Алексеев «маршал жуков» читать

Читать Маршал Жуков. Опала

Маршал Жуков. Опала

Правда о маршале и о времени

«Опала маршала Жукова» является продолжением двух книг В. Карпова о полководце. Она может жить в литературе и самостоятельно. Как и предыдущие труды о Жукове, так и эта, пожалуй, больше похожа на исследование, проведенное с завидной целеустремленностью добраться до истинных причин, породивших чудовищный произвол, беззаконие, лживые наветы в отношении к Георгию Константиновичу Жукову.

Но история, в его лице, оставила нам великий пример, достойный подражания, его имя стоит рядом с именами русских полководцев А. В. Суворова и М. И. Кутузова.

Мозаика, как справедливо автор назвал свое творение, широкоохватна, воспроизводит исторические события военных и послевоенных лет, многочисленные беседы с людьми, окружавшими Жукова, включает важные документы и дневниковые записи тех, кто на протяжении многих лет общался с опасным для власть имущих маршалом.

Все это в совокупности создает впечатление эпической картины, отражающей не только горькую участь опального маршала, но и, в какой—то мере, катаклизмы и противоречия в жизни тоталитарного государства, где произвол правит бал.

Мозаика большей частью собрана из достоверных источников: архивных документов, прямых рассказов участников событий, личных встреч и наблюдений автора, т. е. того, что читателям было бы недоступно, это делает все собранное в мозаике материалом уникальным.

Обратите внимание

Обилие выдержек, цитат, рассказов свидетелей и очевидцев событий, благодаря прямому общению автора с читателями, не затрудняют их понимание, а усиливают и создают духовную доверительность в их общении.

Несмотря на то, что о Сталине уже многое известно как о неординарной личности — он все еще остается загадкой. Карпов тонко проанализировал и раскрыл сложные интриги по отношению к Жукову не только Сталина, но и других вождей послевоенной поры.

К стыду нашей робкой, запуганной и беспомощной военно—исторической науки, да и художественной литературы, тема маршала Жукова глубоко не разрабатывалась, да и доступа к архивам не было.

Надо сказать и о том, что такая крупномасштабная тема (и проблема!) не всякому по плечу.

Автору она оказалась по силам потому, что он прошел огни и воды, сам испытал опалу — побывал в тюремных застенках, в ГУЛАГе, в штрафной роте и прошел войну окопным офицером, заслужив звание Героя Советского Союза.

Он окончил три высших учебных заведения и, наконец, благодаря полувековому творческому опыту, стал признанным мастером военной темы.

Надо обладать талантом и мужеством-, чтобы отважиться на такой огромный труд, немалой смелостью, чтобы открыть правду людям: автор начал эту работу еще в доперестроечное время.

Книга «Маршал Жуков. Опала» воспроизводит правду жизни глубже и шире, чем значится в названии. Такая книга давно нужна была читателю. Кто помнит послевоенные годы, знает, что после Октябрьского (1957 г.

) Пленума ЦК КПСС и после опубликования в «Правде» статьи маршала Конева многие советские люди пришли в недоумение — почему и зачем так несправедливо и жестоко охаивали прославленного маршала Жукова, который находился все годы войны на самых высоких постах в системе стратегического руководства и всюду оправдывал оказанное ему доверие; он блестяще руководил крупнейшими операциями, оказавшими существенное влияние на победный исход войны.

Важно

Книга В. Карпова открывает тяжелые, давно проржавевшие запоры секретности, дает возможность глубоко познать сложную и трагическую историю нашего государства за последние 60 лет.

Эту книгу будут долгие годы читать и помнить поколения читателей наших и зарубежных.

В. СТРЕЛЬНИКОВ, старший научный сотрудник Военно—научного Управления Генерального штаба, полковник.

Введение

Время все расставит по своим местам, всех рассудит. Историю пытались обмануть и обхитрить, — бесполезно…

Надлежащую службу своему народу можно сослужить только правдой и борьбой за нее.

Жуков

Опала началась сразу после окончания войны. Надобность в полководце миновала. Победа одержана. Настало время делить славу, вписываться в историю.

28 лет прожил после окончания боев маршал Жуков. И 25 лет из них — четверть века — в опале. В эти годы смерть нависала над ним, пожалуй, чаще, чем на фронте.

Все изложенное в этой книге строго документально.

Может быть, кому—то покажется, что документов и цитат многовато но я исходил из того, что сами читатели не смогли бы познакомиться с этими документами: у одних нет на то времени, у других нет надобности, а всем вместе многие из этих бумаг просто недоступны.

Ну, а что касается моих бесед с людьми, окружавшими Жукова (друзья и враги), то, без ложной скромности, скажу — записи этих бесед уникальны потому, что многие мои собеседники уже покинули наш бренный мир, и чем дальше, тем дороже будут их подлинные воспоминания.

Совет

В своей первой книге о Жукове (изданной в 1992 г.) я подробно объяснял читателям, в чем заключается особенность жанра мозаики. Теперь коротко напомню. Я не претендую на эпическое полотно, эта книга не роман и не повесть. Она представляет собой мозаику, собранную мной из фактов известных и неизвестных.

И как в первой книге, так и в этой прошу всех, кто встретит здесь знакомые, пересказанные мной эпизоды из жизни маршала, не упрекайте меня за это. Забота моя — в создании как можно более полной картины жизни нашего великого соотечественника в послевоенные годы.

Я пытаюсь нарисовать его образ, теперь уже не как полководца, а крупной несгибаемой личности, которая не сломилась, несмотря на долгие годы преследования власть имущими.

Они погубили бы его раньше, но судьба послала Георгию Константиновичу на склоне жизни большую настоящую любовь к достойной, прекрасной женщине.

Эта женщина помогла Жукову не только выстоять под ударами вождей, но еще и создать бесценные «Воспоминания и размышления».

Эта замечательная женщина согрела теплом своей любви одинокого узника в своем отечестве, осветила, как яркое солнышко, закатные годы полководца. Его согрела, а сама сгорела… ушла из жизни раньше Жукова.

И об этом безжалостном ударе судьбы будет печальное повествование.

Мы простимся с маршалом после его последнего вздоха.

Все у него при жизни было величественно и даже смерть была необыкновенной.

После публикации в журнале «Знамя» в 1989 г., в «Роман—газете» и отдельной книги «Маршал Жуков (его соратники и противники в годы войны и мира)», я получил очень много писем. Большинство из них доброжелательные. Многие участники войны прислали критические замечания, уточнения, новые эпизоды из жизни маршала. Всё это я с благодарностью использую и учту при переиздании.

Одному генералу не понравилась моя манера повествования, он считает неуместным яканье в серьезном исследовании. Но я не пишу научное исследование, моя мозаика — художественное произведение. Вести повествование от автора — обычный прием в литературе.

Мозаика, как и другие жанры, имеет право на существование.

