Заходер «почему рыбы молчат» читать

Борис Заходер — Почему рыбы молчат: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

В старину рыбы любили поговорить, а Судак — так тот уж даже слишком. Добро бы он дело говорил, а то все пустяки: то лясы точит, то ерунду мелет, то чепуху несет, а бывало и того хуже: лишнее болтает.

И до того он как-то всем рыбам надоел, что ни одна с ним и разговаривать не желает: только разлетится он к какой-нибудь рыбе побеседовать, а она вильнет хвостом — и поминай как звали!

Вот плавал он, плавал, молчал-молчал — до того намолчался, хоть топись!

А язык чешется смерть как!

Подплыл Судак с горя к берегу. Думает: нет ли хоть там кого, с кем бы посудачить.

Совет

Высунул нос из воды, смотрит — верно, сидит на берегу кто-то мохнатенький, четыре лапки, пятый — хвост.

— Эй ты, Мохнатенький, — говорит Судак. — Ты кто будешь? Рыба?

— Да что ты, — говорит Мохнатенький, — какая же я рыба! Я зверь — Выдра.

— Вот и я думаю, что не рыба, — говорит Судак. — Что рыбе на сухом месте делать? Дура она, что ли?

Сказал — и тут же язык прикусил.

Но Выдра — ничего, не обиделась, только облизнулась.

— Почему же это сразу — дура? — спрашивает. — Разве на бережку плохо?

— Еще бы не плохо, — говорит Судак. — Совсем жить нельзя!

— А в воде, выходит, можно?

— В воде-то? Сравнила тоже! В воде знай плавай в свое удовольствие!

— А если я плавать не умею?

— Плавать не умеешь? — удивился Судак. — Вот смехота! Да ведь это проще всего — плавать! Войди в воду — сразу и поплывешь!

— А не утону?

Судак со смеху чуть не захлебнулся. Даже пузыри пустил.

— Да что ты, — говорит, — кто же это в воде тонет? Мы вот, рыбы, всю жизнь в воде живем, и ни одна, слава богу, не утонула!

Обратите внимание

Вошла Выдра в воду осторожно-осторожно: сперва по грудку, потом по шейку… поплыла, поплыла… да вдруг как кинется на судака!

Еле-еле он от нее ушел, только из хвоста она ему середку вырвала: был хвост лопатой, а стал уголками.

«Ой-ой-ой, — думает Судак, — ни за что не буду с незнакомыми разговаривать, особенно со зверями! Ты им — слово, а они — за хвост! Ишь звери!»

Сказать сказал, а язык-то все чешется! Поплавал немного — в другом месте к берегу подплыл. Опять нос высунул.

Смотрит — на большом камне Незнакомка сидит, вся в перьях, беленькая, хорошенькая, а сама плачет жалостно-прежалостно: «Чаю! Чаю!»

Жалко ее стало Судаку.

— Эй ты, — говорит, — беленькая, хорошенькая! Ты не зверь?

— Да что ты, — говорит Незнакомка, — я, чай, птица! Чай, знаешь, Чайка я!

— А чего же ты плачешь?

— Отчего плачу? Есть хочу, оттого и плачу!

— Есть хочешь? — удивился Судак. — Так зачем плакать? Возьми да поешь!

— Хорошо тебе советы давать! — говорит Чайка. — Я, чай, это и сама знаю! А что взять-то? Взять-то нечего, кроме песка да гальки!

Судак ну хохотать!

— Ох, уморила ты меня, — говорит наконец. — Еды сколько хочешь, а она говорит — есть нечего!

— Где?

— Да у нас в воде! И ракушки вкусные, и червяки, и раки ничего себе, а вкуснее всего… — Тут запнулся было Судачишка, да язык у него сам собой выговорил: — …вкуснее всего — кой-какие рыбешки!

И только у него эти слова вырвались — Чайка как взлетит, как ухватит его за спину, за самую середину!

Ну, Судак — он тоже не промах — кой-как извернулся, ушел. Только плавник спинной ему Чайка изорвала — он у Судаков и по сие время неровный.

Уплыл Судак в море, на глубокое место. Еле-еле отдышался. Сам себя ругает ругательски!

«Так мне, Судаку-дураку, и нужно, — думает. — Ведь знал же, что не годится с незнакомыми разговаривать! Ну уж теперь хоть режьте меня — ни за что не буду! Зарок даю! Ни со зверями, ни с птицами! И к берегу не подплыву! Пусть у меня плавники отсохнут!»

И долго крепился, терпел. Целый день почти. Только уж к вечеру душа не вынесла — опять к берегу подобрался.

«Хоть одним глазком погляжу, — думает, — а говорить — ни-ни!»

Важно

Смотрит: что за чудо такое? Сидит на берегу Незнакомец, а кто он — и не понять! Вроде бы птица: нос птичий и посвистывает, да перьев нет! Вроде бы и зверь — да нет: на двух ногах и шерсти мало! Сидит, вечернюю зорьку встречает.

