было, — крепость. Всяко гадились над человеком. Надзиратель еще и говорит:

— Прохладись тут маленько. А уроку с тебя будет чистым малахитом столько-то, — и назначил вовсе несообразно.

Делать нечего. Как отошел надзиратель, стал Степан каелкой помахивать, а парень все ж таки проворный был. Глядит, — ладно ведь. Так малахит и сыплется, ровно кто его руками подбрасывает. И вода куда-то ушла из забоя. Сухо стало.

«Вот, — думает, — хорошо-то. Вспомнила, видно, обо мне Хозяйка».

Только подумал, вдруг звосияло. Глядит, а Хозяйка тут, перед ним.

— Молодец, — говорит, — Степан Петрович. Можно чести приписать. Не испужался душного козла. Хорошо ему сказал. Пойдем, видно, мое приданое смотреть. Я тоже от своего слова не отпорна.

А сама принахмурилась, ровно ей это нехорошо. Схлопала в ладошки, ящерки набежали, со Степана цепь сняли, а Хозяйка им распорядок дала:

— Урок тут наломайте вдвое. И чтобы наотбор малахит был, шелкового сорту. — Потом Степану говорит: — Ну, женишок, пойдем смотреть мое приданое.

Важно

И вот пошли. Она впереди, Степан за ней. Куда она идет — все ей открыто. Как комнаты большие под землей стали, а стены у них разные. То все зеленые, то желтые с золотыми крапинками.

На которых опять цветы медные. Синие тоже есть, лазоревые. Однем словом, изукрашено, что и сказать нельзя. И платье на ней — на Хозяйке-то — меняется.

То оно блестит, будто стекло, то вдруг полиняет, а то алмазной осы …

Источник: https://knigogid.ru/books/405-uralskie-skazy-i/toread

Ссылка на основную публикацию