В этом отношении надежной опорой для меня служит мнение Белинского «Кажется, что бы делать искусству (в смысле художества) там, где писатель связан источниками, фактами и должен только о том стараться, чтобы воспроизвести эти факты как можно вернее? Но в том—то и дело, что верное воспроизведение фактов невозможно при помощи одной эрудиции, а нужна еще и фантазия. Исторические факты, содержащиеся в источниках, не более как камни и кирпичи: только художник может воздвигнуть из этого материала изящное здание. Тут степень достоинства произведения зависит от степени таланта писателя».

Я, современник Жукова, переживал те же исторические события, поэтому имею все основания на то, чтобы высказывать свои суждения по поводу самих событий и поступков, которые совершали участники этих событий. Я веду прямой разговор с читателями потому, что это мой стиль.

В таком сложном сооружении, каким является мозаика с огромным количеством документов, фактов, действующих лиц и их поступков, на протяжении почти ста лет, я считаю, необходим поясняющий «поводырь» — собеседник.

Обратите внимание

Порой подробно излагаются поиски документа, очевидца, подступы к событию или даются мои комментарии — это необходимая атмосфера мозаики, она как воздух объединяет все в единое целое и не оставляет неясностей, недоговоренности, разночтений.

Источник: https://online-knigi.com/page/132562

Николай Яковлев: Маршал Жуков

Яковлев Николай

Маршал Жуков

Николай Яковлев

Маршал Жуков (Страницы жизни)

СЫН НАРОДА

В конце прошлого столетия в деревне Стрелковке Калужской губернии стоял осевший на угол дом в два окна с одной комнатой. От ветхости стены и крыша поросли мхом. В этом доме жила бездетная вдова Аннушка Жукова.

Сердобольная женщина, она взяла из приюта двухлетнего мальчика, оставленного там трехмесячным младенцем с запиской: «Сына моего зовите Константином». Это был отец будущего Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова, родившегося 19 ноября по старому, 2 декабря по новому стилю 1896 года.

Деревня Стрелковка… Надо думать, название восходит к тем далеким временам, когда в ней жили стрельцы, стоявшие на страже русских рубежей.

Едва ли жившие в Стрелковке помнили об этом: слишком много поколений сменилось с тех пор. В, годы детства Жукова деревня ничем не выделялась из тысяч русских деревень. Бедность, земля рожала плохо.

Мужчины — часто на отхожем промысле, в поле — женщины и дети.

Отца Жуков видел мало, он сапожничал в городах. Мать билась на тяжелой работе. Заработки… «Я думаю, — напишет на склоне лет Г. К. Жуков, — нищие собирали больше». Еще он напишет: «Спасибо соседям, они иногда нас выручали то щами, то кашей.

Такая взаимопомощь в деревнях была не исключением, а скорее традицией дружбы и солидарности русских людей, живших в тяжелой нужде». Взращенной веками солидарности — проявлявшейся и на ратном поле, и тогда, когда нужно было выжить в неурожайные годы. На этом стоит жизнь человека.

Просто и понятно, доступно разумению мальчика.

Когда пришел вечер жизни, Жуков часто возвращался к детству. Он помнил, как в церковноприходской школе семи лет попал к «хорошему человеку», первому учителю Сергею Николаевичу Ремизову.

Важно

Мудрый народный учитель, вводивший своих маленьких питомцев в XX век. Учивший их как подсказывало сердце и никогда не повышавший голоса на деревенских ребят.

«Отец Сергея Николаевича, — еще припоминал Жуков, — тихий и добрый старичок, был священником и преподавал в нашей школе «закон божий».

На склоне лет Жуков нет да нет задавался вопросом: кто были его предки? Ответа так и не нашел. Но не был обескуражен, что не мог проследить свою родословную по линии отца дальше его самого.

Георгию Константиновичу было достаточно — отец родился в России, был главой небольшой, сплоченной семьи, воспитавшим по своему разумению трудового, честного человека.

А если прибегнуть к обобщению — сыном народа.

Кровную связь с народом Г. К. Жуков пронес через всю свою жизнь. Судьбы Родины и семьи для него были неотделимы. В семье, в окружающей его жизни он черпал силы для служения Отчизне, а на священной службе Отчизне выполнял свой долг перед семьей,. народом.

Защищая Родину, он защищал жизнь родных и близких. Заглянем в одно из немногих пасем Г. К. Жукова жене Александре Диевне и дочерям Эре и Элле в Великую Отечественную войну.

Считанные строки этого письма лучше, чем библиотека книг, отражают внутренний мир прославленного полководца. Итак:

«Действующая армия.

10.2.44

Дорогая моя!

Шлю тебе свой привет. Крепко-крепко целую тебя одну и особенно вместе с ребятами.

Спасибо за письмо, за капустку, бруснику и за все остальное.

Дела наши идут, в общем, хорошо. Все намеченные дела армией выполняются хорошо.

В общем, дела Гитлера «идут явно к полному провалу, а наша страна идет к безусловной победе, к торжеству русского оружия.

В общем, фронт справляется со своими задачами, дела сейчас за тылом, тыл должен очень много работать, чтобы обеспечить потребности фронта, тыл должен хорошо учиться, морально быть крепким, тогда победа наверняка будет за русскими.

Крепко, крепко тебя целую.

Твой Г. Жуков».

В коротком письме, как в капле моря, весь Жуков. Он жил только интересами войпы, которую расценивал как тяжкий труд фронта и тыла. Всего народа. Отсюда и придет, обязательно придет Победа. А личный вклад в нее? Маршала мало заботила слава сама по себе. О вей позаботилась история.

Чем дальше в прошлое уходят годы Великой Отечественной войны, тем все рельефнее и крупнее вырисовывается на фоне величайших битв тех лет облик верного сына нашей Родины и Коммунистической партии Советского Союза, выдающегося советского полководца, четырежды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/nauka-i-obrazovanie/istoriya/3964-nikolaj-yakovlev-marshal-zhukov.html

Георгий Алексеев — Маршал Георгий Константинович Жуков (Записки врача)

Алексеев Георгий Константинович, кандидат медицинских наук, генерал-майор медицинской службы в отставке.

По современным представлениям отсутствие многих факторов риска способствовало в какой-то мере защищенности от болезней века, связанных с атеросклеротическим поражением сосудов.

Однако существенную роль в развитии болезни мог сыграть другой фактор риска — насыщенность его жизни неблагоприятными обстоятельствами.

Совет

Накопленный в мире опыт свидетельствует об огромном значении психосоциальных условий в угнетении защитных систем организма, в образовании сосудистых тромбозов, в развитии атеросклероза сосудов.

Читайте также:  Cергей алексеев «гвоздильный завод» читать

Великая Отечественная война была для маршала первым и великим испытанием, успешно преодоленным. По ее окончании он был практически здоров, полон сил и энергии.

Начавшиеся в послевоенные годы многолетняя опала, лживые политические и даже уголовные обвинения, создаваемая вокруг маршала гнетущая обстановка в совокупности с другими факторами, входящими в распространенное ныне понятие современной медицины «качество жизни», не могли не способствовать прогрессированию его сердечно-сосудистого заболевания и, несомненно, сократили его жизнь.

Это, пожалуй, и есть тот скорбный врачебный вывод, который можно сделать, рассматривая последний этап жизненного пути великого сына своей Родины.