Глядел, глядел на него Судак, а заговорить боится: плавник-то еще саднит.

А Незнакомец заметил Судака и говорит:

— Добрый вечер!

Судак молчит.

— Что же ты не отвечаешь? — говорит Незнакомец. — Невежливо, брат.

Молчит Судак.

— А-а, ты, наверно, говорить не умеешь, — догадался Незнакомец. — Верно, верно, рыбы ведь говорить не умеют! Забыл я, извини!

Обидно стало Судачишке. До того обидно — мочи нет!

— Это мы-то не умеем? — выпалил. — Да мы, если хочешь знать, ого-го-го как умеем! Еще и тебя научим!

— Да ну? — удивился Незнакомец. — Так что ж ты раньше-то молчал?

— А потому молчал, что я зарок дал — ни со зверями, ни с птицами не разговаривать, а то больно кусаться любят! Ты-то сам что за птица?

— Что ты, — говорит Незнакомец, — какая я тебе птица!

— Тогда, выходит, зверь?

— И не зверь я… Я, как бы тебе понятней объяснить… Человек я.

— Челове-ек? — повторил Судак. — Первый раз слышу! Ну, если Человек — тогда ничего.

— Вот и я думаю — ничего, — говорит Незнакомец. — А тебя-то как звать?

— Судак.

— Ну, вот и познакомились, — говорит Человек. — Можем и побеседовать с тобой, пока я снасть налажу.

А сам на палку нитку привязывает.

— И для чего же такая снасть? — спрашивает Судак.

— Это я, — отвечает Человек, — врать тебе не стану — рыбки надумал наловить.

А Судак — от большого ума — как захохочет!

— Ры-ы-ыбки? — говорит. — Да как же это ты палкой рыбку ловить будешь?

— Там видно будет, — говорит Человек, а сам на нитку тоже что-то привязал — загогулинку какую-то.

— Хотя верно, — говорит Судак, — у нас в море-океане такая дура-рыба есть, что и на палку клюнет! Не поверишь, какая дура! Камни — и то хватает! Но, — говорит, — если хорошую рыбу хочешь подманить, ты ей…

И пошел, и пошел выкладывать: что какая рыба ест, да что особо любит, где ходит, да когда спит, да когда кормится.

Все выложил. Болтал, болтал — даже самому есть захотелось.

И вдруг видит: перед самым его носом червячок в воде вьется-извивается, аппетитный, толстый, словно говорит: «Съешь меня!»

Судак его и хамкнул.

Да только проглотить не успел — оказался на крючке.

— Ну, — говорит Человек, — что же мы с тобой делать будем? Уху варить?

А Судак от страха и «мама» сказать не может. Замер.

Жалко стало его Человеку.

— Так и быть, — говорит, — отпущу тебя для первого знакомства. Но, гляди, в другой раз не попадайся!

Снял он Судачишку с крючка и в воду бросил.

Судак как припустится — и «спасибо» не сказал! Обеспамятел от радости, видно.

Но только с этого самого дня стало рыбы в реках-морях заметно убавляться.

И собрались однажды все рыбы на совет.

— В чем, — говорят, — причина? То нас ни зверь, ни птица, ни человек не трогали, а теперь таскают не судом! Признавайся, кто их научил!

Пришлось Судачишке каяться.

— Так и так, — говорит, — я, дурак, проболтался! Делайте со мной что хотите — я всему виной!

Хотели было рыбы его за это смерти предать, да, спасибо, Камбала — умнее ее рыбы на свете нет — отговорила.

— Этим, — говорит, — горю все равно не поможешь. И Судак у нас теперь ученый — будет молчать! Вот лучше-ка давайте и мы все вперед будем язык за зубами держать, чтобы ни люди, ни птицы, ни звери больше никаких наших рыбьих хитростей не узнали.

Так и порешили.

Важно

С тех-то самых пор все рыбы воды в рот набрали и ни с людьми, ни со зверями, ни с птицами не разговаривают.

Говорят только между собой.

И то — тихо-тихо.

Читайте также:  Ушинский «спор животных» текст

Источник: https://skazki.rustih.ru/boris-zaxoder-pochemu-ryby-molchat/

Борис Владимирович Заходер Избранное Стихи, сказки, переводы, пересказы

База данных защищена авторским правом ©do.znate.ru 2012
При копировании укажите ссылку

обратиться к администрации

Page 2

МАРТЫШКИН ДОМ

Я — последняя буква в азбуке.