«Опала» продолжалась еще долго и после кончины маршала. Похороны прошли торжественно, после прощания, прошедшего в зале ЦДСА, и кремации состоялось погребение в кремлевской стене. Дочь Маша обращалась к Брежневу с предсмертной просьбой отца похоронить его в земле, он ответил лишь: «Мы тут посоветуемся». На похоронах побывали некоторые члены Политбюро.

В пропуске для прохода на Красную площадь в день похорон 21 июня 1974 г. значилось: «…похороны выдающегося советского полководца, одного из активных строителей Вооруженных сил СССР, прославленного героя Великой Отечественной войны, члена КПСС с 1919 г., четырежды Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Георгия Константиновича Жукова».

В первые годы после кончины маршала традиционные вечера памяти организовывались общественностью Москвы и его семьей. Они проходили в Центральном Доме литераторов, Доме актеров, в Центральном Доме Советской Армии.

В организации их принимали участие Московская писательская организация, Совет Центрального Дома Актера, ветераны Вооруженных Сил. С воспоминаниями выступали маршалы И.Баграмян, С.Руденко, генералы А.Белобородов, Н.Антипенко, П.Батов, Д.Ортенберг, писатели К.Симонов, А.

Чаковский, артисты М.Ульянов, Ю.Борисова и многие другие.

Представители высшего эшелона власти на этих вечерах не появлялись, так же как и официальные представители Министерства обороны.

Высоко оценила полководческое искусство Г.К.Жукова Монгольская Народная Республика, на земле которой начал раскрываться его полководческий талант. Уже в 1979 г.

в Улан-Баторе, в доме, в котором жил и работал Жуков во время Халхингольских событий, был открыт музей маршала, а затем рядом с музеем воздвигнут солидный памятник.

Сам маршал очень ценил присвоенное ему звание Героя Монгольской Народной Республики и говорил, что ему хотелось, чтобы Золотая Звезда Героя МНР осталась бы после его смерти в семье.

Обратите внимание

Торжественный вечер, посвященный 100-летию со дня рождения Маршала Советского Союза Г.К.

Жукова, организованный Российским Комитетом памяти маршала, Межрегиональным общественным фондом «Выдающиеся полководцы и флотоводцы Великой Отечественной войны», представителями Государственной Думы, Ассоциацией Героев Советского Союза и др.

состоялся 1-го декабря 1996 года в переполненном зале Дома Союзов. На вечере выступили с докладом маршал В.Г.Куликов и старшая дочь маршала Эра Георгиевна Жукова.

Учреждение Комитета памяти маршала Г.К.Жукова, сооружение в центре Москвы памятника маршалу, организация мемориального музея на родине маршала и музея-кабинета в здании Министерства обороны, издание ряда монографий о деятельности Г.К.Жукова и многое другое — все это свидетельствует о том, что многолетней опале великого полководца наступил долгожданный конец.

Карпов В. В. Маршал Жуков. Опала. Москва, 1994, с. 312.

Гордиенко А.Н. Маршал Жуков. Минск. 1998, с. 221.

В.Карпов. Маршал Жуков. Опала. Литературная мозаика. Москва, Вече, 1994, с. 183–194.

Еженедельник» Совершенно секретно» N 34, 2001 г.

Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. Москва, 1990, 10 изд., т.1, с.329.

Там же, т.2, с. 107–108.

Там же, с. 219–227.

Там же, т.1, с. 341.

Смирнов С.С. Маршал-солдат. В кн. Маршал Жуков. Каким мы его помним. Москва, Воениздат, 1988, с. 24.

Жукова Э.Г. в кн. Маршал Победы. Москва, 1966, с.173.

Источник: https://nice-books.ru/books/dokumentalnye-knigi/biografii-i-memuary/page-7-47328-georgii-alekseev-marshal-georgii-konstantinovich-zhukov.html

Читать

Алексеев Георгий Константинович

Маршал Георгий Константинович Жуков (Записки врача)

Судьба свела меня с выдающимся полководцем нашего времени совершенно случайно. Я тогда работал в Главном военном госпитале имени Н.Н.Бурденко, возглавлял кардиологическое отделение.

Здесь же трудилась старший ординатор терапевтического отделения Галина Александровна Семенова, жена маршала.

Однажды, дело было в 1965 году, она подошла ко мне: «Может быть, посмотрите Георгия? Что-то с сердцем у него неладно.»

Важно

Такая просьба, конечно, меня озадачила. Было известно, что маршал находится на медицинском наблюдении в Кремлевской больнице.

Хотя он и в опале, но вмешиваться в лечение такого именитого пациента казалось некорректным по отношению к коллегам Кремлевской больницы. С другой стороны, не хотелось и отказывать всеми уважаемой Галине Александровне.

Посоветовавшись с руководством Центрального военно-медицинского управления, я согласился.

На даче маршала я был встречен сдержанно. На вопросы он отвечал кратко, неохотно рассказывал о перенесенных ранее заболеваниях. Из медицинской книжки и архивных историй болезни удалось установить, что боли в области сердца и за грудиной, а также периодические головные боли и легкие головокружения он стал отмечать с 1947–1948 гг.

При диспансерном и стационарном обследовании была выявлена ишемическая болезнь сердца и начальный атеросклероз церебральных артерий. Рекомендованный врачами режим ограничения физических нагрузок маршал соблюдал не всегда, продолжал систематически заниматься физкультурой (утренняя зарядка, верховая езда, лыжи, охота, рыбная ловля и др.

)

В годы Великой Отечественной войны он выполнял ответственную и напряженную работу, руководил многими большими военными операциями в качестве первого заместителя Верховного Главнокомандующего.

По окончании войны маршал несколько лет командовал крупными военными округами, в течение двух лет был министром обороны.

В 1957 году он выезжал с государственным визитом в Индию, в конце того же года был снят с должности и уволен в отставку.

Совет

В 1954–1956 гг. маршал лечился в стационаре по поводу обострения хронического холецистита и панкреатита, в послевоенные годы неоднократно был консультирован ведущими специалистами страны, обследовался в стационарах.

Последние две недели он находился на домашнем режиме в связи с участившимися болями в груди. Повторные ЭКГ-исследования особых тревог у лечащих врачей не вызывали.

Некоторые особенности болевого синдрома не позволяли мне полностью исключить осложненное течение ИБС. Было решено применить расширенное электрокардиографическое исследование, апробированное в те годы в госпитале. Исследование было проведено госпитальным доктором М.Д.

Момотом и выявило изменения, характерные для ограниченного размера инфаркта миокарда, протекавшего атипично (ноябрь 1965 г.). По желанию больного, согласованному с врачами Кремлевской поликлиники, он был госпитализирован в Центральный военный госпиталь им. Мандрыки.

Заболевание протекало без осложнений, после госпиталя Георий Константинович для закрепления результатов лечения был переведен в военный санаторий «Архангельское».

Много позже выяснилось, что в январе 1948 г. Георгий Константинович, по словам родственников, лечился недели три в стационаре якобы по поводу инфаркта миокарда, а в феврале того же года, выписавшись из госпиталя, сразу же выехал в Свердловск к новому месту службы.

Такой диагноз вызывает определенные сомнения, так как в те годы по медицинским канонам сроки лечения при этом заболевании были значительно более длительными.

Скорее всего, он перенес тогда обострение хронической коронарной недостаточности, связанное со стрессовой ситуацией (чекистские обыски, отстранение от должности командующего Одесским военным округом). Каких-либо медицинских документов об этом эпизоде обнаружить в архивах не удалось.

С этого времени и начались мои встречи с маршалом, причем вначале я был как бы советчиком жены маршала, Галины Александровны, и не общался непосредственно с терапевтом Кремлевской поликлиники.

В дальнейшем я приобрел статус врача — представителя Министерства обороны и наши деловые взаимотношения с кремлевскими врачами все девять лет до кончины маршала никогда не омрачались какими-либо недоразумениями.

Обратите внимание

После перенесенного инфаркта миокарда самочувствие Георгия Константиновича быстро улучшилось, он продолжал активный образ жизни: выезжал вместе с двоюродным братом М.М.Пилихиным на рыбалку, изредка на охоту, много времени проводил в дачном саду, побывал в санатории в Прибалтике, посещал московские театры и т. п.

По окончании Великой Отечественной войны Георгий Константинович неоднократно подвергался опале, в которой, по мнению историков (Н.Г.Павленко и др.), можно условно выделить три периода: 1946–1953 гг., 1957–1965 гг. и 1967–1974 гг., т. е. почти 25 из 28 лет после завершения войны.

Мои контакты с маршалом пришлись на конец второго и третий периоды опалы. В эти годы маршал находился в обстановке общественной изоляции и негласного надзора, под давлением сфабрикованных тяжких политических обвинений, и практически лишился возможности свободного общения со многими друзьями и товарищами, остерегавшимися контактов с поднадзорным из-за постоянной угрозы собственной карьере.

Конечно, наиболее близкие друзья и соратники, маршалы А.М.Василевский, И.Х.Баграмян, С.И.Руденко, генералы Н.А.Антипенко, И.И.Федюнинский, А.П.Белобородов и др.

не отвернулись от Георгия Константиновича и продолжали по-прежнему общаться с ним, но и эти контакты на первых порах были ограничены. Так, зная о слежке, Георгий Константинович говорил, что контакты с Василевским после октябрьского (1957 г.

) пленума ЦК были только по телефону или через сына Василевского, дабы не дать повода «каким-нибудь фантазерам» подумать, что два маршала затевают заговор![1]

Пожалуй, чаще всех в доме Жукова бывал Н.А.Антипенко с женой. Он помогал в решении хозяйственных вопросов, сопровождал в поездках в санаторий, принимал деятельное участие в проведении семейных торжеств.

Мне было известно, что у Георгия Константиновича хорошие взаимоотношения с председателем Совета министров А.Н.Косыгиным. Знал, что в праздничные дни они обмениваются нетрафаретными поздравлениями.

Однажды вечером, когда я был в Кремлевской больнице, Косыгин приехал навестить маршала. Разговор у них продолжался довольно долго. Дежурный врач попросил меня доложить ему о состоянии больного, ответить на вопросы, если они будут.

Важно

В беседе с Косыгиным я почувствовал, что состояние больного его по-настоящему волнует.

Властям, однако, не удалось добиться полной общественной изоляции маршала. Отношение народа к нему, народная молва, которая еще во время войны признала его великим патриотом своей родины и народным героем, оказались сильнее.

Поэтому, когда маршала вдруг пригласили на торжественное собрание по поводу ХХ годовщины Победы (1965 г.) и впервые за восемь лет с трибуны было названо имя Жукова, в зале стихийно возникла бурная овация.

В эти дни в некоторых западных журналах на лицевой стороне обложек появились большие фотографии маршала с женой, входящих в Кремлевский дворец съездов.

Вечер того же дня Жуков провел в писательском клубе. Когда он вошел со своей женой в Дубовый зал клуба, все встали, раздались крики «Жукову ура!». Георгий Константинович приложил руку к сердцу, сказал, что он приветствует всех и поздравляет.

Он занял место в президиуме торжественного банкета рядом с нашими известными писателями К.М.Симоновым, С.С.Смирновым, С.В.Михалковым, Б.Н.Полевым.

Снова раздались выкрики: «Жукову слово!» Он поднялся и произнес краткую приветственную речь. Многие присутствующие в зале в этот вечер получили его автограф на пригласительном билете.

Подобное не раз повторялось при появлении Жукова в театре, зрители, узнавая его, вставали, приветствовали аплодисментами.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=50493&p=2

Онлайн-книги о Маршале Жукове

В последние годы одной из главных мишеней «либеральных» историков-ревизионистов стал Георгий Константинович Жуков.

В чем только его не обвиняют – и в некомпетентности, и в самодурстве, и в жестокости, и в пренебрежении солдатскими жизнями.

Цели подобной «критики» очевидны – очернив Маршала Победы, ставшего одним из символов величайшего триумфа СССР, бросить тень и на само советское прошлое.

Совет

 Эта книга, основанная не на расхожих мифах и цитатах из «Воспоминаний и размышлений», а на подлинных оперативных документах за подписью самого Жукова, раскрывает его подлинную роль главного «кризис-менеджера» Красной Армии и его неоценимый вклад в нашу Победу: «В 30-ю годовщину Победы в Париже висели плакаты с портретом Жукова и подписью: «Человек, выигравший Вторую мировую войну». Это было, конечно, преувеличением, но рациональное зерно в этой фразе есть…»

Алексей Исаев
Георгий Жуков: Последний довод короля 

Книга посвящена исследованию полководческого искусства национального героя нашей страны — Георгия Константиновича Жукова. Автор представляет деятельность Г. К. Жукова в качестве «кризис-менеджера» Красной армии, направляемого на наиболее сложные и опасные участки фронта для стабилизации положения или решения поставленных задач с минимальными потерями.

Алексей Исаев вводит в оборот большой объем фактического и статистического материала по сражениям, в которых участвовал Г. К. Жуков, начиная с Приграничного и Смоленского сражений. На суд читателей представляется новая концепция Сталинградской битвы, разрушающая державшиеся десятилетиями стереотипы о форме и масштабах боев.

Впервые в исторической литературе приводятся подробные данные по потерям советских танковых армий в Берлинской операции. Книга построена в форме полемики с изданиями последних лет, критиковавшими деятельность Г. К. Жукова.

С опорой на документы разоблачаются широко распространенные мифы о гонке к Берлину, кровавом сражении на Зееловских высотах, позиционных боях под Москвой и Ржевом и деятельности Жукова на посту начальника Генерального штаба в последние предвоенные месяцы и первые недели войны.

Исаев Алексей Валерьевич

Гений войны Жуков. Маршал Победы

«Его величают Маршалом Победы и «полководцем, выигравшим Вторую Мировую войну». Его имя навсегда вписано в скрижали русской воинской славы, а конный памятник водружен у стен Кремля.