Поговорка

Буква «Я»

Всем известно: Буква «Я» В азбуке Последняя. А известно ли кому, Отчего и почему? — Неизвестно? — Неизвестно. — Интересно? — Интересно! — Ну, так слушайте рассказ. Жили в азбуке у нас Буквы. Жили, не тужили, Потому что все дружили, Где никто не ссорится, Там и дело спорится. Только раз Всё дело Стало Из-за страшного скандала: Буква «Я» В строку не встала, Взбунтовалась Буква «Я»! — Я, — Сказала буква «Я», — Главная-заглавная! Я хочу, Чтобы повсюду Впереди Стояла Я! Не хочу стоять в ряду. Быть желаю На виду! — Говорят ей: — Встань на место! — Отвечает: — Не пойду! Я ведь вам не просто буква, Я — местоимение. Вы В сравнении со мною — Недоразумение! Недоразумение — Не более не менее!Тут вся азбука пришла В страшное волнение. — Фу-ты ну-ты! — Фыркнул Ф, От обиды покраснев. — Срам! — Сердито С сказало. В кричит: — Воображала! Это всякий так бы мог! Может, я и сам — предлог! — Проворчало П: — Попробуй, Потолкуй с такой особой! — Нужен к ней подход особый, — Вдруг промямлил Мягкий Знак. А сердитый Твёрдый Знак Молча показал кулак. — Ти-и-ше, буквы! Стыдно, знаки! — Закричали Гласные. — Не хватало только драки! А ещё Согласные! Надо раньше разобраться, А потом уже и драться! Мы же грамотный народ! Буква «Я» Сама поймёт: Разве мыслимое дело Всюду Я Совать вперёд? Ведь никто в таком письме Не поймёт ни бе ни ме! — Я Затопало ногами: — Не хочу водиться с вами! Буду делать всё сама! Хватит у меня ума! — Буквы тут переглянулись, Все — буквально! — улыбнулись,

И ответил дружный хор:

— Хорошо, Идём на спор: Если сможешь В одиночку Написать Хотя бы строчку, — Правда, Стало быть, Твоя!- Чтобы я Да не сумела, Я ж не кто-нибудь, А Я! …Буква «Я» взялась за дело: Целый час она Пыхтела, И кряхтела, И потела, — Написать она сумела Только «…яяяяя!» Как зальётся буква «X»: — Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! — О От смеха покатилось! А За голову схватилось. Б Схватилось за живот… Буква «Я» Сперва крепилась, А потом как заревёт: — Я, ребята, виновата! Признаю Вину свою! Я согласна встать, ребята, Даже сзади Буквы «Ю»!

— Что ж, — решил весь алфавит, —

Если хочет — пусть стоит! Дело ведь совсем не в месте. Дело в том, что все мы — вместе! В том, чтоб все — От А до Я — Жили, как одна семья!

* * *

Буква «Я» Всегда была Всем и каждому мила. Но советуем, друзья, Помнить место Буквы «Я»!

1947

География всмятку

Батюшки! Глобус

Попал под автобус!

Смялся в лепёшку Новёхонький глобус! Многое Наша Земля повидала, Но не видала Такого скандала!Неузнаваема Стала планета. Всё перепуталось: Части света, Материки, Острова, Океаны, Все параллели и меридианыКомпасы, бедные, Бьются в истерике: Северный полюс — В Южной Америке! Южный распался, Как менее прочный, На два: на Западный И на Восточный.Африка сделала Сальто-мортале, Дыбом Обе Америки встали. И в довершение Безобразия Влезла в Австралию Малая Азия!Слышите? Слышите Шип ядовитый? Это кипит Океан Ледовитый —

Он заливает

Пустыню Сахару И превращается В облако пара!От высочайшей горы — Эвереста — Ныне осталось Мокрое место. А знаменитое Озеро Эри Спряталось В очень глубокой пещере.Белое море Слегка обмелело, Чёрное море Совсем побелело, И неизвестно Даже учёным —

Белым его называть

Или Чёрным!Вместо могучей Реки Ориноко Пик Ориноко Стоит одиноко И, очевидно, Сильно страдает, Так как уже никуда Не впадает!В небе парят Перелётные птицы, Не понимая, Куда опуститься, — К Южному тропику Птицы летели, А прилетели В царство метели. Возле экватора Плавают льдины, Бродят пингвины В степях Украины, И по шоссейным дорогам Европы Бегают тигры, Слоны, Антилопы!Белый медведь Носится по лесу: Ищет дорогу На родину, К полюсу. А из-под ёлки Глядит, обомлев, Мишку Впервые увидевший Лев!Где-то в Антарктике Громко ревёт Синий от холода Бегемот: — Эй! Не пора ли вернуться к порядку?! Нам ни к чему география Всмятку!

Сказка про доброго Носорога

Жил-был Носорог, На других непохожий: Носорог С удивительно тонкой кожей. В джунглях жил, Среди хищных зверей, А кожа была у бедняги Действительно Тоньше бумаги И очень, очень чувствительна!С виду он был Носорог носорогом,

Что

Говорит О многом… Ноги как тумбы, Чудовищная голова, Рог на носу Или даже, кажется, два!Но Хорошего носорога Не прошибешь и дубиной, А он Еле-еле мог Стерпеть укус комариный; Погладят его против шерсти — И это его огорчает… Таких мелочей Носороги, Как правило, не замечают! Прут напролом носороги, Не разбирая дороги! Любят Топтать и давить, Мять и крушить Носороги. Кто на пути попадётся — Не глядя, Раздавят в лепёшку… А этот Чудак Носорог Не мог раздавить и кошку! Этот Чудак Носорог С кожею тонкой Разных мышат-лягушат И то обходил сторонкой! — Я, — говорит, — не могу! Пусть все Как хотят поступают, Но, По-моему, Им неприятно, Когда на них Наступают!

Толстокожие братья

Стали срамить Носорога: — Это же чёрт знает что! Носорог-недотрога! — Вспомни, кто ты такой! — Одумайся, тонкокожий! — Ты ведь позоришь не только себя — Весь наш род Носорожий!.. — Ох, — отвечает чудак, — Я с вами, братцы, не спорю! Я просто не знаю, Как Помочь вашему горю! Я понимаю вас, Я ведь тоже Зверь по натуре, Но только я Кое-что Испытал на собственной шкуре…Тем и окончился спор. И чудак С улыбкою кроткой В чащу лесную ушёл Своей Осторожной походкой. Дружит он с птичкой Калау, С братьями Редко встречается И, Говоря между нами, Не особенно огорчается!

Мартышкин дом

Тот, кто не был в Африке, Пусть не забывает: Иногда и в Африке Холодно бывает! Можно даже в Африке Промокнуть под дождём, Зверю даже в Африке Нужен тёплый дом…Есть у всех животных В Африке жильё. Разное, конечно. Каждому — своё. У кого — домищи, У кого — домишки, Нету дома только У одной Мартышки!

I

Наступила в Африке Грустная пора: Ливень так и хлещет, Льёт как из ведра. Льёт без остановки, Льёт без передышки. Плохо в это время Маленькой Мартышке!Прячутся все звери Дома в эту пору: Кто сидит в пещере, Кто забрался в нору, Кто в гнездо забился, Кто залез в дупло. Хорошо им дома — Сухо и тепло.

Плохо, очень плохо

Маленькой Мартышке! Ручки посиневшие Спрятала под мышки, Съёжилась на ветке, Кашляет, чихает… А свирепый ливень Всё не утихает!Есть и у Мартышки Кой-какой умишко. «Что же я так мучаюсь? Думает Мартышка. — Виновата в этом Только я сама! Ведь у всех соседей Есть свои дома! Я одна бездомная. Это даже странно! Как-никак, а всё же Я ведь обезьяна, Я же человеку Близкая родня! Будет непременно Дом и у меня!

Я получше прочих

Дом себе построю, Толстою корою Я его покрою! Будут в доме окна, Будут в доме двери, Будут мне завидовать Все лесные звери!До чего же хочется Жить в своей квартире! Руки так и чешутся, Сразу все четыре. Мне уже на месте Больше не сидится! Но, конечно, ночью Строить не годится. Вот настанет завтра Светлая пора, Я возьмусь за дело С самого утра!»Так всю ночь Мартышка Думала, мечтала… Наконец и утро В Африке настало.Встала и Мартышка, Кое-как согрелась, Кое-как умылась, Напилась, наелась. — А теперь, — сказала, — Мы займёмся домом! Только я сначала Забегу к знакомым. Нанесу им краткий Дружеский визит. Дом — такое дело: Он не убежит!А знакомых в Африке Мно-о-ого у Мартышки! Всех не нарисуешь, Не опишешь в книжке. В десять мест Мартышка Разом поспевает, Всех, кого ни встретит, В гости зазывает: — Эй вы, звери, птицы! Завтра дом построю! Будем веселиться, Будет пир горою! Завтра новоселье В доме у Мартышки! Музыка и танцы, Пироги и пышки! Приходите в гости Все, кому охота!Позвала Тушканчика, Жирафа, Бегемота, Зебру, Антилопу, Мышку и Слона — Всех, кто не кусается, Позвала она. Даже Черепаху В гости пригласила И без опоздания Приходить просила, Чтобы не успел Остыть пирог капустный, Очень-очень-очень, Очень-очень вкусный. Та дала ей честное Черепашье слово Быть без опоздания Ровно в полшестого. И Мартышка с нею Ласково простилась.Смотрит — вот так штука! — Солнце закатилось… Обложили небо Тучи грозовые, И стучат по листьям Капли дождевые…И опять на ветке Зябнет обезьяна, Кое-как прикрывшись Листьями банана; Кашляет, чихает, Тяжело вздыхает: «Как же это вышло, Ты скажи на милость? И зачем я с ними Так заговорилась? В болтовне, известно, Никакого проку! Ну, да ладно! Завтра дом поспеет к сроку».