Удостоенный высшей чести для полководца — принимать Парад Победы, — маршал Жуков провозгласил с трибуны Мавзолея: «Подняв меч против нас, немцы нашли гибель от нашего меча. Отечественная война завершена.

Читайте также:  Мероприятие к 1 апреля для старшеклассников

Одержана победа, какой еще не знала история!» Именно за это на Жукова в последние годы ополчились «либеральные» историки-ревизионисты во главе с Виктором Суворовым, которые пытаются, очернив Маршала Победы, бросить тень и на главный триумф СССР, и на всю сталинскую эпоху.

Эта книга опровергает все обвинения в адрес Жукова, убедительно доказывая, что Георгий Константинович был не просто великим полководцем и «кризис-менеджером» Красной Армии, а настоящим гением войны, чей вклад в Победу переоценить невозможно ( временно недоступна).

Владимир Карпов.

“Маршал Жуков. Опала”

В жизни великого полководца маршала Жукова было немало тяжелых, трагических, порой страшных страниц, когда ему пришлось отстаивать свою честь против наветов, клеветы, ненависти.

Обратите внимание

Ни Сталин, ни Хрущев, ни Брежнев, ни десятки других политических деятелей рангом пониже не смогли простить маршалу его выдающихся стратегических дарований, силы характера, независимости.

В книге Владимира Карпова рассказывается о том, какие испытания довелось преодолеть в течение двадцати пяти лет — а опала длилась четверть века — маршалу Жукову. В настоящем издании публикуются ранее неизвестные и недоступные документы.

Николай Яковлев. 

Маршал Жуков (страницы жизни)

Подробнее:http://www.labirint.ru/books/371906/

СЫН НАРОДА

В конце прошлого столетия в деревне Стрелковке Калужской губернии стоял

осевший на угол дом в два окна с одной комнатой. От ветхости стены и крыша
поросли мхом. В этом доме жила бездетная вдова Аннушка Жукова.
Сердобольная женщина, она взяла из приюта двухлетнего мальчика,
оставленного там трехмесячным младенцем с запиской: «Сына моего зовите
Константином». Это был отец будущего Маршала Советского Союза Георгия
Константиновича Жукова, родившегося 19 ноября по старому, 2 декабря по
новому стилю 1896 года……

Источник: http://biblioteka-jyckova.ru/onlayn-knigi-o-marshale-zhukove

rulibs.com

Полководец Великой Отечественной войны. Маршал Советского Союза.

Георгий Константинович Жуков родился в калужской деревне Стрелковка (ныне Жуково) в простой крестьянской семье. Службу в русской армии начал в 1915 году. Участвовал в Первой мировой войне, дослужился до унтер-офицера, награжден двумя Георгиевскими крестами.

В Гражданскую войну стал добровольцем, вступил в Красную армию. Вскоре решительный и храбрый кавалерист из рядового стал командиром взвода, а затем и кавалерийского эскадрона. Боевой путь Жукова в годы Гражданской войны отмечен участием в боях на Восточном, Западном и Южном фронтах. Участвовал он и в ликвидации послевоенного бандитизма, мешавшего налаживанию мирной жизни в стране.

Высшего военного образования Жуков не получил. За его спиной были лишь кавалерийские курсы (1920 год), курсы усовершенствования командного состава кавалерии (1925 год) и курсы усовершенствования высшего начальствующего состава (1930).

После Гражданской войны, когда армия была сокращена в несколько раз, до штатов мирного времени, Жуков остался в ее рядах в той же должности командира кавалерийского эскадрона. Уже в июле 1923 года стал командиром полка красной кавалерии. Через семь лет – командиром кавалерийской бригады.

В начале 1931 года комбриг Г.К. Жуков назначается на должность помощника инспектора кавалерии Красной армии. Вскоре он становится командиром 4-й кавалерийской дивизии. С 1937 года – командир 3-го кавалерийского корпуса, с 1938 года – командир 6-го кавалерийского корпуса РККА. В июле 1938 года Жуков назначается заместителем командующего войсками Белорусского военного округа.

В июле 1939 года Жуков был назначен командующим 1-й армейской группой советских войск в Монголии. К тому времени обстановка на Дальнем Востоке была тревожной – японская армия, оккупировавшая Маньчжурию, встала против советских границ. Военное столкновение было невозможно предотвратить. Проба сил перед еще далеким 1945 годом состоялась на реке Халхин-Гол и у озера Хасан.

Армейская группа Жукова совместно с армией Монгольской Народной Республики успешно провела наступательную операцию – окружила и полностью разгромила крупную группировку японских войск на реке Халхин-Гол. За умелое руководство операцией и проявленное мужество Г.К. Жуков удостоился высокого звания Героя Советского Союза.

Важно

Жуков стремительно продвигается по службе: в июне 1940 года он назначается командующим войсками Киевского особого военного округа. С января по 30 июля 1941 года он – начальник Генерального штаба, заместитель народного комиссара обороны СССР.

Его полководческий талант в полной мере раскрылся в годы Великой Отечественной войны. 23 июня 1941 года Жуков назначается членом Ставки Верховного главнокомандования. В августе того же года – первым заместителем народного комиссара обороны СССР и заместителем Верховного главнокомандующего И.В. Сталина.

Уже в первые дни вражеского вторжения Жуков организовал на Юго-Западном фронте контрудар силами нескольких механизированных корпусов в районе города Броды.

Это было первое крупное танковое сражение с начала Второй мировой войны. Под Берестечко, Луцком и Дубно развернулось встречное танковое сражение.

С обеих сторон на участке шириной всего до 70 километров столкнулось около 2 тысяч танков противников.

В результате операции план высшего гитлеровского командования с ходу прорваться к столице Украины – городу Киеву и выйти на левобережье Днепра был сорван. Тогда неприятель понес немалые потери в боевой технике, что заметно снизило его наступательные маневренные возможности.

В августе – сентябре 1941 года генерал Жуков командует войсками Резервного фронта и в условиях продолжающегося продвижения на восток немецко-фашистских войск проводит Ельнинскую наступательную операцию.

В Великой Отечественной войне она стала для советского оружия первой успешно проведенной операцией по разгрому вражеской ударной группировки. Особенно отличилась 24-я армия фронта под командованием генерала К.И.

Совет

Ракутина – своим ударом она срезала оперативный выступ площадью свыше 625 квадратных километров, который вражеское командование планировало использовать в качестве плацдарма для наступления на Москву.

Победа войск Резервного фронта под Ельней в период с 30 августа по 8 сентября примечательна еще тем, что здесь родилась советская гвардия. Две стрелковые дивизии 24-й армии – 100-я и 127-я – за массовый героизм, мужество личного состава и высокое воинское мастерство стали, соответственно, 1-й и 2-й гвардейскими стрелковыми дивизиями.

Ставка Верховного главнокомандующего направляла генерала Г.К. Жукова на самые трудные участки, где требовались прежде всего сила воли и твердость характера. В сентябре 1941 года начались тяжелые бои за Ленинград.

Гитлеровские войска подошли к самому городу. 11 сентября Жуков был назначен командующим Ленинградским фронтом.