Читайте также:  Проводы зимы в детском саду. младшая группа. сценарий

II

Совет

Вновь настало утро. Солнышко пригрело. От жары Мартышка Сразу разомлела… Жмурится на солнце И вставать не хочет. Рядом птичка Ткачик У гнезда хлопочет,

А внизу Мышата

Ловко ямку роют, Малыши Термиты Тоже что-то строят, Палочки, былинки Тащат деловито… — Эй! — кричит Мартышка. Эй вы там, Термиты! Что вы суетитесь, Бедные козявки? Разве вам не хочется Полежать на травке? — Некогда, сестрица! Надо торопиться! Мы свой домик строим, Нам нельзя лениться! — Дом? В жару такую? Да кому он нужен? Надо бы бананов Поискать на ужин, Да и то успею Как-нибудь потом, — Ночь спала я плохо, Отосплюсь-ка днём… — Сон Мартышке снится, Снится новоселье, Будто бы в разгаре Общее веселье, Птичий хор выводит Звучные рулады, Весело играют Скрипачи Цикады…Хорошо играют! Прямо как по нотам! А она, Мартышка, Пляшет с Бегемотом!Между тем и гости Собрались к Мартышке: Прискакал Тушканчик, Прибежали Мышки, Бегемот притопал, Прилетели Птахи, — Словом, все явились, Кроме Черепахи. Где же дом Мартышкин? Нету и в помине. А сама хозяйка, Словно на перине, Спит на верхней ветке Дерева Модуба

И храпит с присвистом —

Слушай, коли любо!Гости удивились, Не поймут, в чём дело. — Может быть, хозяйка Сильно заболела? — Эй, Жираф, послушай, Ты ведь всех длиннее, Разбуди Мартышку, Побеседуй с нею! — Милая Мартышка, Я прошу прощенья, Вы не отменили Ваше приглашенье?Говорит Мартышка, Не смутясь нимало: — Что вы! Приглашенья Я не отменяла. Но ведь я сказала: Завтра приходите, А теперь — сегодня, Так что погодите! Приходите завтра! Кажется, понятно!Постояли гости И пошли обратно. Прозвучал сердитый Голос Бегемота: — По домам, ребята! Ну её в болото! — Да, уж это слишком! — Вот и верь Мартышкам! — Видно, от Мартышки Не дождёшься пышки!А она, бесстыдница, Только веселится: — Как бы мне от смеха С ветки не свалиться! До чего я ловко Всех перехитрила! При-и-ходите за-а-автра, Я же говори-и-ла-а!Ожила Мартышка! Не узнать Мартышку — Как она по Африке Носится вприпрыжку! С дерева на дерево — Ей везде дорога… То гримасы корчит, Дразнит Носорога, То хвостом зацепится, Знай себе качается: Гляньте, мол, как здорово Это получается! То опять несётся В новые места. Весело живётся! Просто красота! Как-то незаметно Время пролетело, Как-то незаметно Небо почернело. Молния сверкнула, Прокатился гром… Охнула Мартышка: — Батюшки, а дом?Дома так и нету! Так и нету дома! А кругом всё страшно, Дико, незнакомо. Тьма всё гуще, гуще, Дождь всё чаще, чаще, Хищники ночные Где-то бродят в чаще. Лев рычит голодный, Словно гром грохочет, Злобная Гиена Плачет и хохочет…- Ой, — пищит Мартышка, Мне сегодня крышка! Надо добираться До знакомых мест — Тут меня, конечно, Кто-нибудь да съест!Вы бы поглядели, Как она помчалась! Так ещё ей в жизни Бегать не случалось! С дерева на дерево Дикими прыжками, Так и гнутся ветки Под её руками, Так её и хлещут По лицу лианы, Так и рвут колючки Шкуру обезьяны! Сердце так и бьётся, Началась одышка… Кто-то вдруг как крикнет: — Эй, постой, Мартышка!Бедная Мартышка, Задрожав от страха, Шлёпнулась на землю Со всего размаха! Встала, отряхнулась… Робко оглянулась… Кто же перед нею? Тётка Черепаха!- Я не опоздала? Где же дом? Где гости? Где пирог? — Мартышка Плюнула со злости: — Ты ещё смеяться Надо мной, Мартышкой? Получай! —

И в гостью

Запустила шишкой…- Что же было дальше? — Спросят у меня. — Так и ждёт Мартышка Завтрашнего дня. Будет ли когда-нибудь У Мартышки дом? Говоря по совести, Верится с трудом!

Page 3

База данных защищена авторским правом ©do.znate.ru 2012
При копировании укажите ссылку

обратиться к администрации

Page 4

База данных защищена авторским правом ©do.znate.ru 2012
При копировании укажите ссылку

обратиться к администрации

Источник: http://do.znate.ru/docs/index-36550.html?page=15

Почему рыбы молчат — Заходер Борис Владимирович — Детство вместе

В старину рыбы любили поговорить, а Судак — так тот уж даже слишком. Добро бы он дело говорил, а то все пустяки: то лясы точит, то ерунду мелет, то чепуху несет, а бывало и того хуже: лишнее болтает.

И до того он как-то всем рыбам надоел, что ни одна с ним и разговаривать не  желает:  только разлетится он к  какой-нибудь рыбе побеседовать, а она вильнет хвостом — и поминай как звали!

Вот плавал он, плавал, молчал-молчал — до того намолчался, хоть топись!

А язык чешется смерть как!

Подплыл Судак с горя к берегу. Думает: нет ли хоть там кого, с кем бы посудачить.

Высунул нос из воды,  смотрит — верно, сидит на берегу кто-то мохнатенький, четыре лапки, пятый — хвост.

— Эй ты, Мохнатенький, — говорит Судак. — Ты кто будешь? Рыба?

— Да что ты, — говорит Мохнатенький, — какая же я рыба! Я зверь — Выдра.

— Вот и я думаю, что не рыба, — говорит Судак. — Что рыбе на сухом месте делать? Дура она, что ли?

Сказал — и тут же язык прикусил.

Но Выдра — ничего, не обиделась, только облизнулась.

— Почему же это сразу — дура? — спрашивает. — Разве на бережку плохо?

— Еще бы не плохо, — говорит Судак. — Совсем жить нельзя!

— А в воде, выходит, можно?

— В воде-то? Сравнила тоже! В воде знай плавай в свое удовольствие!

— А если я плавать не умею?

— Плавать не умеешь? — удивился Судак. — Вот смехота! Да ведь это проще всего — плавать! Войди в воду — сразу и поплывешь!

— А не утону?

Судак со смеху чуть не захлебнулся. Даже пузыри пустил.

— Да что ты, — говорит, — кто же это в воде тонет? Мы вот, рыбы, всю жизнь в воде живем, и ни одна, слава богу, не утонула!

Вошла Выдра в воду осторожно-осторожно: сперва по грудку, потом по шейку… поплыла, поплыла… да вдруг как кинется на судака!

Еле-еле он от нее ушел, только из хвоста она ему середку вырвала: был хвост лопатой, а стал уголками.

«Ой-ой-ой, — думает Судак, — ни за что не буду с незнакомыми разговаривать, особенно со зверями! Ты им — слово, а они — за хвост! Ишь звери!»

Сказать сказал, а язык-то все чешется! Поплавал немного — в другом месте к берегу подплыл. Опять нос высунул.

Смотрит — на большом камне Незнакомка сидит, вся в перьях, беленькая, хорошенькая, а сама плачет жалостно-прежалостно: «Чаю! Чаю!»

Жалко ее стало Судаку.

— Эй ты, — говорит, — беленькая, хорошенькая! Ты не зверь?

— Да что ты, — говорит Незнакомка, — я, чай, птица! Чай, знаешь, Чайка я!

— А чего же ты плачешь?

— Отчего плачу? Есть хочу, оттого и плачу!

— Есть хочешь? — удивился Судак. — Так зачем плакать? Возьми да поешь!

— Хорошо тебе советы давать! — говорит Чайка. — Я, чай, это и сама знаю! А что взять-то? Взять-то нечего, кроме песка да гальки!

Судак ну хохотать!

— Ох, уморила ты меня, — говорит наконец. — Еды сколько хочешь, а она говорит — есть нечего!

— Где?

— Да у нас в воде! И ракушки вкусные, и червяки, и раки ничего себе, а вкуснее всего… — Тут запнулся было Судачишка, да язык у него сам собой выговорил: — …вкуснее всего — кой-какие рыбешки!

Обратите внимание

И только у него эти слова вырвались — Чайка как взлетит, как ухватит его за спину, за самую середину!

Ну, Судак — он тоже не промах — кой-как извернулся, ушел. Только плавник спинной ему Чайка изорвала — он у Судаков и по сие время неровный.

Уплыл Судак в море, на глубокое место. Еле-еле отдышался. Сам себя ругает ругательски!

«Так мне, Судаку-дураку, и нужно, — думает. — Ведь знал же, что не годится с незнакомыми разговаривать! Ну уж теперь хоть режьте меня — ни за что не буду! Зарок даю! Ни со зверями, ни с птицами! И к берегу не подплыву! Пусть у меня плавники отсохнут!»

И долго крепился, терпел. Целый день почти. Только уж к вечеру душа не вынесла — опять к берегу подобрался.

«Хоть одним глазком погляжу, — думает, — а говорить — ни-ни!»

Смотрит: что за чудо такое? Сидит на берегу Незнакомец, а кто он — и не понять! Вроде бы птица: нос птичий и посвистывает, да перьев нет! Вроде бы и зверь — да нет: на двух ногах и шерсти мало! Сидит, вечернюю зорьку встречает.

Глядел, глядел на него Судак, а заговорить боится: плавник-то еще саднит.