Прибыв в город на Неве, новый командующий мобилизовал все силы фронта, Балтийского флота и трудящихся Ленинграда на оборону.

Неприятель – группа армий «Север» под командованием фельдмаршала В.

Лееба – был остановлен на близких подступах к городу, и все его попытки овладеть им оказались тщетными и стоили немецко-фашистским войскам больших потерь в людях и боевой технике.

Вскоре фронт здесь стабилизировался и принял характер позиционной войны. У неприятеля уже не было больше сил на новое крупное наступление на Ленинград. Гитлеровское командование решило задушить город блокадным кольцом.

Тем временем гитлеровские танковые колонны рвались к Москве. В октябре Жуков был назначен командующим Западным фронтом, который защищал столицу Советского государства.

Обратите внимание

С февраля по май 1942 года он одновременно являлся главнокомандующим войсками Западного направления. В тяжелейших условиях Жукову удалось организовать оборону Москвы.

В ходе наступательной операции армии Западного фронта сперва обескровили рвавшиеся к столице германские войска, а затем сами перешли в решительное наступление.

В жестокой и бескомпромиссной схватке в Подмосковье сошлись главные силы воюющих сторон. Крупнейшую оборонительную операцию Великой Отечественной войны, которая завершилась мощным контрударом по врагу, начали более 3 миллионов человек, 21 600 орудий и минометов, около 2700 танков, свыше 2 тысяч самолетов.

Пролог Московской битвы для советских войск сложился крайне неудачно – под Вязьмой окруженной оказалась часть войск Брянского фронта.

Однако наступление Западного фронта позволило изменить стратегическую ситуацию на московском направлении.

После разгрома немецко-фашистских войск они оказались отброшенными от Москвы на 100–250 километров. Наступление завершилось на линии Вязьма – Гжатск – Ржев.

После успешного командования Западным фронтом в ходе Московской битвы генерал Г.К. Жуков выполнял ряд ответственнейших поручений Ставки Верховного главнокомандующего.

Когда гитлеровские войска вышли к берегам Волги в районе Сталинграда, Сталин отправил туда Жукова. В 1942–1943 годах он как представитель Ставки координировал действия фронтов под Сталинградом.

Важно

В ходе успешно проведенной широкомасштабной наступательной операции были разгромлены пять вражеских армий: две танковые немецкие, две румынские и итальянская.

Затем Жуков вернулся в Ленинград. При снятии блокады с города на Неве Жуков координировал действия советских войск двух фронтов – Ленинградского и Волховского. Операция завершилась полным успехом.

После деблокады Ленинграда Жуков координировал действия фронтов в начавшейся серии широкомасштабных наступательных операций советских войск, в частности, вместе с А.М. Василевским – действия Центрального и Воронежского фронтов в Курской битве 1943 года, в ходе которой прошли крупные танковые сражения.

В том же 1943 году Жуков участвовал в битве за Днепр, координируя действия двух фронтов – Воронежского и Степного. Советские войска с ходу форсировали Днепр, захватили на его правобережье плацдарм и прорвали созданный здесь неприятелем оборонительный «Восточный вал». Тот год стал важной вехой в полководческой биографии Жукова – ему было присвоено звание Маршала Советского Союза.

На завершающем этапе Великой Отечественной войны маршал Жуков успешно командовал рядом фронтов, наступавших на Запад. В марте – мае 1944 года он был командующим 1-м Украинским фронтом. В ходе Белорусской стратегической наступательной операции летом того же года координировал действия 1-го и 2-го Белорусских фронтов.

После освобождения Белоруссии маршал Жуков был назначен командующим 1-м Белорусским фронтом, на счету которого Висло-Одерская операция 1945 года, разгром немецко-фашистских войск группы армий «А» («Центр»), освобождение Польши и ее столицы Варшавы. В ходе последней операции советские войска продвинулись в западном направлении на 500 километров и вступили на территорию фашистской Германии.

Бои на германской территории носили ожесточенный характер. В апреле – мае 1945 года войска трех фронтов – 1-го Белорусского, 2-го Белорусского (командующий маршал Рокоссовский) и 1-го Украинского (командующий маршал Конев) – провели Берлинскую операцию, которая завершилась тяжелыми боями в столице гитлеровской Германии и взятием Берлина.

Численность советских войск, наступавших на берлинском направлении, превышала 1,5 миллиона человек. После мощной артиллерийской подготовки (огонь вело более 40 тысяч орудий и минометов) и при поддержке авиации, господствовавшей в воздухе, войска Жукова форсировали реку Одер и к востоку от города Кюстрина создали плацдарм для развития дальнейших наступательных действий.

Совет

Здесь советским войскам противостояла армия генерала Буссе, имевшая около 700 орудий, 600 зенитных пушек, использовавшихся в качестве полевых и для борьбы с танками, 700 танков и много другой боевой техники.

16 апреля после интенсивной артиллерийской подготовки советская 8-я гвардейская армия начала штурм вражеских укреплений на Зееловских высотах, прикрывавших путь на Берлин. Одновременно войска маршала Конева успешно форсировали реку Нейсе.

Войска маршала Рокоссовского теснили с севера, от Балтики, 3-ю танковую армию генерала фон Мантейфеля.

Советские снаряды стали рваться в Берлине, превращенном в огромную крепость, 21 апреля в 11 часов 30 минут. Начались ожесточенные бои за каждую улицу, за каждый дом. 1 мая над зданием Рейхстага был водружен красный флаг.

На следующий день генерал-лейтенант Вейльдинг, которому Адольф Гитлер перед самоубийством поручил оборону Берлина, сдался с остатками берлинского гарнизона (около 140 тысяч человек).

С падением столицы гитлеровской Германии ее судьба была практически решена, хотя еще действовали крупные группировки немецко-фашистских войск южнее поверженного Берлина.

В ночь на 9 мая 1945 года маршал Георгий Константинович Жуков от имени и по поручению советского Верховного главнокомандования в Карлсхорсте (юго-восточной части поверженного Берлина) принял капитуляцию вооруженных сил фашистской Германии.

Маршал Советского Союза Г.К. Жуков признан крупнейшим советским полководцем Второй мировой войны.

Обратите внимание

Его большой полководческий талант выразился в разработке и осуществлении крупнейших стратегических наступательных операций Великой Отечественной войны, в способности верно оценивать самую сложную стратегическую обстановку, прогнозировать ход боевых действий и брать на себя всю ответственность за разработанные операции.

За Великую Отечественную войну Георгий Константинович Жуков удостоился не только маршальского звания, но и многих боевых наград, в том числе высших иностранных орденов. Он был дважды награжден высшим советским военным орденом Победы.

После победного завершения войны Жуков занял пост главнокомандующего Группой советских войск в Германии и главнокомандующего Советской военной администрацией.

В 1946 году стал главнокомандующим Сухопутными войсками и заместителем министра Вооруженных сил.

Однако летом этого же года попал в опалу у Сталина и с 1946-го по 1953 год командовал войсками второстепенных военных округов – Одесского и Уральского.