Читайте также:  9 мая. день победы

А Незнакомец заметил Судака и говорит:

— Добрый вечер!

Судак молчит.

— Что же ты не отвечаешь? — говорит Незнакомец. — Невежливо, брат.

Молчит Судак.

— А-а, ты, наверно, говорить не умеешь, — догадался Незнакомец. — Верно, верно, рыбы ведь говорить не умеют! Забыл я, извини!

Обидно стало Судачишке. До того обидно — мочи нет!

— Это мы-то не умеем? — выпалил. — Да мы, если хочешь знать, ого-го-го как умеем! Еще и тебя научим!

— Да ну? — удивился Незнакомец. — Так что ж ты раньше-то молчал?

— А потому молчал, что я зарок дал — ни со зверями, ни с птицами не разговаривать, а то больно кусаться любят! Ты-то сам что за птица?

— Что ты, — говорит Незнакомец, — какая я тебе птица!

— Тогда, выходит, зверь?

— И не зверь я… Я, как бы тебе понятней объяснить… Человек я.

— Челове-ек? — повторил Судак. — Первый раз слышу! Ну, если Человек — тогда ничего.

— Вот и я думаю — ничего, — говорит Незнакомец. — А тебя-то как звать?

— Судак.

— Ну, вот и познакомились, — говорит Человек. — Можем и побеседовать с тобой, пока я снасть налажу.

А сам на палку нитку привязывает.

— И для чего же такая снасть? — спрашивает Судак.

— Это я, — отвечает Человек, — врать тебе не стану — рыбки надумал наловить.

А Судак — от большого ума — как захохочет!

— Ры-ы-ыбки? — говорит. — Да как же это ты палкой рыбку ловить будешь?

— Там видно будет, — говорит Человек, а сам на нитку тоже что-то привязал — загогулинку какую-то.

— Хотя верно, — говорит Судак, — у нас в море-океане такая дура-рыба есть, что и на палку клюнет! Не поверишь, какая дура! Камни — и то хватает! Но, — говорит, — если хорошую рыбу хочешь подманить, ты ей…

И пошел, и пошел выкладывать: что какая рыба ест, да что особо любит, где ходит, да когда спит, да когда кормится.

Все выложил. Болтал, болтал — даже самому есть захотелось.

И вдруг видит: перед самым его носом червячок в воде вьется-извивается, аппетитный, толстый, словно говорит: «Съешь меня!»

Судак его и хамкнул.

Да только проглотить не успел — оказался на крючке.

— Ну, — говорит Человек, — что же мы с тобой делать будем? Уху варить?

А Судак от страха и «мама» сказать не может. Замер.

Жалко стало его Человеку.

— Так и быть, — говорит, — отпущу тебя для первого знакомства. Но, гляди, в другой раз не попадайся!

Снял он Судачишку с крючка и в воду бросил.

Судак как припустится — и «спасибо» не сказал! Обеспамятел от радости, видно.

Но только с этого самого дня стало рыбы в реках-морях заметно убавляться.

И собрались однажды все рыбы на совет.

— В чем, — говорят, — причина? То нас ни зверь, ни птица, ни человек не трогали, а теперь таскают не судом! Признавайся, кто их научил!

Пришлось Судачишке каяться.

— Так и так, — говорит, — я, дурак, проболтался! Делайте со мной что хотите — я всему виной!

Хотели было рыбы его за это смерти предать, да, спасибо, Камбала — умнее ее рыбы на свете нет — отговорила.

— Этим, — говорит, — горю все равно не поможешь. И Судак у нас теперь ученый — будет молчать! Вот лучше-ка давайте и мы все вперед будем язык за зубами держать, чтобы ни люди, ни птицы, ни звери больше никаких наших рыбьих хитростей не узнали.

Так и порешили.

Важно

С тех-то самых пор все рыбы воды в рот набрали и ни с людьми, ни со зверями, ни с птицами не разговаривают.

Говорят только между собой.

И то — тихо-тихо. 

28.03.2015 12:37

Источник: http://detstvovmeste.ru/publ/stikhi_dlja_detej/zakhoder_boris_vladimirovich/pochemu_ryby_molchat/83-1-0-5632

Читать онлайн «Сказки для людей» автора Заходер Борис Владимирович — RuLit — Страница 9

Да, никто бы не узнал в этой прелестной Бабочке нашу старую знакомую Гусеницу!

Да и кому было её узнавать? Ведь ни Кузнечика, ни Лесного Клопа, ни Тлей давно не было на свете…

И всё-таки кто-то её узнал.

— Ну, что… соседка? — прозвучал скрипучий медленный голос. — Вот… видишь… у тебя… теперь… есть крылья…

— Ах, здравствуйте, милая Улитка! — отвечала Бабочка. — Да, да, у меня теперь и правда есть крылья! Крылья!

— И ты… можешь… полететь… и сгрызть весь… лес… как ты… собиралась…

— Сгрызть? — удивлённо приподняла крылышки Бабочка — Что это значит сгрызть?

Улитка тихонько хихикнула.

— Ах, да! — вспомнила Бабочка. — Помню, помню! Но почему-то мне совсем не хочется грызть! Да и нечем, по правде говоря! — смущённо засмеялась она.

Она говорила правду: вместо зубастого рта у неё теперь был нежный, тоненький хоботок, пригодный разве для того, чтобы пить цветочный нектар.

— Без… еды… долго… не протянешь… — начала было Улитка, но Бабочка не дослушала её.

— У меня есть крылья! Крылья! — ликующе повторяла она. — Я могу лететь, куда хочу, и любоваться всем на свете! Ведь крылья… ведь для того и даются крылья, правда?

И Улитка — впервые на своём долгом веку — не знала, что сказать.

Она ещё обдумывала свой ответ, когда рядом с Бабочкой опустился на листик молоденький Мотылёк.

Он был горд и взволнован: ведь это был первый его полёт, и даже когда он сел на листик, крылышки его так и ходили!

— Полетим? — крикнул он, заметив Бабочку.

— Полетим! — радостно откликнулась она.

Оба вспорхнули и полетели туда, где на лугу пестрели цветы, где ослепительно блестела речка, где вдали синела зубчатая полоса леса, — оба юные, сами прелестные, как два цветка…

А Улитка всё думала…

В старину рыбы любили поговорить, а Судак — так тот уж даже слишком. Добро бы он дело говорил, а то всё пустяки: то лясы точит, то ерунду мелет, то чепуху несёт, а бывало и того хуже: лишнее болтает.

И до того он как-то всем рыбам надоел, что ни одна с ним и разговаривать не желает: только разлетится он к какой-нибудь рыбе побеседовать, а она вильнёт хвостом — и поминай как звали!

Вот плавал он, плавал, молчал-молчал — до того намолчался, хоть топись!

А язык чешется смерть как!

Подплыл Судак с горя к берегу. Думает: нет ли хоть там кого, с кем бы посудачить.

Совет

Высунул нос из воды, смотрит — верно, сидит на берегу кто-то мохнатенький, четыре лапки, пятый — хвост.

— Эй ты, Мохнатенький, — говорит Судак. — Ты кто будешь? Рыба?

— Да что ты, — говорит Мохнатенький, — какая же я рыба! Я зверь Выдра.

— Вот и я думаю, что не рыба, — говорит Судак. — Что рыбе на сухом месте делать? Дура она, что ли?

Сказал — и тут же язык прикусил.

Но Выдра — ничего, не обиделась, только облизнулась.

— Почему же это сразу — дура? — спрашивает. — Разве на бережку плохо?

— Ещё бы не плохо, — говорит Судак. — Совсем жить нельзя!

— А в воде, выходит, можно?

— В воде-то? Сравнила тоже! В воде знай плавай в своё удовольствие!

— А если я плавать не умею?

— Плавать не умеешь? — удивился Судак. — Вот смехота! Да ведь это проще всего — плавать! Войди в воду — сразу и поплывёшь!

— А не утону?

Судак со смеху чуть не захлебнулся. Даже пузыри пустил.

— Да что ты, — говорит, — кто же это в воде тонет? Мы вот, рыбы, всю жизнь в воде живём, и ни одна, слава богу, не утонула!

Обратите внимание

Вошла Выдра в воду осторожно-осторожно: сперва по грудку, потом по шейку… поплыла, поплыла… да вдруг как кинется на судака!

Еле-еле он от неё ушёл, только из хвоста она ему серёдку вырвала: был хвост лопатой, а стал уголками.

«Ой-ой-ой, — думает Судак, — ни за что не буду с незнакомыми разговаривать, особенно со зверями! Ты им — слово, а они — за хвост! Ишь звери!»

Сказать сказал, а язык-то всё чешется! Поплавал немного — в другом месте к берегу подплыл. Опять нос высунул.

Смотрит — на большом камне Незнакомка сидит, вся в перьях, беленькая, хорошенькая, а сама плачет жалостно-прежалостно: «Чаю! Чаю!»

Жалко её стало Судаку.

— Эй ты, — говорит, — беленькая, хорошенькая! Ты не зверь?

— Да что ты, — говорит Незнакомка, — я, чай, птица! Чай, знаешь, Чайка я!

— А чего же ты плачешь?

— Отчего плачу? Есть хочу, оттого и плачу!

— Есть хочешь? — удивился Судак. — Так зачем плакать? Возьми да поешь!

— Хорошо тебе советы давать! — говорит Чайка. — Я, чай, это и сама знаю! А что взять-то? Взять-то нечего, кроме песка да гальки!

Источник: https://www.rulit.me/books/skazki-dlya-lyudej-read-442052-9.html

Ссылка на основную публикацию