В марте 1953 года маршал Жуков стал заместителем министра, а с февраля 1955-го по сентябрь 1957 года был министром обороны СССР.

Судьба прославленного советского полководца после Великой Отечественной войны сложилась непросто. В годы правления И.В. Сталина, Н.С. Хрущева и Л.И. Брежнева он почти четверть века находился в опале.

В 1974 году маршал Советского Союза Г.К. Жуков скончался и был похоронен на Красной площади, у Кремлевской стены.

Источник: http://rulibs.com/ru_zar/nonf_biography/shishov/0/j96.html

Алексей ИСАЕВ. «Кто вы, маршал Жуков?» | Русское поле

Василий ЯКОВЛЕВ (1893-1953). Портрет маршала Георгия Жукова.

В этом декабре отмечалось 115-летие Георгия Константиновича Жукова.

Поэтому редакция журнала «Суждения» решила перепечатать из журнала «Наследник» беседу о личности этого выдающегося русского полководца с Алексеем Валерьевичем Исаевым, автором множества интересных книг, посвященных исследованиям Второй Мировой Войны.

Читайте также:  Занятие по развитию речи в детском саду для детей 1-2 лет

– Алексей, по Российскому телевидению с небывалым успехом прошел фильм «Ликвидация», и снова перед глазами публики появилась личность маршала Жукова.

Последние лет 40–50 идет ожесточенная полемика о роли Георгия Константиновича и вообще всех наших полководцев в Великой Отечественной войне.

Важно

Так все-таки кто такой Жуков – талантливый полководец либо, как нам нередко сейчас говорят, «мясник», который воевал при десятикратном превосходстве и погубил громадное количество наших солдат в бессмысленных атаках?

– Жуков, на мой взгляд (а я довольно давно занимаюсь изучением операций, в которых он участвовал), видел то, чего не видели другие. Посмотрев на карту, он мог определить, что может и должно здесь происходить, и выявлял на карте те точки, которые становились ключевыми в будущей операции.

– То есть у Жукова была какая-то особая интуиция?

– Это как музыкальный слух – или он есть, или его нет. Полководец может быть неплохим и пройти всю войну, просто выполняя некие формальные процедуры, которых часто бывает достаточно для решения большинства задач. А бывают люди, в которых есть искра Божия, – они могут принять оптимальное решение, предугадав какие-то действия противника, для чего недостаточно просто разведданных.

– А почему этих данных недостаточно?

– На войне это нормальная ситуация. К сожалению, некоторые военные историки в своих трудах делают странное допущение: что у командующего есть идеальный набор данных, исходя из которых он принимает то или иное решение. Это допущение позволяет им утверждать: дескать, надо было делать так-то и так-то.

На самом деле при принятии решения нехватка информации была жесточайшая, особенно в оборонительных операциях. Разведка может сделать все, что в ее силах, но ее возможности ограничены. Перемещения противника всегда отслеживаются с задержкой.

Особенно, когда это перемещения механизированных войск, которые способны маршем пройти по 50–100 километров в сутки.

– А можно пример?

– Конечно. Возьмем ситуацию с Кременчугским плацдармом, с которого началось окружение Юго-Западного фронта в сентябре 41-го. Немцы незаметно для нашего командования выдвинули на этот плацдарм 1-ю танковую группу Клейста. Наше командование считало, что здесь находятся только пехотные части противника, поэтому не видело перспективы окружения всего Юго-Западного фронта.

Перемещение немецких танков произошло молниеносно, и против Юго-Западного фронта оказались нацеленными две из четырех танковых армий вермахта. Именно это и позволило провести крупнейшее окружение Второй мировой войны. В плен попало около 600 000 советских солдат и офицеров. И разведка при всем ее желании не могла увидеть эти танки в той точке, откуда они начали наступление.

Они пошли в бой с марша. И полководцу иной раз требуется именно интуиция, именно возможность предсказать. Точно так же поступил Жуков на Юго-Западном фронте в первые дни войны, когда действительно гадали, какой следующий ход сделают немцы. Он сразу сказал: они пойдут туда – пойдут на Острог. То есть ближе к Киеву.

А командование Юго-Западного фронта считало, что немцы начнут разворачиваться и окружать наши войска на Львовском выступе. И Жуков оказался прав. Но он улетел на Западный фронт, а командование Юго-Западного фронта во главе с генералом Кирпоносом предпочло свой вариант. Он считал, что мнение Жукова ни на чем не основано.

И предвидение, действительно, не было основано ни на чем, кроме некоего знания противника, знания его возможностей и, может быть, какого-то внутреннего голоса, который подсказывал: «Будет так».

– На Ваш взгляд, Алексей, какая самая яркая операция, в которой талант Жукова проявился в наибольшей степени?

– Как это ни парадоксально звучит, такой вот хрестоматийный пример – это Зееловские высоты, взлом крепости перед Берлином.

– То есть получается парадокс: нам говорят, что Жуков положил, штурмуя в лоб Зееловские высоты, громадное количество солдат, а Вы утверждаете прямо противоположное?!

– Да, ведь только благодаря действиям Жукова удалось окружить и уничтожить большую часть немецких войск, оборонявших подступы к Берлину. Эти войска в город отступить не сумели. А если бы это произошло, то последствия были бы очень серьезными – новые тысячи убитых наших солдат и офицеров.

Пресловутые Зееловские высоты атаковали только части 8-й гвардейской армии Чуйкова. Остальные войска Первого Белорусского фронта искали слабые места в обороне противника.

Совет

В результате была найдена слабая точка, можно сказать, пробка, которую выбили, и затем через нее, как в пробоину «Титаника», сразу хлынула огромная масса советских танков. Этот взлом обороны был осуществлен мастерски.

Боюсь, что если бы в той же ситуации оказались даже такие уважаемые маршалы, как Рокоссовский или Конев, они бы не смогли воспроизвести вот этот Х-образный прорыв. Конечно, потери были большие. Но они не превышают потерь наших войск в других наступательных операциях. А еще внушает уважение оборона Москвы.

Когда Жуков буквально «снимал сливки» со всех войск своего фронта и собирал их в нужных точках: из каждой дивизии, стоявшей на пассивном участке фронта, брался взвод обязательно опытных, обученных, хорошо вооруженных бойцов и передавался тем армиям, которые защищали ключевые направления.

– Мы говорили о самых удачных, а какие, на Ваш взгляд, самые неудачные операции Жукова?

– Традиционно считается, что «Марс» – наступление против ржевской группировки противника зимой 42–43 годов, с этим можно согласиться.

Это, действительно, объективно неудачная операция, она привела к большим потерям, такие потери 9-я армия (главная ударная сила в той операции) не несла даже под Курском.

В какой-то мере, может быть, можно отнести к числу неудач весну 44-го года, когда войска Жукова окружили первую танковую армию противника, но, тем не менее, немцы ее смогли деблокировать, и, бросив технику, она смогли уйти. Нельзя сказать, что это провал, но это промах.

– Алексей, прокомментируйте мнение, что Жуков никогда не жалел солдат. Некоторые его просто называют мясником…

– Это один из черных мифов о войне. Нужно помнить о том, что Жуков никогда не рассматривал солдат как пушечное мясо. Фраза «Берегите солдат» проходит красной нитью через все его приказы, начиная с зимы 41–42 годов под Москвой.

И это не было каким-то простым лозунгом, за которым скрывалась мясорубка типа «любой ценой взять город Н. к 7 ноября». Жуков всегда давал четкие указания своим командирам: «Поступайте вот так… Используйте такие обходы… Двигайтесь так…», – рекомендуя, как решить задачи с меньшими потерями.

Это продолжалось и далее. И если сравнивать потери войск Жукова с потерями войск под командованием других наших полководцев, то очень часто цифры свидетельствуют в пользу Жукова. Жукова волновали не только живые, но и мертвые.

Вот один из приказов Жукова января 45-го – «Безобразное отношение к захоронению погибших»: «Я требую… виновные будут наказаны, ни в коем случае про это не забывайте».

– Еще Жукова обвиняют в том, что именно по его вине не соблюдались элементарные меры безопасности во время военных учений со взрывом атомной бомбы на Тоцком полигоне. И из-за этого, дескать, погибло очень много солдат.

– Я закончил инженерно-физический институт и про радиацию знаю все. Если всерьез сравнивать опыт Тоцка с мировым, то в Тоцке были драконовские меры безопасности, которые предусматривали дозиметрическую разведку. Войска в момент взрыва должны были быть в укрытиях на достаточном расстоянии от собственно взрыва.

Обратите внимание

А потом, когда пытались найти точку, где произошел взрыв, ее не смогли спустя десятилетия найти достоверно, потому что не было того уровня радиации, который ожидался. А помимо реального взрыва было произведено два имитационных.

Поэтому когда, может быть, кто-то из участников спустя десятилетия говорит: «Поднялся гриб, и мы на этот гриб шли», – этот гриб мог быть продуктом взрыва большого количества бочек с горючим. Действительно, было два имитационных взрыва, которые как бы дополняли то, что реально происходило. Все было очень хорошо продумано.

И говоря о том, что Жуков спрятался в бункере, надо понимать, что он спрятался точно так же, как все остальные солдаты. В момент взрыва все были в укрытии. И подошли к точке, где был эпицентр, во-первых, на бронетехнике. Во-вторых, дозиметрическая разведка прокладывала более или менее безопасный маршрут.

И уровень радиации был не тот, чтобы заболеть, умереть. К примеру, меры безопасности при американских испытаниях тех же лет были гораздо хуже. В Тоцке же все было очень хорошо продумано. Правда, это заслуга не Жукова, а тех ученых, кто это планировал.

– Еще один вопрос: мы знаем, что маршал Жуков из крестьян. И про большинство командиров Красной армии читаешь: «Родился в деревне такой-то…» Как Вы можете оценить достоинства и недостатки их крестьянского происхождения?

– Естественно, крестьяне не обладали высоким уровнем образования, но они были психологически крепкими и цельными. Для полководца специфика таланта, в отличие от музыканта, поэта, художника, в том, что он должен быть очень стрессоустойчивым. Есть полководческое искусство, но есть еще и простейшие действия, которые надо просто не забывать делать.

Часто крестьяне обладали еще и железным здоровьем. А это было важно для того, чтобы выдерживать колоссальные нагрузки, не спать по много ночей, летать с фронта на фронт, спокойно перенося частые смены климата, – из промозглых дождей Ржева под палящее солнце Сталинграда, и с ходу принимать какие-то решения.

Были некие алгоритмы, которые должны быть безукоризненно выполнены: написать приказ, в котором обязательно присутствуют какие-то пункты, и ничего не забыть, потому что ошибка, не выставленное где-то охранение, не прикрытый участок могут привести к катастрофе. И вот выполнение этих простейших алгоритмов требовало здоровья, которое было у крестьян.

Но при этом, естественно, у них не было какой-то особой образованности. Иногда это мешало, особенно в освоении каких-то новых систем вооружения, поэтому у нас решали эту проблему повышением на ступеньку званий тех, кто командовал механизированными войсками. При этом, опять же, у этих крестьян часто были высокообразованные, можно сказать рафинированные, начальники штабов.

Возьмем Катукова. У него был начальник штаба с опытом службы еще в царской армии и едва ли не дворянским происхождением. Об этом говорили вполголоса. Его манера себя вести выдавала в нем человека старой закалки. То же самое касалось многих других.

Важно

И вот хорошо работали такие тандемы: сильный, волевой полководец, способный противостоять нажиму и сверху, и снизу, – и начальник штаба, который может продумывать сложные решения. Самые успешные тандемы Великой Отечественной войны: Жуков – Соколовский, Конев – Захаров, Рокоссовский – Лобачев.

– Тогда сразу: Ваш топ-рейтинг наших полководцев, самых талантливых, причем как известных широкой публике, так и не известных.

– Тут я буду субъективен, может быть. Но я бы поставил на первое место Ватутина. Далее – Жуков, ну и Конев, Рокоссовский, Антонов, опять же. Это если брать именно тех, кто входит в уже традиционный топ-рейтинг.

– А нетрадиционный? Те полководцы, которых у нас не оценили?

– Пожалуй, это командиры тактического звена. Если брать командиров дивизий, корпусов, то очень многие погибли, не дожили до победы. Поэтому они не получили широкой известности. Например, у нас был командир танкового корпуса Танасчишин, который погиб в 44-м году. А он в Сталинградской битве был одним из лидеров, одним из тех, кто действовал лучше всех.

И в работе над материалами войны находишь все новых и новых героев. Сейчас я работаю над событиями лета 41-го. Представьте: Западный фронт, июль 41-го, Белоруссия, рухнувший фронт.

Читаю документ «Отчет заградительного отряда Западного фронта» – отряда, который был стихийно создан и останавливал отступавших, возвращал их на фронт или в места сбора практически в течение целого месяца. И читаем подпись под этим документом.

Возглавил этот отряд не генерал, даже не полковник, а интендант первого ранга Маслов, то есть человек, руководивший складом в тылу и в критической обстановке нашедший в себе силы выйти на дорогу, по которой идут в беспорядке отступающие части, и начать приводить их в чувство, формировать из них боевые единицы…

– А можно вывести некую элементарную формулу, что такое талантливый полководец?

– Эту формулу вывел еще в конце XIX века русский полководец Драгомиров, который сказал, что полководец подобен квадрату: основание – воля, высота – ум. И, конечно, плюс еще уникальная интуиция, умение слышать музыку войны, о чем мы уже говорили. Именно таким полководцем и был Георгий Константинович Жуков.

Алексей Валерьевич Исаев (родился 15 августа 1974, Ташкент) . Российский писатель, пишущий на военно-историческую тему.  Сотрудник Института военной истории министерства обороны РФ (с 2007). Беседовал Василий ПИЧУГИН.

Интервью перепечатывается с сайта журнала «Наследник» с адреса — http://www.naslednick.ru/archive/rubric/rubric_103.html

Источник: http://suzhdenia.ruspole.info/node/1768

Ссылка на основную публикацию